+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Соотношение права и закона

Определим ключевые проблемы соотношения права и закона, рассмотрим существующие в литературе подходы к пониманию данного соотношения.

Попытки определить соотношение права и закона появились почти одновременно со становлением права, они возникали ещё в Древние времена. Они предпринимались Демокритом, Сократом, Аристотелем, Платоном, Эпикуром, Цицероном и другими исследователями, данный вопрос остается центральным в правопонимании и в наши дни.

В этой связи под «законом» нужно понимать не закон в строго специальном смысле данного термина (то есть, как акт верховной власти и источник высшей юридической силы), а всю совокупность официальных источников юридических норм. К ним относят: законы, указы, постановления, санкционированные обычаи, юридические прецеденты и т.д.

Существует несколько концепций, которые связаны с соотношением права и закона. Вместе с тем следует выделить два принципиальных подхода:

– право выступает творением государственной власти и правом нужно признавать все официальные источники норм вне зависимости от их содержания;

– даже принятый надлежащим субъектом и в правильной процедурной форме закон может не иметь правового содержания, то есть быть неправовым законом и отражать политический произвол.

В России сторонником первого подхода был известный правовед Габриель Феликсович Шершеневич. Он полагал, что государственная власть является источником для всех норм права.

Ученый нашего времени профессор Нерсесянц отмечает, что правом можно считать лишь правовой закон. По его мнению, нормы действующего законодательства выступают собственно правовыми лишь в той степени и постольку, поскольку в них присутствует, нормативно отражен и работает принцип формальной свободы и формального равенства индивидов.

В решении данной сложной проблемы следует исходить, с одной стороны, принимая во внимание общее соотношение и взаимодействие общества, права и государства, а с другой стороны, учитывая общефилософские закономерности связи содержания и формы.

Право и государство выступают самостоятельными (в смысле, что не государство воссоздает право) результатами общественного развития. В схожей степени независимыми от государства являются и современные процессы правообразования. Они происходят в глубине общественного организма, находят выражение в виде устойчивых и повторяющихся актов поведения и социальных отношений, фиксируются общественным сознанием и создаются как правовые притязания общества, что позволяет установить их соотношение.

Делом государства выступает выявление данных притязаний, оно должно на началах справедливости произвести их в форму закона, то есть оформить как общеобязательные правила поведения в официальных источниках.

Таким образом, право как единство содержания и формы формируется как итог взаимодействия общества и государства: содержание права (то есть сами правила поведения, информационная сторона права) создается объективным образом и под влиянием социальных процессов, а государство лишь придает праву форму.

При соотношении права и закона отмечают только одну сторону проблемы: возможность неправового содержания у закона (правовой формы). Вместе с тем уместна и другая постановка вопроса: может ли вообще право быть вне какой-то формы объективирования? Ответ на данный вопрос является отрицательным: право не может быть до и вне собственной формы (закона). То, что называют «естественным правом» представляет естественно-социальные начала, они должны предопределять содержание юридических предписаний, а правом в собственном смысле оно не является.

Как справедливо замечает профессор Нерсесянц, разграничение естественного права и позитивного права является лишь одной из множества возможных версий соотношения права и закона.

На современном этапе содержанием проблемы соотношения права и закона является не противопоставление естественного права позитивному, а выявление соответствия между формой и содержанием самого позитивного права.

В этой связи можно выделить следующие пункты, из которых нужно исходить при характеристике соотношения права и закона:

– во-первых, право и закон правильно разграничивать. Закон (официальные источники норм) является формой выражения и объективирования права вовне, а право выступает единством данной формы и содержания в виде правил поведения;

– во-вторых, права до и вне закона (своей формы) не может существовать. Форма представляет способ жизни и существования права;

– в-третьих, закон может быть наполнен неправовым содержанием, то есть иметь пустую и бессодержательную форму (неправовой закон). Качество содержания закона (правовое или неправовое) устанавливается либо на основе общих естественно-правовых начал, либо на основе конкретно-исторических условий существования этого общества.

Подобный подход к соотношению соответствует общим законам взаимосвязи формы и содержания явлений. Например, может быть бессодержательная форма, но не может быть содержания вне какой-либо формы. Так, можно сымитировать из бумаги форму стола, которая внешне будет очень похожей на него. Однако с позиции самого назначения стола, данная конструкция будет совсем бессодержательной: столом она выступает только по форме. С другой стороны, в качестве стола не удастся задействовать то, что в принципе не имеет какой-либо формы.

Таким образом, в литературе существуют различные подходы к пониманию соотношения права и закона. Изучение всех имеющихся точек зрения позволит более полно понять то, что их объединяет и различает.

1.5.4. Соотношение понятий «право» и «закон» в современном русском юридическом лексиконе

1.5.4. Соотношение понятий «право» и «закон» в современном русском юридическом лексиконе

Закон в современном русском юридическом языке понимается в нескольких смыслах:

– как название нормативного правового акта обладающего высшей по сравнению с другими нормативными правовыми актами юридической силой (федеральный закон – в смысле отдельный закон (ФЗ «О государственной тайне»), закон субъекта федерации);

– как собирательное понятие, обозначающее совокупность источников права – нормативно-правовых актов, регламентирующих ту или иную сферу правового регулирования (федеральный закон в смысле законодательство: п. 1. ст. 120 Конституции РФ – «Судьи… подчиняются только… федеральному закону», УК РФ – уголовный закон и т. п.). В данном контексте понятие «закон» тождественно понятию «законодательство».

Право понимается в следующих контекстах:

– право как правовая культура (правовая жизнь, правовая реальность);

– право как нормативная система, включающая нормы позитивного (вновь создаваемого) и естественного (объективно сложившегося и открываемого в процессе социально-правового развития) права;

– право как отрасль (сфера) правового регулирования (уголовное право, гражданское право, административное право, международное право, право прав человека и т. п.);

– право как совокупность правомочий и обязательств лица (субъективное право);

– право как ценностная характеристика (правовой/неправовой закон; правовое государство).

Говоря о соотношении понятий «право» и «закон», следует иметь в виду следующие подходы.

Во-первых, данные понятия воспринимаются как тождественные категории. В данном случае используются термины «позитивное право» и «законодательство». И в том, и в другом случаях имеют в виду управленческие системы, посредством которых централизованно упорядочиваются и охраняются наиболее значимые общественные отношения.

Во-вторых, закон воспринимается в качестве элемента системы формально-юридических источников права – вида нормативного правового акта.

В-третьих, право и закон соотносятся как содержательная субстанция и юридическая форма. Именно подобное понимание названных категорий предопределяет вопросы о том, может ли закон быть неправовым, и может ли право существовать, не будучи выраженным в законе (в смысле в законодательстве). Попытки однозначного ответа на поставленные вопросы заведомо бесперспективны и обусловлены, прежде всего, тем, что при одних обстоятельствах мы воспринимаем слова «право» и «закон» как тождественные категории, а при других – эти же слова противопоставляем. Как правило, проводимое противопоставление основывается на достаточно примитивной логике, в соответствии с которой закон может быть как хорошим (правовым), так и плохим (неправовым), но при этом право в любом случае выступает как неизменное (с точки зрения социальной ценности) мерило добра и справедливости[108]. Подобный подход в большей степени свойственен теологии, апеллирующей к Божественной благодати, нежели к юриспруденции, в основу которой положены не столько категории борьбы добра со злом (греха с добродетелью), сколько принципы состязательности позиций сторон, каждая из которых настаивает на собственной правоте[109]. Законы (в смысле законодательные акты) пишут, принимают и применяют живые люди, следовательно, разговоры о правовой/неправовой природе законов, прежде всего, предполагают наличие/ отсутствие правовой культуры у законодателей, законоприменителей и законоисполнителей. Но в подобном понимании слово «закон» утрачивает свой изначальный смысл – объективность[110]. Если то, что мы называем законом, по сути своей субъективно и зависит от воли конкретного человека (группы людей), то это – не закон в собственном смысле, а установленное (путем индивидуального либо коллективного волеизъявления) правило поведения, которое в зависимости от обстоятельств может быть исполнено тем, к кому оно адресовано, либо нет. В предлагаемом контексте речь следует вести не о законе как таковом, а об указе (уставе)[111] – совокупности правил поведения, обеспечиваемых гарантиями и санкциями со стороны центра публичности, принимающего соответствующий документ[112].

Это интересно:  Замена водительского удостоверения в МФЦ

Обобщая сказанное, следует сделать следующий вывод. В современном русском юридическом языке имеет место смешение лингвистических (речевых) и субстанциональных (сущностных, содержательных) нагрузок терминов «право» и «закон». В зависимости от обстоятельств эти слова используются в разных смыслах, что в конечном итоге обусловливает неразрешимость проблемы их соотношения. Представляется, что снять остроту дискуссии можно, если развести смысловые нагрузки данных слов и в дальнейшем сравнивать лишь однопорядковые категории. В частности, говоря о праве, следует различать право объективное (право, действующее в отношении субъектов, независимо от воли субъектов) и субъективное (право на притязание, определяемое волей субъекта), право как единую систему (российское право) и право как отраслевой элемент системы (уголовное право, гражданское право, административное право), национальное право как продукт внутригосударственной деятельности и международное право, позитивное (создаваемое посредством нормотворческой деятельности) и естественное (существующее вне зависимости от юридического оформления и государственного санкционирования) право. При использовании слова «закон» следует различать значения закона как объективного позитивного права (судьи подчиняются федеральному закону), источника отраслевого регулирования (уголовный закон), типа нормативно-правовых актов (при этом наряду со словом «закон», для обозначения «законов Российской Федерации» используются такие слова как «устав», «кодекс», «указ»). Как уже ранее отмечалось, само по себе подобное словесное многообразие, мягко говоря, не способствует восприятию закона как акта ВЫСШЕЙ юридической силы, так как существует возможность наделения силой закона и других нормативных актов, что автоматически влечет снижение юридического авторитета самого слова ЗАКОН[113].

Соотношение понятий право» и «закон», «законодательство»

Говоря о соотношении права и закона, прежде всего, необходимо решить проблему: что представляет собой сам правовой закон. Многие теоретики государства и права полагают, что правовыми следует считать законы, соответствующие правовым критериям. Только в этом случае, по их мнению, право и закон совпадают.

Во-первых, сразу напрашивается вывод, что есть законы, которые не отвечают правовым критериям и, соответственно, с правом не совпадают. Во-вторых, возникает целая серия вопросов, а именно: Каков же критерий правовых законов? Какие законы можно рассматривать как совпадающие с правом, а какие — нельзя?

Исчерпывающего ответа на эти вопросы не существует. В различные времена учеными и философами предлагались различные критерии (основания) разграничения права и закона, правовых законов и неправовых, но все они не являются бесспорными.

Еще в конце XIX — начале XX веков в отечественной и зарубежной литературе в качестве такого критерия предлагалось, например, понятие «общая воля», то есть воля всего общества, нации или народа. По логике подобных суждений правовыми следовало считать лишь такие законы и нормативные акты, которые адекватно отражали бы эту «общую волю». Следовательно, все прочие нормативные акты автоматически оказывались бы в разряде неправовых.

В целях решения проблемы соотношения права и закона нередко используется и такая категория, как правовой идеал. Некоторые авторы описывают его как «порождение индивидуального, общественного, научного сознания о разумном устройстве общежития на принципах добра, справедливости, гуманизма и сохранения природной среды». Ссылаясь на известное высказывание древних римлян о том, что «справедливость и благо есть закон законов», авторы приходят к выводу, что правовой идеал как раз и составляет содержание правовых законов, что это и есть не что иное, как «закон законов». Следовательно, все другие законы, которые не содержат в себе правового идеала, сообразующегося с принципами добра, справедливости и иными подобными им категориями, не являются правовыми.

Современное понятие правового государства предполагает достаточно высокий уровень развития права и государственности как таковой. Юридическая сущность правового государства заключается в том, что его публичная власть исключает произвол и действует только в соответствии с правом, причем юристы особо подчеркивают, что под правом здесь нельзя понимать закон, который тоже может быть произволом. Следовательно, правовое государство — это, прежде всего, система разного рода гарантий, защищающих социально-экономические и политические основы общества, а также основные права и свободы личности.

Легитимный закон не обязательно будет правовым. В этом утверждении, в частности, содержится ответ на вопрос о том, можно ли считать правовыми законы (а заодно и государство, которое их принимает) только потому, что эти законы приняты высшим — избранным народом — органом власти. Ответ отрицательный: ни демократическое избрание высших органов власти, ни принятые этой властью законы сами по себе не в состоянии обеспечить государству статус правового. В результате действия права как продукта естественно-исторического развития юридические нормы, действующие в рамках правового государства, могут формироваться и помимо нормотворческой деятельности органов власти.

Правовой закон — властно-регулятивный акт, не только подкрепляемый и санкционированный государством или иными социальными институтами, но и соответствующий (содержательно, формально и процедурно) принципам общественного правосознания, существующим конституционно-правовым нормам и в силу этого обладающий всей полнотой действия в пределах данной правовой системы.

Для современного общества понятие и концепция правового закона являются одним из фундаментальных принципов легитимации государственных актов и действий государственно-политических институтов, с одной стороны, и закрепляемым правовым способом разнообразных потребностей общества и граждан, с другой. Наиболее простая и абстрактная формула правового закона представлена дефиницией «Правовой закон есть закон, созданный и функционирующий по праву». При этом для каждой социально-политической системы существует собственная или специфическая конъюнктура определения существующих или вновь создаваемых законов в качестве правового закона.

Понятие правового закона многостороннее и гибкое, оно становится фундаментом современной концепции правового общества и государства.

Его основные компоненты:

  • 1) правовой закон опирается на конституционные принципы и не может им противоречить ни формально, ни содержательно;
  • 2) процедура формирования и принятия правового закона всегда многоступенчата и предполагает участие всех установленных конституцией ветвей власти;
  • 3) общеобязательный характер, т.е. правовой закон действует не только на всей территории государства, но и распространяется на все категории населения, исключая какую-либо правовую дискриминацию;
  • 4) действие правового закона распространяется на все властно-политические инстанции и институты так, что любое действие любого государственного органа предпринимается в соответствии с внутренними законами государства;
  • 5) эффективность правового закона прямо зависит от уровня развития правосознания общества, от доверия граждан и их готовности подчиняться предписаниям и ограничениям, налагаемым на них законами;
  • 6) правовому регулированию подлежат лишь внешне-деятельные аспекты жизни граждан; духовная жизнь гражданина и его убеждения не подлежат властно-правовой регуляции;
  • 7) правовой закон гарантирует сохранность и неприкосновенность неотчуждаемых прав и свобод личности, личное достоинство граждан и их безопасность;
  • 8) правовой закон не имеет «обратного действия» (т. е. его регуляции не подлежат действия, совершенные до момента вступления правового закона в силу);
  • 9) правовой закон может быть изменен или отменен только при соблюдении всех предусмотренных Конституцией законодательных процедур;
  • 10) с содержательной точки зрения, правовой закон направлен на обеспечение интересов большинства граждан государства или государства в целом, причем должна быть возможность той или иной компенсации ущемления интересов меньшинства, неизбежного при масштабности и разнообразии современных обществ.

Весь комплекс перечисленных признаков правового закона представляет собой оптимум современного правосознания, но говорить о реальной возможности достижения для каждого законодательного акта такого статуса не приходится. В реальной политико-правовой жизни современных обществ следует говорить лишь о большей или меньшей степени приближения правовых систем к оптимуму правового закона. При этом нужно учитывать и саму зависимость его понятия и роли в жизни общества от конкретной социально-исторической ситуации, типа общественных отношений и властно-политической организации общественной жизни.

Это интересно:  Способы защиты корпоративных прав *

Обобщая вышесказанное, можно дать определение правового закона. Правовой закон есть адекватное отражение сущностных характеристик права, то есть общеобязательную систему норм всеобщего равенства, свободы и справедливости. Следует подчеркнуть, что это именно сущностное определение правового закона, не затрагивающее правовое содержание. Данное определение носит общий характер и распространяется на все типы и системы позитивного права, правда, лишь в той мере и постольку, в какой и поскольку последние соответствуют объективной природе и требованиям права и действительно отражают право, а не произвол.

Критериев правового или неправового характера закона много: учет в нем интересов людей; применимость, реализуемость закона; отношение к нему общественного мнения; уровень общей и правовой культуры общества; научная оценка закона и др. В обществе с разноречивыми интересами однозначная характеристика закона как правового или неправового невозможна.

Вопрос о соотношении права и закона вызывает много споров в юридической литературе. Чтобы понять их суть, необходимо учитывать, что термин «закон» достаточно многозначен. В узком смысле это акт высшей юридической силы, принятый органом законодательной власти или путем всенародного голосования, в широком — любой источник права. В определении К. Маркса и Ф. Энгельса, в котором право рассматривается как воля, возведенная в закон, анализируемый термин употреблен в широком смысле, включает в себя и нормативный акт, и судебный прецедент, и санкционированный обычай.

Возвести волю в закон — значит придать ей общеобязательное значение, юридическую силу, обеспечить государственную защиту.

Спор о том, совпадают ли право и закон, будет содержателен только в случае, когда термин «закон» понимается в широком смысле.

Соотношение права и закона — центральная проблема правоведения и правопонимания. Совпадают право и закон или нет, можно ли сводить право к законам (и другим нормативным актам) или нет — эти проблемы всегда были в центре внимания юридической науки и практики.

Следует отличать значение термина «право» от значения термина «закон» во избежание недоразумения, связанного с отождествлением и проявляющегося в представлении, что присутствие законов в стране уже означает в ней наличие правового порядка.

Формула «Право создается обществом, а закон — государством» наиболее точно выражает разграничение права и закона. Нужно только не забывать о единстве правового содержания и правовой формы и возможных противоречиях между ними. Правовое содержание, не возведенное в закон, не имеет гарантий реализации, а значит, не является правом в точном смысле этого слова. Закон может быть неправовым, если содержанием его становится произвол государственной власти. Подобные законы можно определить как формальное право, т.е. право с точки зрения формы, но не содержания.

В современной отечественной юриспруденции под правом понимается особый, независимый от воли законодателя социальный феномен со своими объективными свойствами и регулятивным принципом, под законом же — вся совокупность официально-властных установлений, общеобязательные акты и нормы, наделенные принудительной (законной) силой.

Пытаясь провести грань между правом и законом, авторы нередко обращаются к таким категориям морали, как справедливость, добро, гуманизм, зло и т.п. Из подобной концепции следует, что государство в лице своих законодателей может превратить в право любую социальную норму, которая оценивается как справедливая с точки зрения господствующей морали.

Однако, по мнению многих правоведов, попытки определить право как справедливость не могут быть признаны удачными. Понятие «справедливость» — абстракция, и в процессе его воплощения и использования каждый вкладывает в него свое собственное понимание. Право же представляет собой общий масштаб поведения. Он одинаков для всех и в принципе не допускает неоднозначной интерпретации. Кроме того, такой подход отрицает сам факт существования правовой справедливости до ее выражения законодателем. Сказанное, однако, не означает, что справедливость вовсе отсутствует в юридических нормативах и потому не должна участвовать в определении права. Справедливость учитывается в дефиниции права постольку, поскольку оно представляет собой систему правил поведения свободных и равных субъектов.

Таким образом, соотношение права и закона оказывается сложным, неоднозначным процессом, что полностью соответствует сложности реальных общественных отношений. Если та или иная справедливая идея не получает нормативного закрепления, она остается в сфере морали как пожелание, не имеющее обязательной силы. Это еще не право. Если же справедливая идея получает нормативное закрепление, то она становится законом и, будучи реализованной в общественных отношениях, становится правом. Таким образом, право уже закона, так как не все законы справедливы. С другой стороны, право шире закона, поскольку охватывает не только нормы, но и реальные общественные отношения, нормы в жизни, в действии.

Право — это совокупность исторически возникших правил поведения, установленных государством в целях торжества принципов справедливости, равенства, гуманизма, а так же регулирования общественных отношений. Закон — это нормативно-правовой акт, принятый в особом порядке органами законодательной власти, регулирующий важнейшие общественные отношения и обладающий высшей юридической силой Проблема соотношения права и закона существовала практически всегда, с древнейших времен, с тех пор как ложилось право. Актуальность проблемы соотношения права и закона сводится к следующему. Существуют законы, соответствующие правовым критериям, которые и необходимо считать правовыми законами. Здесь право и закон совпадают. Но есть и такие законы, которые не отвечают правовым критериям и, значит, с правом не совпадают. Нетрудно заметить, что в данном случае в разрешении проблемы соотношения права и закона, как и в решении вопроса о соотношении государства и права, сталкиваются два различных взгляда, или подхода. Один из них ориентирован на то, что государство является единственным и, исключительным источником права, что все то, о чем говорит государство через свои законы, — это и есть право. Другой же взгляд, или подход, к разрешению проблемы соотношения права и закона основывается на том, что право как регулятор общественных отношений считается, по меньшей мере, относительно независимым от государства и закона или даже предшествующим закону, В данном случае, государство и право признаются не только относительно самостоятельными по отношению друг к другу институтами, но и в равной мере производными от объективных отношений и условий, складывающихся в пределах гражданского общества. Право при этом в развернутом виде представляется как претендующий на всеобщность и общеобязательность социальный институт нормативного регулирования общественных отношений в целях разумного устройства человеческого общежития путем определения меры свободы, прав и обязанностей. Что же касается государства, то оно при таком правопонимании не только не рассматривается в качестве творца или источника права, но, наоборот, само объявляется повсеместно связанным или, по крайней мере, значительно ограниченным в своих действиях правом. Государство — исключительный творец и источник законов, но отнюдь не права. Государство монополизирует законотворческую, а вовсе не правотворческую деятельность, Каков же критерий правовых законов?

На эти вопросы удовлетворительного ответа не найдено до сих пор. Учеными — юристами и философами предлагались различные основания — критерии для разграничения права и закона, правовых законов и не правовых законов. Еще в конце XIX — начале XX вв. отечественной и зарубежной литературе в качестве — критерия предлагалась общая воля, т.е. воля всего общества, нации или народа. По логике подобного предложения следовало считать правовыми лишь такие законы (или иные нормативные акты), которые адекватно отражают. Постановка вопроса, как и сам предложенный критерий разграничения правовых и не правовых законов несомненно, заслуживают одобрения и внимания. Вместе с тем они вписывают вопросы. В частности, такие вопросы: кто и каким образом может определить, содержится, ли в том или ином законе общая воля или ее там нет; почему парламент как высший законодательный и представительный орган, призванный выражать волю и интересы всех слоев общества, в одних случаях издает законы, отражающие общую волю, а в других — не отражающие ее? Не дают удовлетворительного ответа на поставленный вопрос и вы-двигавшиеся в более поздний период, вплоть до настоящего времени критерии и подходы.

Это интересно:  Штатное расписание (форма Т-3)

Пытаясь решить эту проблему или хотя бы в приближенном виде обозначить грань между правом и законом, исследователи нередко обращаются к различным моральным категориям — справедливости, добру, гуманности, злу и др. Право при этом определяется не иначе как нормативно закрепленная справедливость. В тех же целях — решения проблемы соотношения права и закона — иногда используется категория правовой идеал. В научной литературе он определяется как порождение индивидуального, общественного, научного сознания о разумном устройстве общежития на принципах добра, справедливости, гуманизма и сохранения природной Среды. Следовательно, все другие законы, которые не содержат в себе правового идеала, сообразующегося с принципами добра, справедливости и иными им подобными принципами, не являются правовыми. Стремление подвести прочную моральную основу под законодательство в целом.

Однако нельзя не заметить, что, стремясь подвести моральную базу под закон и таким образом отмежевать его, назвав правовым, от всех иных законов, авторы невольно смешивают моральные категории. Во-первых, можно лишь констатировать факт нерешенности и в то же время огромной социальной значимости проблемы соотношения права и закона; Во-вторых, необходимо иметь в виду, что в правотворческой и правоприменительной деятельности государственных органов России и других стран доминирующими являются идеи единства неделимости права и закона; между правом и законом не проводится никакого различия. В то же время на теоретическом уровне, в рамках теории государства и права предпринимаются значительные усилия для отграничения права от не правового закона.

Право и закон: проблема соотношения понятий

Проблема соотношения права и закона, по всей видимости, является одной из древнейших в мировой политико-правовой мысли. При этом, как правило, данная проблема рассматривается в контексте сопоставления философских категорий «идеальное» и «реальное»; «объективное» и «субъективное»; «справедливое» и «несправедливое». Во всех случаях слово «право» используется в качестве эталона объективности, справедливости, гуманности. Не случайно «право» ассоциируется у нас с «правотой», «правильностью». Обобщая, можно сказать, что правила, закрепленные посредством права, это в любом случае правильные и справедливые нормы поведения.

Восприятие сущности закона зависит от типа правопонимания и предполагает возможность различных интерпретаций, которые в наиболее общем виде могут быть сведены к двум: закон и право тождественные понятия; закон является лишь одной из форм права, и, таким образом, категории «право» и «закон» тождественными не являются. Естественно, что говорить о соотношении права и закона можно только в контексте второго варианта. В связи с этим следует отметить, что тенденция различения правильных (космических, Божественных, а позднее правовых) и неправильных (земных, противоправных) законов имела место уже в античный период. Вместе с тем в рамках античной юриспруденции еще не существовало четкого разграничения понятий права и закона. Понятие «закон», отличное от норм социальной регуляции, которые сами римские юристы называли «обычаями предков» и «царскими комментариями» в сакральное право формируется лишь в период правления царя Сервия Туллия. Закон в этот период понимался как Божественная воля, а само право формируется приемущественно в сакральной форме. Поэтому и само право разрабатывалось специальными государственными жрецами.[346] «Классическое понятие «закон» (lex), как оно отражено в «Институциях» Гая (I.3), складывается в конце VI – первой половине V в. до н. э. в результате сословно-классовой борьбы патрициев и плебеев, которая достигла в это время особого накала. Писаный закон как «приказ народа» противопоставляется патрицианским «обычаям предков» и становится, с одной стороны, главным оружием плебса за равноправие, с другой – явным выражением социального договора стабильности».[347] Лишь в государстве человек оказывался соучастником Божьего дела и по мере своих слабых сил мог также создавать законы, более или менее соответствующие Божественным образцам».[348] Но так как эти законы не всегда отвечали потребностям самой жизни, возникала необходимость обращения к иным источникам. Этим обусловливалось то, что, при решении конкретных вопросов римские юристы апеллировали к определенным основополагающим началам. Во-первых, они исходили из принципа общепринятости, т. е. объясняли принятое решение тем, что так поступают все народы. Во-вторых, они обосновывали необходимость тех или иных действий чувством справедливости. В-третьих, соответствующие решения объяснялись тем, что иначе поступать нельзя, не вступив в противоречие с естественным порядком вещей, «обычаями предков».[349] Таким образом, уже в античной правовой мысли начинают вырисовываться общие контуры проблемы, которая в современной теории права является одной из наиболее дискуссионных и обозначается как «проблема соотношения права и закона».

В рамках данного учебного курса рассмотрение проблемы соотношения права и закона будет осуществляться в традиционной манере, в контексте основных типов правопонимания.

С точки зрения нормативизма (юридического позитивизма) рассмотрение соотношения права и закона осуществляется в рамках двух подходов. В рамках первого (условно назовем его широким) понятие закон рассматривается в расширительном смысле и является обобщающим понятием, используемым для характеристики любого правового акта, исходящего от государства (равенство всех перед законом, законопослушание граждан, обязанность судей в своей деятельности руководствоваться только законом и т. п.).

В рамках второго (узкого) подхода закон рассматривается как форма правовых актов, обладающих наибольшей юридической силой и являющихся легитимационной основой для правовых актов производного (принимаемого на основании и во исполнение закона) характера. В данном случае различаются законы и подзаконные акты. Кроме того, в условиях демократического правового государства широкое использование общедозволительного типа правового регулирования, в основу которого положен принцип «разрешено все, что не запрещено законом», предполагает, что круг субъективных возможностей шире, нежели перечень прав, получивших свое законодательное закрепление. К примеру, ч. 1 ст. 55 Конституции РФ гласит: «…перечисление в Конституции РФ основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина».

В рамках естественно-правового подхода понятия право и закон различаются как естественное и позитивное право. Естественное право включает комплекс прав и обязанностей, возникающих у человека с момента рождения и реализуемых им независимо от того, гражданином какого государства он является. К примеру, ч. 2 Конституции РФ гласит: «…основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения (курсив наш. – Авт.)». Позитивное право, оформляемое посредством законов, принимаемых от имени государства и обеспечиваемых системой государственных гарантий и санкций, не должно противоречить принципам естественного права и направлено на его обеспечение и защиту от разного рода посягательств. К примеру, ст. 18 Конституции гласит: «…права и свободы человека… являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов… и обеспечиваются правосудием». При этом ч. 2 ст. 55 Конституции устанавливает, что «в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина». Соответственно, в том случае, если государственные законы вступают в противоречие с естественным правом, они утрачивают правовой характер, что в свою очередь оправдывает неповиновение властным предписаниям, закрепленным в этих законах.

В рамках социологического подхода понятия право и закон рассматриваются с точки зрения соотношения «писаного» (документально оформленного) права и права «реального» (в форме правоотношений, возникающих в соответствии с «писаными» законами, однако в достаточной степени сильно отличающимися от них по содержанию). При подобном подходе закон – это пустой сосуд, который жизнь (читай, правоотношения. – Авт.) наполняет реальным фактическим содержанием.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Статья написана по материалам сайтов: law.wikireading.ru, studwood.ru, studopedia.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector