+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Понятие и формы вины в гражданском праве

Читайте также:

  1. Delphi 8 2008 для платформы Microsoft .Net
  2. HTML-формы
  3. I. 1. Понятие наследственного права
  4. I. Виды, формы и системы оплаты труда.
  5. I. Групповой процесс (формы и способы взаимодействия внутри группы)
  6. I. Понятие и виды экологических экспертиз.
  7. I. Понятие и задачи методики расследования по горячим следам.
  8. I. Понятие и значение миссии фирмы.
  9. I. Понятие и основы правового регулирования государственных и муниципальных доходов
  10. I. Понятие и состав экологического правонарушения
  11. I. Понятие об информационных системах
  12. I. Понятие перемещения.

Основание и условия гражданско-правовой ответственности

Основанием возникновения гражданско-правовой ответствен­ности всегда является гражданское правонарушение, которое вы­ражается в нарушении требований либо законодательства, либо договора. Любое гражданское правонарушение обладает опреде­ленным набором типичных условий (состав гражданского право­нарушения), влекущих наступление гражданско-правовой ответ­ственности. Состав правонарушения зависит от формы ответ­ственности.

Для ответственности в форме возмещения убытков, как прави­ло, необходимо наличие следующих четырех условий (полный со­став гражданского правонарушения):

• противоправное поведение (противоправным признается по­ведение (действие, бездействие), противоречащее нормам объек­тивного права и нормам договора, нарушающее субъективные пра­ва других лиц);

• причинная связь между противоправным деянием и причине­нием вреда или убытков;

Ответственность в форме уплаты неустойки требует наличия двух условий (усеченный состав гражданского правонарушения):

Обстоятельства, исключающие противоправность:

• причинение вреда в состоянии необходимой обороны (если не превышены ее пределы) и крайней необходимости;

• осуществление профессиональной деятельности лицами не­которых профессий (пожарные при тушении пожара и др.);

• согласие лица на причинение вреда, если действия причинителя не нарушают нравственных принципов общества (например, согласие на хирургическую операцию).

Вина — психическое отношение лица к своему противоправному поведению. Вина — субъективное основание гражданско-правовой ответственности. В гражданском праве установлена презумпция виновности: лицо предполагается виновным, пока не докажет свою невиновность.

Вина может выступать в форме:

Умысел — это преднамеренное нарушение обязательства. Неосто­рожная вина характеризуется тем, что лицо не проявляет должной осмотрительности и не предвидит последствий своей неосмотри­тельности, хотя должно и могло их предвидеть. Неосторожная вина может быть: простой (легкой) и грубой. ГК не содержит определе­ний простой и грубой неосторожности, а также перечня ситуаций, которые могли бы рассматриваться как грубая неосторожность. Простая и грубая неосторожность различаются по степени прене­брежительного отношения лица к исполнению своих обязательств.

Законодательство может устанавливать случаи, когда ответ­ственность наступает без вины:

• при невозможности исполнения обязательства должником, наступившей после просрочки с его стороны;

• при ответственности должника за действия третьих лиц, на которых было возложено исполнение обязательства;

• при нарушении обязательства, связанного с осуществлением предпринимательской деятельности;

• в случае причинения вреда источником повышенной опасности;

• в других случаях, предусмотренных законодательством.

Основаниями освобождения от гражданско-правовой ответственности являются:

• случай — это обстоятельство, которое никто не может ни пред­видеть, ни предотвратить (случай характеризуется субъективной непредотвратимостью );

• непреодолимая сила — чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила характери­зуется объективной непредотвратимостью).

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Формы вины в гражданском праве

ВИНА В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ — основание гражданско правовой ответственности. В ст. 372 ГК закреплен общий принцип наступления ответственности лица, не исполнившего обязательство либо исполнившего его ненадлежащим образом в результате своего виновного поведения, кроме случаев … Юридический словарь современного гражданского права

Случай в гражданском праве — (casus) в гражданском праве событие, которое наступает не в силу направленной на него воли лица и не может быть предусмотрено при данных условиях и требуемой правом заботливости относительно чужих вещей и исполнения своих обязанностей. С. в праве … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Вина (право) — У этого термина существуют и другие значения, см. Вина (значения). Вина это важнейшая составляющая субъективной стороны состава проступка или деликта, внутреннее отношение лица к совершаемому действию (бездействию) и причинённым вследствие… … Википедия

вина — ы; мн. вины, вин; ж. 1. Проступок, провинность, преступление. Доказать, признать вину. Загладить вину. Искупить свою вину. Не моя вина (не я виноват). // Ответственность за такие действия. Не чувствовать за собой вины. Возложить, (разг.) свалить… … Энциклопедический словарь

ВИНА — психическое отношение лица к своему противоправному деянию (действию или бездействию) и его последствиям. Означает осознание (понимание) лицом недопустимости (противоправности) своего поведения и связанных с ним результатов. Необходимое условие… … Юридический словарь

ВИНА — ВИНА, в праве необходимое условие привлечения к ответственности. Существуют 2 формы вины: умысел и неосторожность. В уголовном праве преступление, совершенное умышленно, как правило, наказывается более строго. Отсутствие вины исключает уголовную… … Современная энциклопедия

Вина — ВИНА, в праве необходимое условие привлечения к ответственности. Существуют 2 формы вины: умысел и неосторожность. В уголовном праве преступление, совершенное умышленно, как правило, наказывается более строго. Отсутствие вины исключает уголовную… … Иллюстрированный энциклопедический словарь

ВИНА — 1) психическое отношение лица к своему противоправному поведению (действию или бездействию) и его последствиям. В различных отраслях права предусмотрены формы В. и их влияние на меру ответственности. В уголовном и гражданском праве вина… … Энциклопедический словарь экономики и права

Вина — 1. проступок, провинность, преступление; 2. чувство личной ответственности за указанные в п.1 отклонения в поведении; 3. причина, источник (чего либо нежелательного, неблагоприятного); 4. субъективно тягостное чувство неспокойной совести с… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

вина — психическое отношение лица к своему противоправному деянию (действию или бездействию) и его последствиям. Означает осознание (понимание) лицом недопустимости (противоправности) своего поведения и связанных с ним результатов. Необходимое условие… … Большой юридический словарь

Формы вины в гражданском праве

Рассмотрение вины как условия гражданско-правовой ответственности было бы неполным без анализа форм вины.

Такое понятие, как формы вины, давно и успешно разрабатывается в уголовно-правовой науке. Наука гражданского права отстает в данном вопросе, вероятно, в связи с тем, что в правоприменительной практике данный вопрос играет более важную роль именно в уголовном праве, где он напрямую влияет на судебное решение. Рассматривая формы вины применительно к гражданскому праву, нужно учитывать те достижения, которые сделаны в смежных отраслях научного знания, но с поправкой на специфику правового регулирования гражданских отношений.

В отечественном уголовном праве под формой вины принято понимать законодательно закрепленное сочетание интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике виновного по отношению к юридически значимым объективным свойствам противоправного деяния, во взаимодействии с внешними условиями. Соответственно, и различие в интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта, определяет форму вины, а в пределах одной формы вины — ее виды».

Отечественная юридическая наука выделяет две формы вины — это умысел и грубая неосторожность. Указанные формы признаются и Гражданским кодексом Российской Федерации (п. 1 ст. 401). Касаемо вины в гражданско-правовых отношениях вызывает интерес мнения М.И. Брагинского и В.В. Витрянского, выделяющих три формы вины: умысел, неосторожность и грубую неосторожность. Принимая в учет данную точку зрения, будем ориентироваться на мнение законодателя о данном вопросе.

Умысел имеется в действиях субъекта, если лицом, которое совершило правонарушение, предвиделся общественно опасный характер последствий своих действий, желалось наступление этих последствий или сознательно допускалось их наступление. Из этого следует, что умысел характеризуется, прежде всего, отношением лица к совершенному им деянию. При совершении гражданско-правового деликта, лицо предвидит его последствия и желает их наступления. Можно сказать, что оно стремится к наступлению подобных последствий.

Таким образом, понятие умысла в гражданско-правовой науке оказывается близким к аналогичному понятию в уголовно-правовом понимании. В то же время следует согласиться с А.К. Коньшиной, что «недопустимо перенесение понятия «вина» как психологического отношения лица при разделении на умысел и неосторожность из сферы уголовного права в сферу гражданского без учета традиционных цивилистических конструкций.

В гражданском праве вина обладает спецификой, выражающейся в отношениях, которые характеризуются как товарно-денежные, связанные с компенсаторно-восстановительной функцией гражданско-правовой ответственности. В соответствие с новейшими научными взглядами трактовать вину как «психического отношения» нарушителя к своему поведению и его результату практически бесполезно.

Известным цивилистом М.М. Агарковым умысел и неосторожность характеризовались в советском гражданском праве так:

Умысел — предвидение лицом результата, делающего его действие (или бездействие) противоправным. Прямым умыслом является предвидение лицом этого результата и преследование цели его достижения. Умысел является эвентуальным, когда лицом предвидится и допускается, что этот результат получится, хотя непосредственно и не преследуется такая цель.

Это интересно:  Как правильно оформить разъездной характер работы

В случаях неосторожности отсутствует требуемая от лица предусмотрительность. Под неосторожностью следует понимать случаи, когда, во-первых, человеком не предвидится последствий своего действия, хотя он и должен был их предвидеть, во-вторых, когда предвидятся последствия своего поступка, но он легкомысленно полагает, что предотвратит эти последствия.

Данное понимание форм виновности М.М. Агарковым дается относительно внедоговорных обязательств. Однако такое же определение выводит он, говоря о вине как основании договорной ответственности. По его мнению: «Чтобы освободить себя от ответственности, должник обязан доказать, что невозможность исполнения обусловлена обстоятельством, которое он не мог предотвратить. Могло быть, что должник либо предвидел невозможность исполнения и не принял мер для ее предотвращения, либо он не предвидел невозможности, хотя и мог ее предвидеть. В первом случае налицо его умысел, во втором — неосторожность».

При последующей характеристике умысла и неосторожности М.М. Агарков не останавливается на психологическом анализе форм виновности, ограничиваясь, таким образом, исключительно формально-догматическим определением этого понятия.

А.К. Коньшина характеризует умышленную вину как намеренные действия либо бездействие должника с целью неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства либо создания невозможности его исполнения. Как видим, данный автор, хотя и избегает, как показано выше, психологического подхода к умыслу как форме вины, тем не менее не может обойтись без слова «намеренные», которое показывает именно отношение виновного субъекта к своим действиям.

Умысел как форма вины имеет два основных признака: правонарушитель предвидит вредные последствия своих действий; правонарушитель желает наступления этих вредных последствий (прямой умысел) или сознательно допускает наступление вредных последствий (косвенный умысел). Предвидение вредных последствий является общим признаком прямого косвенного умысла.

Предвидение вредных последствий своих противоправных действий — осознание (сознавание, понимание) их. Желание вредных последствий — стремление к ним, исходя из тех или иных мотивов.

Лицо, сознательно не исполняющее свои обязательства, не только сознает (предвидит) возможный ущерб для других субъектов обязательства, но и стремится к нему, желает его.

Имущественные последствия при прямом и косвенном умысле одни и те же, вследствие этого у нас есть все основания одновременного рассмотрения обоих этих видов умысла. Тем не менее, психологически они не во всем совпадают друг с другом. Они совпадают юридически, т.е. по своим гражданско-правовым последствиям, вследствие этого в гражданском праве нет разграничения прямого и косвенного умысла, они объединяются общим понятием.

Умысел в качестве формы вины выражается психическим отношением правонарушителя к своим противоправным действиям и их результатам, который в подобном виде умысел представляет собой единство воли и сознания правонарушителя.

Тем не менее, в области гражданских правонарушений нам встречаются случаи, когда воля лиц сталкивается с общей волей, закрепленной в нормах права.

С психологической точки зрения, умышленной вине свойственен поэтому не только волевой момент, характеризующийся стремлением, решимостью к причинению вреда, желанием либо же допущением его, но и сознательный, интеллектуальный момент — понимание конкретной обстановки причинения, предвидение последствий. Эти элементы умысла сливаются в единый психологический акт, причем сливаются в такой степени, что их очень часто практически невозможно разграничить.

Гражданское право, регулируя имущественную ответственность за умышленное нарушение гражданского правопорядка, не придает такого значения мотивам правонарушения, как это делает уголовное право. Главное для гражданского права — это наступившие имущественные последствия, их размер. Для реализации компенсаторной функции гражданско-правовой ответственности не столь важно, руководствовалось ли лицо, нанесшее ущерб, корыстными мотивами либо сделало это из других соображений. В любом случае оно обязано компенсировать причиненный ущерб в полном объеме.

Мотивы умысла, выражающиеся психическими переживаниями, побуждающими человека к противоправному действию (или к бездействию), заставляющие его совершить (или не совершить) тот или иной поступок, всегда учитываются в процессе определения умышленной вины в гражданском праве. Но в соответствие с общим правилом указанные мотивы не влияют на объем гражданско-правовой ответственности, т.е. не относятся к квалифицирующим либо смягчающим вину обстоятельствам, как это бывает в уголовном праве. При установлении того, что основой умысла являются порочные мотивы, т.е. стремления и желания, противоречащие действующему праву, правонарушитель признается гражданским судом виновным, на него возлагается вся полнота имущественной ответственности.

Если в процессе рассмотрения того или иного гражданского дела судом будут установлены благородные мотивы, которыми руководствовался человек при нанесении имущественного ущерба другому лицу, он не признает его поведение умышленной виной.

Гражданско-правовые отношения представляют собой не только пример однонаправленных интересов их участников, они могут порождать и разнонаправленные интересы. Лицо, интересы которого противоположны интересам других участников гражданского правоотношения, может сознательно, преследуя свои интересы, идти вопреки нормам права или договора на нарушение чужих интересов, тем самым причиняя вред.

Сознание, как элемент умышленной вины, является сложным психологическим актом. В него заключаются, конечно, наряду с предвидением последствий совершаемых действий, также и отчетливое понимание всех фактических обстоятельств правонарушения (включая и объективно необходимую причинную связь между действием и результатом).

В частности, у нас есть все основания считать недобросовестного приобретателя лицом, действующим не только противоправно, но и умышленно. Его умышленная вина заключается в том, что ему наряду с предвидением последствий незаконного приобретения чужой вещи в собственность, также было известно о фактических обстоятельствах этого незаконного приобретения, т.е. он знал о том, что отчуждаемая вещь находится в собственности не «отчуждателя», а другого лица.

Вопрос, касающийся осознания фактических обстоятельств правонарушения как элемента умысла тесно связан с проблемой причинной связи. Если причинную связь между противоправным действием и вредным результатом относят к объективным основаниям гражданско-правовой ответственности, то вопрос о необходимости осознания правонарушителем при умышленной вине этой причинной связи (как и всех других фактических обстоятельств правонарушения), появляется сам по себе.

Причинная связь между действием и результатом существует объективно и не зависит от сознания действующего лица. Тем не менее, это не значит, что лицо, которое действует умышленно, не осознает этой связи. Подобное неосознание причинной связи вероятно в случаях неосторожной вины, когда причинителем не предвидятся вредные последствия своих противоправных действий, но он мог и должен был их предвидеть. Отличие умышленной вины от неосторожной в том и заключается, что в первом случае правонарушителем предвидится вредный результат и желается (либо допускается) он. Довольно очевидно, что предвидеть вредные последствия своих действий можно лишь в случае, хорошего представления всей последовательности будущих событий и их результатов.

Чтобы установить то, что лицом сознается при умысле причинная связь между действием и результатом, не обязательно собирать доказательства, которые свидетельствуют о том, что оно представляло последовательность возможных событий во всех их деталях. Довольно лишь установления того факта, что лицом понималась объективно необходимая причинная связь хотя бы в основных чертах.

Элементом умысла можно считать осознание правонарушителем противоправности своего поведения. Вопрос об осознании противоправности как элементе умысла требует специального рассмотрения.

М.М. Агарков считал, что факт противоправного действия (т.е. противоречия определенного поведения лица правовой норме) существует объективно. Вследствие этого сознание правонарушителя может понимать неправомерность своих действий, но может и не понимать. «Так называемая субъективная противоправность, — отмечает М.М. Агарковов, — есть сложный фактический состав, состоящий из факта противоправного поведения (правонарушения) плюс наличие у правонарушителя умысла или неосторожности. При этом ни в понятие умысла, ни тем более в понятие неосторожности не входит в качестве их необходимого элемента сознание деятелем противоправности своего поведения».

Если включить в понятие противоправности субъективный момент виновности, как предполагал М.М. Агарков, игнорировалась бы социальная природа права, что послужило бы основанием признания психологической теории права Л.И. Петражицкого. Юридическая наука относится к общественным наукам, и как всякой общественной наукой ей не могут игнорироваться психологические факты, в частности интеллектуальные и волевые свойства человека. Однако юридическая наука не может также строить на этих фактах здание общественных отношений и выводить из них правовые категории. Правовые нормы, юридические отношения, права и обязанности людей отнюдь не относятся к психологическим фактам. Это социальные факты, т.е. входят в качественно иную область.

М.М. Агарковым делается вывод, что сознание деятелем противоправности своего деяния не должно анализироваться в качестве элемента умысла. «Действие закона, — пишет Агарков, — не может быть поставлено в зависимость от ознакомления с ним того или иного гражданина. Закон, устанавливая определенный порядок, обеспечивает его осуществление независимо от того, как он понят и понят ли отдельным лицом».

Это интересно:  Право на занятие предпринимательской деятельностью

С данной точкой зрения сложно согласиться. Незнание норм права не освобождает от ответственности. Считается, что каждый гражданин понимает смысл своих поступков, видит, согласуются ли они с общепринятой точкой зрения. Вступая в гражданско-правовые отношения, подписывая договор, лицо осознает, хотя бы в общем смысле, содержание соответствующих норм права. Совершая гражданское правонарушение умышленно, лицо не может не предполагать, что тем самым нарушает нормы права. Каждый знает, что договоры должны соблюдаться, что нельзя причинять ущерб имуществу, принадлежащему другим лицам, и т.д. Следовательно, противоправность как объективная категория должна рассматриваться как составная часть умысла. Противоправное действие как объективный факт является составным элементом правонарушения, а последнее представляет собой единство объективных и субъективных элементов, и только в этом виде оно приводит к гражданско-правовой ответственности. При обнаружении того, что противоправное действие совершено невиновно, ответственность за него, согласно с общим правилом, не наступит. Настоящее может иметь место, к примеру, в случаях казуса, когда правонарушителем субъективно не осознается объективно необходимая причинная связь между действием и результатом. Это же может иметь место и когда лицом, совершившим противоправное действие, не осознается его противоправность. Следовательно, вопрос об осознании противоправности может и должен быть поставлен в плоскость проблемы виновности. Противоправность (противоправное действие) есть объективный факт, сознание противоправности — субъективный факт. Тем не менее, надо признать, что осознание лицом противоправности своих действий не влияет существенным образом на соответствующие нормы гражданско-правовой ответственности.

Следовательно, вопрос о возможности осознания противоправности в качестве элемента умысла, должен решится в гражданском праве положительно. При определении ответственности за совершенное правонарушение, судом обязаны приняться во внимание не только объективные факты (противоправность деяния, вредность, причинная связь), но и субъективный факт виновности причинителя вреда. Виновностью же охватывается сознание всех объективных элементов деяния, в том числе и сознание его противоправности. Если причинитель не осознавал и не должен был по обстоятельствам данного дела сознавать противоправность своего действия, он должен быть освобожден от гражданской ответственности.

Следовательно, при рассмотрении умысла как формы вины в гражданском праве, можно отметить то, что он характеризуется четырьмя составными элементами:

1) осознанием правонарушителем всех фактических обстоятельств правонарушения;

2) предвидением вредных последствий своего поведения;

3) пониманием противоправности своих действий;

4) желанием наступления таких последствий.

Лишь если есть все данные элементы, мы можем говорить об умысле как форме вины в гражданском праве. Наряду с этим нужно учитывать то, что первые три элемента являются интеллектуальной составляющей умысла, а последний — его волевой составляющей.

Именно предвидение результатов своего поведения представляет умысел. Отсутствие такого предвидения позволяет говорить о неосторожности.

Также как и в уголовном праве, некоторыми современными исследователями выделяются в гражданско-правовой ответственности две формы умысла: прямой и косвенный.

Например, С. Киселевым, на основании соответствующей статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, предлагается следующее определение прямого умысла в гражданском праве: «Проступок признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало антиобщественность своего деяния (действия или бездействия) и желало его наступления или предвидело возможность или неизбежность наступления антиобщественных последствий и желало их наступления». В подтверждение он приводит пример, когда должник, заведомо зная, что кредитор вот-вот обанкротится, не спешить отдавать положенные долги, хотя у него имеется такая возможность, так как он рассчитывает на то, что в общей сумятице дел его долг «канет в Лету».

Ключевые слова в этом определении касаемо понятия прямого умысла являются — слова «осознавало, предвидело, желало». Так, опять имеется ввиду психологическое отношение лица к своему деянию. Данный автор предлагает дать следующее определение косвенному умыслу: «Проступок признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало антиобщественность своего деяния (действия или бездействия), предвидело возможность наступления антиобщественных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия, либо относилось к ним безразлично». Для наглядности приводится случай, когда подрядчик чтобы сэкономить стройматериала построил заказчику гараж с недовложением цемента в раствор, который использовался в кирпичной кладке. В итоге спустя короткое время одна стена обвалилась.

Точка зрения указанного автора требует анализа по двум основаниям. Во-первых, возможно ли применить в гражданском праве касаемо гражданско-правовой ответственности аналогию с правом уголовным. Во-вторых, в какой степени оправданы определения, содержащие единственный критерий — психологическое отношение правонарушителя к своим поступкам.

Самим автором, при обосновании положительного ответа на первый вопрос, отмечается сходство правонарушений в различных сферах, общие черты, объединяющие уголовные преступления и гражданские деликты. Он обозначает, что правонарушение — родовое понятие как преступление, так и проступок, и отличие первого от второго состоит лишь в более высокой степени и тяжести характера общественной опасности. Поэтому, похожие позиции могут применяться как в уголовном, так и в гражданском праве.

Касаемо второго вопроса С. Киселев отмечает, что вина как субъективная сторона деяния всегда характеризуется интеллектуальным и волевым моментом, из сочетания которых определяется ее форма и вид.

С данными аргументами, на наш взгляд, можно согласиться, как и с тем, что если бы законодателем раскрылось содержание форм и видов вины в Гражданском кодексе, то стали бы легче решаться вопросы, которые связаны с установлением ответственности за совершенные гражданские правонарушения. По нашему мнению, прямой умысел от косвенного отделяет волевой момент, а именно желание лица наступления определенных последствий. Если лицо предвидело эти последствия, но не желало их наступления, относилось к данному аспекту безразлично — тогда можно говорить о косвенном умысле.

Таким образом, умысел в гражданском праве есть форма вины, связанная со степенью осознания правонарушителем последствия своих действий и степенью желания наступления этих последствий. Умысел может быть как прямым, так и косвенным, что снова определяется психологическими, волевыми моментами.

Основное отличие прямого умысла от косвенного — степень субъективного отношения виновного лица к последствиям своих действий. В случаях прямого умысла лицо желает наступления определенных последствий, при косвенном умысле — прямо не желает, но допускает, что такие последствия наступят. Очевидно, что прямой умысел от косвенного отделяется тонкой гранью, не обладающей на практике большим значением в связи с компенсаторной ролью гражданско-правовой ответственности, когда на размер возмещаемого ущерба не влияет не только форма умысла, но и его наличие вообще.

2. Формы вины в гражданском праве

2.1 Умышленная форма вины

Рассматривать вину как условие гражданско-правовой ответственности без изучения форм вины было бы неправильно.

Вина как юридическая категория разрабатывается в различных сферах права. Так, например, в уголовном праве формы вины давно и достаточно успешно изучаются. Наука гражданского права несколько отстает в этом плане. Это происходит, вероятно, из-за того, что на практике данный вопрос играет большую роль именно в уголовном праве, где размер наказания напрямую зависит от формы вины.

Перенимая опыт из смежных отраслей права, нужно учитывать специфику правового регулирования гражданских правоотношений.

В российском уголовном праве формой вины является «сочетание интеллектуальных и волевых процессов, которое закрепляется на законодательном уровне, протекающих в психике виновного по отношению к юридически значимым объективным свойствам противоправного деяния, во взаимодействии с внешними условиями. Следовательно, от интенсивности и отдельных интеллектуальных и волевых процессов, которые протекают в психике субъекта, зависит форма вины, а в пределах одной формы – ее вид.

В гражданском законодательстве, как и в других отраслях отечественного права, выделяют две формы вины: умысел и неосторожность. Но применительно к гражданским правоотношениям у М.И. Брагинского и В.В. Витрянского своя точка зрения. Помимо умышленной и неосторожной формой вины, они выделяют грубую неосторожность.

Умыслом в действиях субъекта называют тогда, когда правонарушитель, предвидел опасный характер своих действий, желал их или сознательно допускал их наступления. При умысле лицо, совершая гражданско-правовой деликт, предвидело его последствия и желало их наступления. Можно даже сказать, что оно стремилось к наступлению таких последствий.

Опять же наблюдается сходство в смысле понятия умысла в гражданском и уголовном праве. В то же время нельзя не согласиться с А.К. Коньшиной, что «недопустимо перенесение психологических отношений лица при разделении на умысел и неосторожность из сферы уголовного права в сферу гражданского без учета традиционных цивилистических конструкций».

У известного цивилиста М.М. Агаркова была следующая точка зрения по поводу умысла и неосторожности:

Это интересно:  Виды залога

«Умыслом называется предвидение лицом того результата, который делает его действие (или бездействие) противоправным. Умысел является прямым, если лицо предвидит и преследует цель достигнуть этого результата. Умысел является эвентуальным (возможным), если лицо предвидит и допускает, что этот результат получится, хотя непосредственно и не преследует такой цели.

Неосторожностью — это отсутствие требуемой от лица предусмотрительности. Неосторожность имеет место, если человек не предвидит последствий своего действия, хотя и должен был их предвидеть или если он предвидит последствия своего поступка, но легкомысленно думает, что эти последствия будут предотвращены».

В свою очередь А.К. Коньшина с учетом цивилистических конструкций гражданского права характеризует умысел как намеренные действия либо бездействие должника с целью неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства либо создания невозможности его исполнения. Данный автор, хотя и избегает психологического подхода к умыслу как форме вины, но тем не менее не может обойтись без слова «намеренные», которое показывает именно отношение виновного субъекта к своим действиям.

Из определения умысла можно выделить два основных признака: правонарушитель предвидит вредные последствия своих действий; правонарушитель желает наступления этих вредных последствий (прямой умысел) или сознательно допускает наступление вредных последствий (косвенный умысел). Предвидение вредных последствий является общим признаком как прямого, так и косвенного умысла.

Предвидение вредных последствий своих противоправных действий — значит, осознавать (сознавать, понимать) их. Желать вредных последствий — значит, стремиться к ним, исходя из тех или иных мотивов.

Лицо, которое сознательно не исполняет своих обязательств, не только осознает (предвидит) возможный ущерб для других субъектов обязательства, но и стремится к нему, желает его.

Умысел с психической точки зрения – отношение правонарушителя к своему противоправному деянию, представляя собой единство воли и сознания правонарушителя. Психологическая теория гласит, что умыслу характерно не только стремление к причинению вреда и желание его допущения, что составляет волевой момент, но и сознательный, интеллектуальный момент, то есть понимание конкретной обстановки причинения, предвидение последствий. Эти компоненты умысла составляют психологическую часть вины.

В гражданских правоотношениях не придается особого значения мотивам деяния, в отличие от уголовного права. Главное в них, к каким имущественным последствиям привели те или иные противоправные действия, а так же немаловажная составляющая – размер вреда. При реализации компенсаторной функции гражданско-правовой ответственности не столь важно, имело ли лицо корыстный мотив в совершении правонарушения или же совершило его из других соображений. При любом истечении обстоятельств, при доказанности вины лица, оно обязано будет возместить причиненный ущерб в полном объеме или же в части.

Мотив – это факторы, которые обуславливают выбор лицом противоправного варианта поведения и конкретную линию поведения в момент совершения преступления. Мотивом при умысле будут являться обстоятельств, которые побудили человека к действию (или бездействию), заставили его совершить (или не совершать) тот или иной проступок. Но, как правило, эти мотивы никак не отразятся на гражданско-правовой ответственности лица.

В уголовном же праве это имеет немалое значение, так как является квалифицирующим признаком преступления. От этого будет зависеть, смягчится ли преступнику наказание или нет.

Если гражданский суд установит, что в основе умысла лежали какие-либо мотивы, то есть каким-то образом желал и стремился достичь этого, то он признает нарушителя виновным и подвергнет его имущественной ответственности.

Гражданские правоотношения – это зачастую столкновения интересов их участников, которые могут доводиться до того, что лицо ради своих интересов может сознательно идти вопреки закону или договору, нарушая чужие интересы, причиняя вред.

Сознание, как один из элементов умышленной вины, представляет собой сложный психологический акт, включающий в себя, конечно, не только предвидение последствий совершаемых действий, но также и отчетливое понимание всех фактических обстоятельств правонарушения. Осознание обстоятельств правонарушения как элемент умысла неразрывно связан с причинной связью. Причём причинная связь между действием и результатом существует объективно и независимо от сознания действующего лица. Однако, это не значит, что лицо, которое действовало умышленно, не осознавало этой связи. При не осознанности последствий противоправного действия можно говорить о неосторожности в действиях правонарушителя. В этом и есть отличие умысла от неосторожности. При умысле субъект правонарушения предвидит вредный результат и желает (либо допускает) его. Достаточно очевидно, что предвидеть вредные последствия своих действий можно только тогда, когда хорошо представляешь себе всю последовательность будущих событий и их результаты.

Чтобы установить, что лицо осознает причинную связь между действием и его последствием, не обязательно собирать какие-либо доказательства, свидетельствующие о том, что оно представляло последовательность событий во всех деталях, достаточно лишь установить, что оно предполагало эти последствия в общих чертах.

Совершая гражданское правонарушение умышленно, лицо не может не предполагать, что тем самым нарушает нормы права. Каждый знает, что договоры должны соблюдаться, что нельзя причинять ущерб имуществу, принадлежащему другим лицам, и т.д. Следовательно, противоправность как объективная категория должна рассматриваться как составная часть умысла.

Противоправное действие является составной частью правонарушения, а оно, в свою очередь, представляет собой единство объективных и субъективных элементов, и только лишь в этом виде оно приводит к гражданско-правовой ответственности. Итак, противоправность (противоправное действие) это есть объективный факт, сознание противоправности – это субъективный факт. Тем не менее, нельзя ее отметить, что осознание лицом противоправности своих действий существенно не влияет его гражданско-правовую ответственность.

Таким образом, вопрос о том, может ли осознание противоправности рассматриваться как элемент умысла, должен получить в гражданском праве положительное разрешение. Определяя ответственность за совершенное правонарушение, суд обязан принять во внимание не только объективные факты (противоправность деяния, вредность, причинная связь), но и субъективный факт виновности причинителя вреда. Виновность же охватывает сознание всех объективных элементов деяния, включая и сознание его противоправности. Если причинитель не осознавал и не должен был по обстоятельствам данного дела сознавать противоправность своего действия, он должен быть освобожден от гражданской ответственности.

Таким образом, рассматривая умысел как форму вины в гражданском праве, можно сформулировать четыре основных элемента умысла:

Во-первых, это осознание правонарушителем всех фактических обстоятельств правонарушения. Во-вторых, это предвидение вредных последствий своего поведения. В-третьих, это понимание противоправности своих действий. Ну и в-четвертых, это желание наступления таких последствий.

Только в совокупности всех этих элементов, можно говорить об умысле как форме вины в гражданском праве. Причем стоит отметить что первые три элемента отражают интеллектуальную часть умысла, а последний – его волевую часть.

Умысел отмечается именно предвидением результатов своего деяния. В случае отсутствия такого предвидения стоит говорить уже о неосторожности.

Некоторые исследователи считают, что возможна аналогия с уголовным правом применительно в вопросе о видах умысла: прямом и косвенном.

Так, например, С. Киселев, опираясь на ч.2 ст. 25 УК РФ, предлагает следующее: «Проступок признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало антиобщественность своего деяния (действия или бездействия) и желало его наступления или предвидело возможность или неизбеждность наступления антиобщественных последствий и желало их наступления».

Эту ситуацию он иллюстрирует следующим примером: должник, заведомо зная, что кредитор вот-вот обанкротится, отдавать положенные долги не спешит, хотя имеет такую возможность, рассчитывая, что в общей сумятице дел его долг «канет в Лету».

Подводя итоги вышесказанного, можно сказать что умысел в гражданском праве есть форма вины, связанная со степенью осознания правонарушителем последствия своих действий и степенью желания наступления этих последствий. Умысел подразделяется на прямой и косвенный, что определяется волевым и психологическим моментом.

Отличие прямого умысла от косвенного заключается в степени субъективного отношения правонарушителя к последствиям своих действий. При прямом умысле оно желает наступления последствий, а при косвенном – не желает, но допускает возможность их наступления.

Как видим, прямой умысел от косвенного отделяет тонкая грань, которая на практике не имеет большого значения в связи с компенсаторной ролью гражданско-правовой ответственности, когда размер возмещаемого ущерба не зависит не только от формы умысла, но и от его наличия вообще.

Статья написана по материалам сайтов: dic.academic.ru, studbooks.net, studfiles.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector