LiveInternetLiveInternet

Рубрики

  • Хватит врать! (227)
  • Россия (173)
  • Геноцид (3)
  • Славяно-Арии (152)
  • Здоровый образ жизни (120)
  • Архео (73)
  • Экология (33)
  • Язык (14)
  • Книги (4)
  • Изо (1)

Метки

Цитатник

НЕСМЕНЯЕМЫЙ УБИВАЕТ РОССИЮ. ЖУТКИЕ ЦИФРЫ И ФАКТЫ ЕГО ПРЕСТУПЛЕНИЙ. Dream Freedom &nb.

НЕСМЕНЯЕМЫЙ УБИВАЕТ РОССИЮ. ЖУТКИЕ ЦИФРЫ И ФАКТЫ ЕГО ПРЕСТУПЛЕНИЙ. Dream Freedom &nb.

Вещи, которые нельзя поднимать найденные на улице. Каждый из нас знает, что найденная вещь.

Клещи! Как Вам Врут! 100% Защита от клещей. Клещ укусил Как Выжить. Как вытащить клеща Вся Правда .

Нацпроекты — игла кащея Существуют 42 государственные программы, которые содержат 200 подпрогр.

Музыка

Подписка по e-mail

Поиск по дневнику

Содержание

Как торгуют живорождённым человеком

Вторник, 20 Июня 2017 г. 10:34 + в цитатник

Как торгуют живорождённым человеком.

Что такое регистрация на международном сайте https://www.upik.de/?

В нашей жизни мы пользуемся многими изделиями. Они позволяют сделать нашу жизнь более удобной. Например, автомобиль. У автомобиля существует документ, который идентифицирует это изделие, определяет его характеристики, его владельца. Такой документ называется паспорт. Но, паспорт не будет выдан, пока изделие не будет готово. Скажем, для автомобиля его не выдадут, пока не будет номера на двигатель, кузов (шасси) и т. п., то есть, на все комплектующие значимые части. Если готовое изделие не будет передано другой организации, то оно так и останется активом на балансе собственника этой организации. При смене владельца в паспорте делается отметка. Паспорт есть у станка, велосипеда, холодильника, чайника. В нём указаны гарантийные обязательства, какую ответственность несёт изготовитель, и какую владелец изделия. Имея, например, паспорт на автомобиль, мы можем взять кредит в банке, оформив авто в залог. Теперь введены паспорта на недвижимость.

У человека тоже есть пасПорт. Но его выдают не сразу. Давайте проследим этот путь.

Итак, роды у матери прошли успешно, на свет появился живорождённый новый человечек. Медицинское свидетельство о рождении заполняет персонал родильного дома по случаю появления в свет в здании роддома новорожденного. В связи с появлением новой учётной единицы производят замеры с последующим внесением характеристик в медицинское свидетельство о рождении, в которое также вносят сведения, сообщённые роженицей. В медицинском свидетельстве фиксируют состояние новой учётной единицы без имени. В СССР право на присвоение гражданства имеют новорожденные живорожденные весом не менее 1 кг.

Справка о рождении выдается родильным отделением, где ребенок появился на свет. Таким образом, персонал роддома является информатором системы о появлении в системе новой учётной единицы.

Сразу после рождения, или даже перед рождением, человек получает его первое имя — личное имя.

Ли́чное и́мя (англ. personal name, first name) — социолингвистическая единица, разновидность имени собственного, один из главных персональных языковых идентификаторов человека или какого-либо одушевлённого существа.

Имя, полученное гражданином при рождении, а также перемена имени подлежат регистрации в ЗАГСе.

Урожденное имя, имя при рождении — имя, которое человек получает при рождении. Обычно состоит из нескольких частей — имени, отчества, фамилии или прозвища.

Гражданина или гражданку (в СССР) создаёт ЗАГС на основании актовой записи № в книге (загляните в имеющееся Свидетельство о рождении) о рождении мальчика/девочки. Актовые книги хранятся в органах записи актов гражданского состояния на протяжении 100 лет, а в дальнейшем передаются на государственное хранение. Актовую запись о рождении мальчика/девочки производят на основании сведений медицинского свидетельства о рождении (справка), по факту заявления родителей (заинтересованных лиц), с просьбой зарегистрировать (поставить на учёт) мальчика/девочку с присвоением фамилии, имени, отчества.

Ю(ри)дические записи имён на БУМАГЕ заменяют Человека. Происходит рождение имени в свидетельстве о рождении.

Бумага становится пристанищем Души.С этого момента человеком управляет сила зафиксированная Ю(РИ)ДИЧЕСКОЙ СИСТЕМОЙ (в руских сказках – чудо-юдо). Зафиксировав свою сущность на бумажном носителе (поле), Человеческая сущность оказывается за Коном мирозданья. Меняется порт нахождения сущности. По сути человек теряет свою активную связь с Создателем. ПасПорт – пассивный (закрытый) Порт.

Свидетельство о рождении гражданина-фамилии, имени, отчества также имеет оборотный документ с номером, в точности обратным номеру, который видите в свидетельстве, имеющимся на руках.

Номерной документ выпущен. Гражданин создан. На баланс организации (государства) поставлена ещё одна ю(ри)дическая единица. Организация (государство) стало Бенефициаром — учредителем ПЕРСОНЫ», владельцем документов на эту персону (гражданина, физического лица), получателем денежных платежей, выгод, преимуществ, прочего, а так же выгодоприобретателем наследственного права своей персоны. По факту создания ю(ри)дической единицы открыт балансовый счёт в финансовом учреждении организации на имя гражданина. При этом, ничего нам не говоря. Новорожденный взят организацией под опеку и находится в процессе движения к моменту состояния готовности (ясли, детсад, школа и прочее, предоставляемое опекуном) для выпуска пасПорта.

Необходимо отметить, что пасПорт не наделяет ни правами, ни обязанностями. ПасПорт является публичным договором на осуществление действий в соответствии с установленными условиями (конституции, законы, правила и пр.) организации — собственника пасПорта. ПасПорт во владении и пользовании его носителя, а также носитель несёт и ответственность за всё, что связано с этим пасПортом. Подписант документа-договора «пасПорт» по факту наличия его подписи добровольно обязуется исполнять условия организации в статусе, удостоверенном пасПортом.

ПасПорт является документом, удостоверяющим личность гражданина. Того самого, созданного в отделе ЗАГС. Кстати, законом РФ об актах гражданского состояния не предусмотрено рождение, появление, возникновение граждан. Итак, предоставляя удостоверение личности гражданина (персоны) с персональными данными, мы лишь являемся в качестве представителя ю(ри)дической единицы организации, несущего ответственность.

Со времени создания Ю(РИ)ДИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ было установлено так называемое Адмиралтейское (морское) право или его ещё называют — коммерческое (торговое) право. Вспомните в связи с этим о морских пиратах. Суть этого права ярко отражена в их образе жизни, их действиях.

В Акте, согласно Морского права, принятом в Великобритании в 16 в., говорится: если нет доказательств, что человек жив – (прирождённое право), то через 7 лет после его рождения он считается мёртвым перед законом, без вести пропавшим. Если не доказано в течение 7 лет, что человек жив, и если нет наследников и завещания — то имущество подлежит разделу http://www.legislation.gov.uk/aep/Cha2/18-19/11.

В 1666 году королём был принят Закон «О субъектах пожизненного права/ Cestui Que (Vie), согласно которому все, кто не заявил о себе как о живых Мужчине/Женщине королю, или в суде, объявлялись для государственной системы «мертвыми»; их имущество считалось брошенным и передавалось в постоянное или временное владение (управление) трасту (корпорации, обществу), поскольку только ю(ри)дическое лицо обладает правом получения собственности персоны или физического лица; но только Бенефициар (учредитель персоны) имеет безусловное право владения и распоряжения собственностью, а вот «физическое лицо» только приобретает право собственности на недвижимость ( канон 2040).

Государство регистрирует не СОБСТВЕННОСТЬ, а только лишь ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ.

Мужчина/Женщина из естественного права перешёл в торговое (коммерческое) право — в собственность корпораций, компаний, приобрёл статус ПЕРСОНА — «мёртвый в законе», отсюда появились позорные оккультные ритуалы британских судов с ношением чёрных одежд и другой атрибутики в честь «мертвых». Косвенное имущество (рабы) можно сдавать в залог другим компаниям в обмен на выгоды – в рост под процент. С увеличением массы тела Мужчины/Женщины увеличивается его залоговая стоимость.

Этим самым привязав Российскую империю к банковским обязательствам торгового кодекса.

7 ноября 1917 г. в шесть часов утра, по предписанию Петроградского Военно-революционного комитета, вооруженные моряки Гвардейского флотского экипажа, не встретив никакого сопротивления, заняли здание Государственного банка. http://www.cbr.ru/today/?Prt >

Единый торговый кодекс (UCC), был принят в целом или по существу всеми государствами (См. Закон Blacks, 6 — е изд. стр. 1531). По существу, все судебные решения основываются на коммерческом праве, и имеет уголовные наказания, связанные с ним. Вместо того, чтобы открыто называть этот новый закон Адмиралтейской / морской юрисдикцией, оно называется «Уставная Юрисдикция».

Для того, чтобы граждан СССР находящихся в правовом поле ПОЗИТИВНОГО права перевести в правовое поле КОММЕРЧЕСКОГО права и была придумана и осуществлена афёра с развалом СОЮЗА и с незаконным переименованием Российской Советской Федеративной Социалистической Республики в нелегитимную до сих пор Российскую Федерацию-Россию. РФ является КОММЕРЧЕСКОЙ КОРПОРАЦИЕЙ в строгом соответствии Морскому праву.

Но аферисты долго не были уверены в успехе своего дела. Поэтому мы жили и трудились в РФ, как граждане Советского Союза с паспортом гражданина СССР, аж целых 10 лет! Так как все граждане СССР (кроме 28 человек) не проходили процедуру выхода из гражданства Советского Союза, то до сих пор мы все являемся гражданами страны Советов и для аферистов мы все – мигранты в собственной стране.

Нас всех уже втянули стать подписантами пасПорта в поле коммерческого права в статусе представителей физических лиц и отдать наших детей под опеку организации, действующей в поле коммерческого права. Нам ежедневно предлагают дать своё согласие на обработку персональных данных (тех самых данных «ПЕРСОНЫ» — гражданина, созданного в отделе ЗАГС). Пока мы находимся под юрисдикцией организации-собственника документа-публичного договора, мы несём ответственность по законам этой организации и законам поля коммерческого права, являемСЯ виновными и должниками.

А в поле коммерческого права есть только лица: физические (персоны с персональными данными), юридические, должностные, и их представители. И пусть вас не смущают всякие разные наименования, которые используют в документообороте, всякие разные должностные лица.

Нас всех перевели из СССР через центры занятости (биржи труда) на гражданскую службу в должности «гражданин-налогоплательщик» (налоговый резидент) в статусе физических лиц, на основании полученного согласия на обработку персональных данных (например: заявление о замене паспорта (СССР на РФ), или подпись в почтовом извещении – почитайте внимательно то же почтовое извещение).

Суверенный иммунитет утрачивается, получив и подписав какой-либо документ на своё имя в иных структурах.

Нежелание/неумение ответственно и с умом распоряжаться и управлять своими персональными данными может стать причиной и инструментом порабощения, а контроль над своими персональными данными является важным составляющим элементом свободы и независимости. Поэтому следует помнить о том, что наши персональные данные – это НАША собственность, которая представляет собой немалую ЦЕННОСТЬ для тех, кто знает во всём этом толк и умеет этим распоряжаться в СВОИХ интересах.

С 1837 года сертификат, вексель о рождении, является официальным документом, выдается, уважительно записывая бедных (нищих) в документ, предоставляя им определенные основные права и право на льготы в обмен на признание их статуса принадлежности как «собственность» и законные рабы. Также в статусе обслуживания холопов, как ДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО. Статус «Поселение» эквивалентно добровольной рабской плантации.

Позже такой ребенок становится собственностью согласно классификатору корпорации, под разными названиями Украина, Россия, Польша и другие, той плантации, кто и выдал вексель. Векселя и все, что к ним приписано, становятся предметом для биржевого клиринга – это процедура расчетов по биржевым сделкам, что обеспечивает финансовые гарантии, их осуществление через систему депозитов и маржевых взносов участников биржевой торговли.

В момент крещения церковного, родители сознательно или бессознательно одаривают душой государство – трaст-корпорацию.

Все ваши данные передаются в CUSIP глобального сервиса https://www.cusip.com/cusip/index.htm#. С этого момента начинается «Срок жизни или лет» Cestui Que Vie Trust 1666, личность потеряна, она недееспособная — KORP S ACTION (действия мертвых тел), или корпорация, траст. Если в течение семи лет не заявить системе, что такая личность является живой, она считается брошенная в море мертвых душ, то есть фактической мертвой душой (Canon 2036).

Вводится номер складской квитанции – ИНН. ID или ИНН был создан государством, который создал второй оригинал свидетельства о рождении для правительства Соединенных Штатов в рамках Единого коммерческого кодекса, изготовленного его уполномоченным агентом (муниципальным служащим или государственным регистратором).

Свидетельство о рождении в качестве государственных облигаций, будет продано на Нью-Йоркской фондовой бирже. Торговые палаты уполномочены выдавать сертификаты происхождения. Что такое сертификат происхождения? Все государства начали выдавать документы серийными номерами, сертифицировать «складские расписки» для рождений и браков с целью залога нас в качестве обеспечения по кредитам и муниципальных облигаций Федеральной резервной системы США.

Государством создается свидетельство о рождении, с ALL CAPS именем, которое представляет собой документ, подтверждающий долг на момент выдачи. Расположение склада, где хранятся товары — (место жительства). Описание товара или упаковок, содержащих их — (имя, пол, дата рождения и т.д.).

Все коммерческие корпорации, образованные на территории СССР: РФ, Украина, Казахстан и т. д., являются именно «складскими базами»-реестрами. Представьте себе большой склад каких-либо деталей. На таком складе имеется множество «полок». Это – конкретная страна. На каждом стеллаже имеются сборные агрегаты (типа коробки передач для авто, двигателя, кузова) – это ю(ри)дические лица, в которых имеется некое количество работников («накладных»), кроме сборных агрегатов имеются на «полках» отдельные детали – «Персоны» со свидетельствами о рождении.

Свидетельство о рождении, или Банкнота представляет собой тип оборотного инструмента, векселя, выданных банком на предъявителя по требованию, используемых в качестве денег, а во многих странах он является законным платежным средством. Наряду с монетами, банкноты составляют денежные средства на предъявителя как разновидность формы всех современных денег.

Живое человеческое существо становится поручителем (без нашего ведома), который гарантирует возможную окупаемость облигации.

Через юридическое имя человек подключен к эгрегору/агрегату социальных паразитов. Паразиты паразитируют на таком имени, создавая письменные повинности платить дань вместо развития.

Любой мужчина / женщина на своё юридическое «лицо» NAME, по ошибке принимают на себя ответственность за дела государства и его долги, как ответственного Доверительного управляющего».

Соответственно, автоматически мы взяли на себя долги коммерческих корпораций РФ, УКРАИНЫ, КАЗАХСТАНА и т.д. по месту выдачи свидетельства о рождении. А следят за выплатой наших долгов «Доверенные управляющие», в лице госслужащих виртуальных государств – налоговая служба, суды, служба судебных приставов, полиция, МВД и т. д.

Налоги, взымаемые с нас, куда уходят? Кто-нибудь отчитался перед физическим лицом о расходовании выплаченных им государству средств?

В международных законах есть Человек с правами и свободами, есть гражданин с правами и обязанностями, и есть физическое лицо, у которого есть обязанности, и нет никаких прав.

Кроме того, если организация зарегистрирована как Ю(РИ)ДИЧЕСКОЕ ЛИЦО, то это подразумевает утрату самостоятельности и всяких прав, как и у физического лица.

Как же различить Человека, гражданина и физическое лицо?Очень просто – по написанию.

Физическое лицоозначают:

ИВАНОВ ИВАН ИВАНОВИЧ(никаких прав, одни обязанности)

Гражданинаозначают:

Иванов Иван Иванович(так было в советских паспортах – есть обязанности и есть права)

Человека означают:

Иван Иванович Иванов(именем по отцу рода своего – есть ПРАВА и СВОБОДЫ)

Вспомните, как на Западе называют себя правители. Барак Обама, Ангела Меркель, Франсуа Миттеран и т. д.

Загляните в имеющиеся у вас документы. В документы СССР. В документы РФ (Украина, БелаРусь, Казахстан и др.). Посмотрите ВНИМАТЕЛЬНО. Что видите? Видите Человека? И не увидите, т.к. это – ю(ри)дические единицы. Надписи в документах СССР – в поле позитивного права, в документах РФ (и др.) – в поле коммерческого права.

Советский Человек.

Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

HRAS – Human Rights at Sea / Права человека на море (ПЧМ)

____________________________________________

HRAS – Human Rights at Sea

Права человека на море (ПЧМ)

Langstone Technology Park , Langstone Road ,

Havant , PO9 1SA , United Kingdom

HRAS – международная морская независимая благотворительная организация, работающая в области защиты прав человека на море.

История создания ПЧМ

Организация«Права человека на море» основана в апреле 2014г. Дэвидом Хаммондом – английским барристером, бывшим военным моряком, отставным офицером Королевского флота, имеющего практические навыки и значительный правовой опыт, связанный со многими юрисдикциями.

Роль и функции ПЧМ

Роль HRAS заключается в повышении осведомленности, реализации положений в области прав человека на море, особенно там, где в настоящее время они отсутствуют, игнорируются, нарушаются.

HRAS нацелена стать ведущей независимой морской организацией в области прав человека.

  • отстаивает интересы международного сообщества, включая расследование, профилирование нарушений прав человека, оказывая помощь морякам, рыбакам, членам их семей во всем мире;
  • проводит исследования при отсутствии лиц, организаций, представителей государств, не желающих решать вопросы прав человека;
  • проводит пропагандистскую деятельность, защищая интересы тех, кто не может сделать это самостоятельно;
  • работает в тесной взаимосвязи с «сотрудничающими партнерами» по конкретным кампаниям, проектам, программам;
  • непосредственно взаимодействует с международным сообществом, организациями-единомышленниками, заинтересованными развивать положительную практику защиты прав человека.

HRAS поддерживает благотворительность, продвигая цели устойчивого развития ООН по вопросам гендерного равенства и цели развития тысячелетия: поощрение гендерного равенства, расширение возможностей женщин, глобальное партнерство для развития во всех применимых областях работы.

Поощрение прав человека — моряков, рыбаков, других лиц, работающих в морской отрасли, как указано во Всеобщей декларации прав человека, последующих конвенциях, декларациях Организации Объединенных Наций (UN) реализуется следующими способами:

• Повышение всеобщей осведомленности о поддержке, уважении, предоставлении эффективных средств правовой защиты при нарушении прав человека на море, посредством международной пропаганды, публикации тематических разработок, предоставлении учебных материалов;

• Содействие международному развитию эффективных, осуществимых, подотчетных средств по нарушениям прав человека в море;

• Изучение, мониторинг фактов нарушений прав человека;

• Разработка Руководящих принципов ООН для бизнеса и защиты прав человека в морской среде;

• Комментарии, поддержка политики, передовой практики предлагаемого законодательства по признанию прав человека на национальном и международном уровне.

Продвижение прав человека на море происходит через объективные независимые исследования, публикации тематических статей, разработку морских проектов, международных программ в области прав человека. Совместно с «сотрудничающими партнерами» проходит расследование предполагаемых нарушений, письменная и устная пропаганда, комментирование и поддержка предлагаемого национального/международного законодательства в области прав человека.

Организация «Права человека на море» участвует в подготовке реализации таких международных проектов:

Программа отчетности – моряки, пропавшие без вести (MSRP)

MSRP является ведущей программой, реализуемой ПЧМ среди мирового морского сообщества. Программа, задуманная учредителями HRAS в сентябре 2013г., финансируется международными донорами.

Цель программы – создание полной базы информационных сведений на глобальной основе о статусе моряков и рыбаков без вести пропавших в море.

Концепция программы нацелена на поддержку моряков, рыбаков, членов их семей, путем регистрации данных о разыскиваемых мореплавателях через безопасный, независимый международный он-лайн Реестр моряков, пропавших без вести (Missing Seafarers Register)

Реестр станет международной многоязычной он-лайн платформой на глобальной основе для регистрации, прослеживания, обновления, уточнения, повышения осведомленности об исчезнувших моряках и рыбаках.

Программа будет поддерживать постоянную международную осведомленность и по другим вопросам: проблемам с невыплатой заработной платы, изъятия документов, удостоверяющих личность, отказа оформления рабочей визы, рабских условий работы и иных фактов несоблюдения прав человека. Работа осуществляется совместно с существующими организациями мореплавателей в рамках международных программ.

При наличии просьбы и выделении финансовых средств, HRAS будет стремиться оказывать помощь по сбору информации, вести расследования по фактам исчезновения людей, розыску подозреваемых в убийстве моряков.

Пользователями программы MSRP будут:

• Члены семьи, зарегистрировавшие пропавшего моряка;

• Коллеги исчезнувшего мореплавателя – смогут регистрировать, обновлять статус разыскиваемого сотрудника;

• Работодатели – повысят осведомленность, профилирование, поддержку семей моряков. Получат помощь в формировании политики, гарантирующей надлежащие условия работы, повышение благосостояния работников морской отрасли;

• Страховщики – пересмотр, обновление, использование информации, делающей возможным осуществлять платежи по месту жительства моряков;

• Правоохранительные органы – проведение оперативно-розыскных мероприятий, в зависимости от обстоятельств;

• Международные следственные организации – проведение необходимых исследований;

• Государства флага – доступность информационных сведений для статистических целей;

• Государственные администрации портов – информирование, профилирование, мониторинг пропавших моряков в рамках контроля государства порта;

• Правительства – получение статистических данных, понимание проблем моряков, поддержка благосостояния мореплавателей;

• Неправительственные организации, организации гражданского общества – доступность статистических сведений, общее понимание проблем моряков, поддержка их благосостояния;

Права человека на море (HRAS) – как часть растущего набора профессиональных услуг, международных проектов, проводимых в поддержку целей и задач Организации.

Организация «Права человека на море» сотрудничая и координируя работу с подобными организациями, как: Апостольство на море ( Apostleship of the Sea ), Миссия моряков ( Mission to Seafarers ), Мореплаватели Великобритании, Миссия рыбаков ( The Fishermen’s Mission ), Программа гуманитарных вопросов морского пиратства, Международн ая сеть социально-бытового обслуживания и помощи морякам (ISWAN) , Международное м орское б юро (IMB) , провела изучение вопроса о необходимости формирования и жизнеспособности такого Реестра. Всеми участниками была признана необходимость запуска MSRP с дальнейшим привлечением международного морского сообщества.

Права детей на море

Инициатива «Дети-солдаты» была основана в 2007г. отставным генерал-лейтенантом Ромео Даллером, бывшим командующим силами миротворческой операции ООН развернутой во время геноцида в Руанде (UNAMIR). Миссия инициативы нацелена разработать новую стратегическую тактику для искоренения вербовки, использования детей-солдат по всему миру.

Инициатива Даллера реализуется по трем направлениям:

-проводит тщательные инновационные исследования на базе Университета Далхаузи– учебного заведения мирового класса, основанного в Галифаксе, Канада;

-участвует в пропагандистской деятельности в целях содействия всеобщему присоединению ко всем международным конвенциям, запрещающим привлекать детей к военным действиям;

-обеспечивает обучение в сектор е безопасности на основе сценариев, ориентированных на предупреждени е вербовки.

Инициатива Даллера и детское морское пиратство

В 2012г., при проведении исследований по взаимосвязи между торговлей детьми и детьми-солдатами, Даллер сформулировал смелую гипотезу: дети, вовлеченные в преступную деятельность в мирное время, подвержены более высокому риску быть задействованными в период войны. Давление со стороны сверстников, социально-экономическая безысходность подталкивают ребенка к «добровольному» участию в преступных действиях. Ребенок, вовлеченный в преступную сферу, может впоследствии легко войти с состав вооруженной группы.

Эта динамика имеет интуитивный смысл. Все различные характеристики, которые делают ребенка уязвимым для преступности: бедность, сиротство, миграция, политическая нестабильность, недостаточный доступ к качественному образованию, оказывают влияние на успешную вербовку детей вооруженными силами или группами.

Являясь членом банды в мирное время, ребенок получает навыки неквалифицированного труда, имеющие глубокое стратегическое и тактическое значение для недобросовестных взрослых, командующих военными формированиями.

Эта взаимосвязь показывает, почему инициатива Даллера избрала проведение работ по проблеме детского морского пиратства. Стремясь обеспечить субъектов сектора морской безопасности необходимыми инструментами для борьбы с детским пиратством в мирное время, инициатива Даллера помогает искоренить возможность вербовки детей во время военных конфликтов.

В каждом аспекте программной работы, Инициатива Даллера сотрудничает с соответствующими правительствами, субъектами сектора безопасности, учеными, гуманитариями, гражданскими объединениями. Уникальный подход Инициативы Даллера используется в работе вооруженных сил, полиции, тюремного персонала, являющихся первой точкой контакта детей-солдат за пределами их вооруженных формирований, что имеет одновременно беспрецедентное и решающее значение для прерывания вербовки детей.

Изучая вопросы детского морского пиратства, инициатива Даллера выявила, что в настоящее время отсутствуют правовые инструменты, предписывающие соблюдение надлежащих условий пребывания захваченных детей-пиратов. Военно-морские силы, службы безопасности не получают никакого формального обучения, не подготовлены к взаимодействию с детьми. Эти отмеченные пробелы усиливают закрепление непродуктивной стратегии – практики «поймал-отпусти», способствующей вербовке детей, их эксплуатации, неприемлемому лишению свободы вместе с взрослыми. Именно поэтому, инициатива Даллера оказывает поддержку проектам Организации «Права человека в море».

Инициатива Даллера проводит исследовательские миссии в регионах, где дети, задействованы в качестве солдат или морских пиратов: Восточной Африке, Западной Африке, Юго-Восточной Азии. Программа собирает сведенья, посредством интервью с ключевыми экспертами, заинтересованными сторонами, анализирует, информирует о создании дополнительных стандартных операционных процедур для военно-морских сил и морских частных охранных компаний ( PMSCs ). На PMSCs возложена задача осуществления этической сдержанности, задержание, опрос и передача детей-пиратов. Инициатива Даллера стремится разработать стандартные операционные процедуры ( SOPs) в сотрудничестве с PMSCs, специалистами по защите детей, сообществами торгового судоходства. Процедуры SOPs имеют практическое использование, демонстрируют реалистичный баланс между основными правами ребенка, основной безопасностью моряка и своеобразными ограничениями, присущими операциям на море.

Инициатива Даллера, в сотрудничестве с местными партнерами, стремится разрабатывать и распространять в борьбе с пиратством радио-программу, направленную на сомалийских родителей и уязвимые группы молодежи. Цель данной программы – озвучить серьезные риски, связанные с детским пиратством и отговорить детей от объединения пиратских групп.

Лишение свободы в открытом море

Руководство «Лишение свободы в открытом море» опубликовано совместно с ПЧМ и Сетью экспертов по правовым аспектам морской охраны и безопасности (MARSAFENET), за счет финансовой поддержки Европейского Союза и является первым разработанным независимым международным документом, охватывающим проблемы лишения свободы.

Руководство является итогом углубленного анализа национальных и международных правовых документов, регулирующих лишение свободы на борту частных судов. Документ дополнил существующие руководящие принципы по помощи морякам в аварийных ситуациях, принятые Международн ой м орск ой о рганизаци ей (IMO) , став ведущим инструментом мягкого права добровольно применяемого к соответствующим субъектам в морской отрасли.

Рабство на море

Дэвид Хаммонд – главный исполнительный директор Организации «Права человека на море» является наблюдателем в благотворительном фонде «Море свободное от рабства» (Slave Free Seas – SFS), базирующимся в Новой Зеландии.

SFS – неправительственная организация с особым упором на прекращение торговли людьми в море. Деятельность организации направлена на моряков, которые в наименьшей степени способны постоять за себя, рассматривая свою работу как значимую для управления открытым морем и экологическими проблемами.

SFS имеет команду из ведущих мировых экспертов по «современному рабству», международных юристов, специализирующихся в области прав человека и морского права, ведущих мировых ученых, разнообразной группы сторонников из частного сектора. Используются научно обоснованные средства правовой защиты в целях содействия справедливости в отношении моряков, чей труд эксплуатируется по всему миру.

Неспособность многих государств флага и международной нормативно-правовой системы надлежащим образом осуществлять и обеспечивать соблюдение международных трудовых норм, стало причиной жестокого обращения и эксплуатации тысяч моряков.

При поддержке сети добровольцев, неправительственных и международных организаций, SFS имея опыт и глобальные правовые ресурсы, осуществляет стратегии юрисдикции по:

-определению незаконных цепочек поставок;

-гарантированию жертвам предоставления эффективной правовой защиты.

Участие SFS включает юридическую помощь в различных форумах, научных исследованиях, пропаганде законодательных изменений, повышении осведомленности и благополучии экипажа.

SFS имеет четыре рабочие зоны: научные исследования, средства защиты, отношения, вознаграждения.

Центральное место в работе SFS занимает практическая правовая защита при поддержке LexisNexis – глобальной юридической компании, предлагающей специализированные услуги в этой области.

SFS «Toolbox» может использоваться для решения вопросов повышенной юридической сложности, сбоев или недостатков в расследовании, судебном преследовании эксплуатации морского базирования, а также неадекватном регулировании. «Toolbox» – инструмент обучения представителей неправительственных и других организаций, борющихся с рабством на международном уровне, служит поддержка квалифицированных специалистов в области права.

Африканские государства подписали, ратифицировали и имплементировали широкий спектр, признанных в мире, законодательных актов по правам человека и связанных с ними конвенций. Основная проблема заключается в определении/установлении национальных законодательных актов, имеющих реальное влияние на поддержку индивидуальных прав человека в морской среде на фоне ограниченных законодательных положений, без учета соблюдения прав человека у берегов Западной Африки.

Одним из текущих ограничивающих факторов для определения эффективности законодательных положений является отсутствие скоординированного мониторинга и достоверной отчетности о нарушениях прав человека со стороны государств Западной Африки. Решением этой проблемы занимаются независимые национальные и международные организации гражданского общества, такие как: Amnesty International, Human Rights Watch и Save the Children.

С точки зрения защиты Прав человека на море (HRAS), проблемами с которыми отдельные лица или общины сталкиваются в Западной Африке, являются:

-отсутствие информации или понимания имеющихся прав;

-отсутствие помощи в реализации этих прав.

Судебные расходы играют значительную роль и препятствуют в получении денежной компенсации с помощью установленных судов и комиссий. Не существует конкретных и четких законодательных положений по защите прав человека на море.

При рассмотрении вопроса о Западной Африке, существуют различные документальные примеры, исходящие из правительственных министерств, докладов ООН, судебных решений, гражданского общества, неправительственных организаций по текущему положению дел в отношении информированности, доступа и нарушений прав человека. Существуют ограниченные исследования и доклады, связанные с нарушениями прав человека в море, пиратством, торговлей детьми, оставления и несоблюдения условий работы экипажа на коммерческих судах.

Современным вызовом для государств Западной Африки в борьбе с нарушениями прав человека, является восприятие судебной и политической системы, как неэффективной, погрязшей в коррупционных действиях, препятствующих справедливому расследованию правонарушений.

В большинстве стран Западной Африки в законодательные акты внесены изменения и дополнения не связанные с доступными средствами правовой защиты, а основанные на предыдущих колониальных уголовных и гражданских кодексах, зачастую не отражающих местные обычаи и традиции.

Правила применения силы (Rules for the Use of Force – RUF)

Развитие признанного и законного применения силы на море является областью мягкого права, необходимого в судоходной отрасли для защиты экипажей, судов и грузов.

Право на жизнь часто рассматривается в качестве наиболее важного права человека (Всеобщая декларация прав человека 1948г., ст. 3 «Каждый человек имеет право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность»). До публикации Правил серии 100 (май 2013г.) не было стандартного образца для частных компаний морской безопасности, судовладельцев, ассоциаций и страховых компании, сравнимых с RUF.

Правила Серии 100 признаны во всем мире, как пример законного морского Правила применения силы, отстаивающего основные права человека.

Они были задуманы Дэвидом Хаммондом – основателем Организации «Права человека на море» и развивались совместно с промышленностью, включая Международн ую палат у судоходства (ICS) , Балтийский и м еждународный м орской с овет (BIMCO) , Республику Маршалловы Острова, Ассоциацию безопасности для морской промышленности (SAMI) и Регистр Ллойда .

Правила Серии 100 разработаны в интересах всей морской отрасли, подкреплены нормами международного публичного и уголовного права, правовой экспертизы с использованием объективного международного правового теста, являясь «разумным и необходимым» при использовании силы, как последнего законного средства в порядке самообороны. Международно-правовой тест считается более высоким правовым стандартом, чем субъективные национальные законодательные положения самообороны.

«Права человека на море» задумывалась, как организация, способная гибко, с точки зрения организационной структуры, быстро адаптироваться к новым проблемам, тенденциям, инцидентам, требующим объективного участия и комментариев. HRAS была разработана, чтобы работать удаленно с использованием современных технологий с целью снижения финансовых, материально–технических затрат. Организация осуществляет свою работу через защищенную онлайн и мультимедийную платформу.

Главный исполнительный директор – главное лицо в Организации. Он следит за международным развитием, пропагандой, кодификацией концепции «прав человека на море» в международном сообществе.

Управление Организации «Права человека на море» осуществляется через попечителей, деятельность которых регламентируется Конституцией HRAS, Советом Консультантов, десятилетним внутренним стратегическим планом.

Юридические консультации и поддержка предоставляются международной юридической фирмой «Holman Fenwick Willan LLP». Фирма специализируется на международной торговле, помогая авиакомпаниям, судоходным, страховым, торговым, энергетическим, строительным компаниям, инвестиционным банкам, крупным корпоративным клиентам.

Бухгалтерские услуги HRAS обеспечивает «Knox Cropper» – одна из ведущих фирм, специализирующихся в секторе оказания услуг неприбыльным организациям, признанная надежным поставщиком профессиональных услуг в благотворительных целях.

Международное морское право

Хотя некоторые нормы морского права можно отнести к средневековым частным кодификациям, регулирующим основные права и обязанности морских перевозчиков и судовладельцев в Средиземном море, важнейшие принципы международного морского права были разработаны в семнадцатом веке. Классические публицисты, основываясь на традициях римского права и доктрине естественного права, занимались отдельными вопросами морского права. Среди ранних работ, затрагивающих данную тему, наиболее известной является памфлет Гуго Гроция «Mare Liberum» («Свободное море»).

К девятнадцатому веку, когда на основе практики государств и их согласованного мнения происходило формирование норм обычного права, международное морское право, как и другие области международного публичного права, превратилось в систему обычно-правовых принципов и норм, регулирующих права и обязанности государств, главным образом в отношении территориального и открытого морей.

В течение девятнадцатого века и период между двумя мировыми войнами было предпринято несколько безуспешных попыток кодифицировать морское обычное право. После Второй мировой войны было проведено несколько конференций с целью кодификации различных аспектов морского права. Первой конференцией стала Первая Конференция ООН по морскому праву (ЮНКЛОС I), известная как Женевская конференция по морскому праву 1958 года, которая привела к заключению четырех конвенций:

  1. Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне;
  2. Конвенция об открытом море;
  3. Конвенция о континентальном шельфе;
  4. Конвенция о рыболовстве и охране живых ресурсов моря.

Женевские конвенции 1958 года по морскому праву являются первой крупной кодификацией морского права. Большинство положений первых двух конвенций и некоторых положений Конвенции о континентальном шельфе являются обобщением и систематизацией норм обычного права; в то время как другие не только кодифицируют обычно-правовые нормы, но и вносят вклад в прогрессивное развитие международного права. Таким образом, хотя конвенции имеют обязательную силу только для государств-участников, многие из их положений могут использоваться в качестве свидетельства правового обычая в отношении государств, не являющихся их участниками. Все четыре конвенции остаются действующими для ограниченного числа государств, еще не ратифицировавших Конвенцию 1982 года по морскому праву, к числу которых относятся США.

Это интересно:  Декларация на товары (таможенная декларация)

Конвенция ООН по морскому праву 1982 года создает всеобъемлющий режим, регулирующий права и обязанности государств в отношении Мирового океана. В Конвенции 1982 года повторяются, изменяются либо заменяются все ключевые положения четырех конвенций 1958 года. Однако многие из положений Конвенции 1982 года отходят от существующего обычного права.

Конвенция состоит из 320 статей и девяти приложений. В ней рассматриваются большинство вопросов, касающихся использования морского пространства, такие как: экономические зоны моря, континентальный шельф, права на глубоководное морское дно, права и свободы судоходства в территориальных и открытых морях, сохранение и рациональное использование биологических ресурсов моря, защита и сохранение морской среды, морские научные исследования, а также процедуры урегулирования споров.

Территориальное море.

Территориальное море — это морской пояс, примыкающий к сухопутной территории и внутренним водам прибрежного государства, на который распространяется его суверенитет. Конвенция 1982 года предусматривает, что суверенитет государств распространяется и на воздушное пространство над территориальным морем, а также на его дно и недра. Однако при осуществлении суверенитета над территориальным морем прибрежные государства должны соблюдать правила и ограничения, предусмотренные данной Конвенцией и другими нормами международного морского права.

Границы территориального моря.

Ширина территориального моря, установленная прибрежным государством, не должна превышать двенадцать морских миль и отмеряется от исходной (базовой) линии. Исходная линия — это линия, образующая границу между внутренними водами прибрежного государства над которыми оно обладает абсолютным суверенитетом, и его территориальным морем. Для определения исходной линии в зависимость от рельефа и очертания берега может применяться либо метод нормальной исходной линии, либо метод прямых исходных линий, либо сочетание этих методов. Внешней границей территориального моря является линия, каждая точка которой находится от ближайшей точки исходной линии на расстоянии, равном ширине территориального моря.

Нормальной исходной линией для измерения ширины территориального моря является линия наибольшего отлива вдоль берега, указанная на официально признанных прибрежным государством крупномасштабных морских картах. Метод прямых исходных линий, соединяющих соответствующие точки, может применяться для проведения исходной линии в местах, где береговая линия глубоко изрезана и извилиста или где вдоль берега и в непосредственной близости к нему имеется цепь островов. Однако применение данного метода не должно приводить к перекрытию другому государству прохода из территориального моря к открытому морю или исключительной экономической зоне. Данный метод также применяется для проведения замыкающих линий устьев рек, впадающих непосредственно в море, и заливов.

В случае, когда берега двух государств расположены один против другого или примыкают друг к другу и между ними не заключено специальное соглашение, территориальное море каждого из них не должно выходить за срединную линию, проведенную по точкам, равноудаленным от исходных линий побережья и островов обоих государств. Данное положение не применяется, если территориальные моря двух государств исторически разграничены по-иному.

Права прибрежного государства над территориальным морем.

В соответствии с Конвенцией 1982 года, суверенитет прибрежного государства распространяется на его территориальное море, его дно и недра, а также на воздушное пространство над его территориальным морем. В связи с этим прибрежное государство пользуется следующими правами:

  • исключительным правом на рыбный промысел и разработку ресурсов морского дна и недр территориального моря;
  • исключительным правом регулировать передвижение воздушных судов через воздушное пространство над территориальным морем. Воздушные суда, в отличие от морских, не пользуются правом мирного прохода;
  • правом принимать законы и правила в соответствии с положениями Конвенцией 1982 года и другими нормами международного права, в частности касающиеся таможенного, иммиграционного и санитарного регулирования, безопасности судоходства и сохранения окружающей среды;
  • правом предпринимать в своем территориальном море необходимые меры для предотвращения прохода иностранного судна, когда его проход не является мирным;
  • правом на осуществление уголовной юрисдикции на борту иностранного судна (арест какого-либо лица или проведение расследования в связи с любым преступлением, совершенным на борту иностранного судна) в следующих случаях: если последствия преступления распространяются на прибрежное государство; если преступление нарушает порядок в стране или территориальном море; если к местным властям обратились с просьбой о помощи; для пресечения незаконной наркоторговли; либо в том случае, когда иностранное судно проходит через территориальное море прибрежного государства после выхода из его внутренних вод;
  • правом на осуществление гражданской юрисдикции (применение мер взыскания или арест по гражданскому делу) в отношении иностранного судна, но только по обязательствам или в силу ответственности, принятой или навлеченной на себя этим судном во время или для прохода его через воды прибрежного государства; либо в случае, когда иностранное судно находится на стоянке в территориальном море прибрежного государства или проходит через его территориальное море после выхода из его внутренних вод.

Право мирного прохода в территориальном море.

В соответствии с Конвенцией 1982 году суверенитет прибрежного государства над его территориальным морем подлежит ограничению на основании права мирного прохода, которыми пользуются суда всех государств, как прибрежных, так и не имеющих выхода к морю. Проход означает плавание через территориальное море с целью пересечения этого моря без входа во внутренние воды или стоянки на рейде или у портового сооружения за пределами внутренних вод; либо с целью прохода во внутренние воды или выхода из них, или стоянки на таком рейде или у такого портового сооружения. Проход должен быть непрерывным и быстрым. Однако проход может включать остановку и стоянку на якоре, но лишь в той мере, в какой они связаны с обычным плаванием или вызваны форс-мажорным обстоятельствами, либо для спасения людей или терпящих катастрофу судов. Проход должен осуществляться в соответствии с положениями Конвенции 1982 года и других норм международного морского права. Проход должен быть мирным, т. е. он не должен нарушать мир, добрый порядок или безопасность прибрежного государства.

Право мирного прохода также действует во внутренних водах, где установление исходной линии методом прямых исходных линий в соответствии с Конвенцией 1982 года привело к включению во внутренние воды районов, которые ранее не считались таковыми.

Правом мирного прохода также пользуются подводные лодки и другие подводные аппараты. Однако требуется, чтобы они перемещались по поверхности и поднимали свой флаг.

Согласно Конвенции 1982 года прибрежное государство не должно, за исключением оговоренных случаев, препятствовать мирному прохождению иностранных судов через свои территориальные моря и, в частности, не должно под любым предлогом препятствовать судоходству или допускать дискриминацию в отношении каких-либо судов. Прибрежное государство обязано надлежащим образом оповещать о любой известной ему опасности для судоходства в территориальном море. Не допускается взимать никаких пошлин с иностранных судов лишь за проход через территориальное море; сборы могут взиматься только в качестве оплаты за конкретные услуги, оказанные судну.

Прибрежное государство не должно осуществлять уголовную юрисдикцию на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море, за исключением случаев, указанных в Конвенции (упомянутых выше). Также не должно останавливать или менять курс проходящего через территориальное море иностранного судна, осуществляя гражданскую юрисдикцию в отношении лица на его борту, за исключением случаев, указанных в Конвенции (упомянутых выше). Следует заметить, что военные корабли и другие государственные суда, эксплуатируемые в некоммерческих целях, пользуются иммунитетом от любой юрисдикции; однако прибрежное государство, в случае отказа какого-либо из этих судов от соблюдения его законов и правил, может потребовать незамедлительно покинуть свое территориальное море.

Прибрежное государство в соответствии с положениями Конвенции 1982 года и других норм международного права может устанавливать собственные законы и правила, касающиеся осуществления права мирного прохода, которым должны подчиняться иностранные суда. По соображениям безопасности прибрежное государство может временно приостановить мирный проход иностранных судов в определенных районах своего территориального моря.

Прилежащая зона.

Прилежащая зона — это морской пояс, примыкающий к территориальному морю прибрежного государства, над которым это государство может осуществлять контроль за соблюдением и наказывать за нарушения его таможенных, налоговых, иммиграционных или санитарных законов и правил. Согласно Конвенции 1982 года, прилежащая зона не может выходить за пределы 24 морских миль от исходной линии. Прилежащая зона, в отличие от территориального моря, не принадлежит прибрежному государству автоматически; об установлении данной зоны государство должно сделать специальное заявление.

Из положений Конвенции 1982 года, следует, что права прибрежного государства на прилежащую зону не равнозначны суверенитету. Прибрежное государство может применять юрисдикционные полномочия только в целях, указанных в Конвенции.

Международные проливы.

Пролив — это узкий естественный морской проход, соединяющий смежные водные бассейны или их части. Международные проливы — это проливы, которые используются для международного судоходства между одну частью открытого моря или исключительной экономической зоны и другой частью открытого моря или исключительной экономической зоны. В Конвенции оговаривается особый режим прохода, применимый к международным проливам. Однако данный режим не применяется, если пролив имеет достаточную ширину, позволяющую судам проходить в открытом море или в исключительной экономической зоне.

Режим прохода, установленный Конвенцией, не влияет ни на правовой статус вод, образующих такие проливы, ни на суверенитет или юрисдикцию (над водами, воздушным пространством, дном и недрами) государств, граничащих с проливом. Кроме того, данный режим не относится:

  • к районам внутренних вод в пределах пролива, за исключением оговоренных в Конвенции случаев;
  • к исключительным экономическим зонам государств, граничащих с проливом;
  • к открытому морю;
  • к проливам, проход в которых регулируется давно существующими и находящимися в силе международными соглашениями (например, черноморские проливы Босфор и Дарданеллы, которые регулируются Конвенцией Монтре 1936 года).

Согласно Конвенции 1982 года в международных проливах может действовать либо режим транзитного прохода, либо режим мирного прохода.

Режим транзитного прохода в проливах, используемых для международного судоходства.

Режим транзитного прохода действует в проливах, используемых для международного судоходства между одной частью открытого моря или исключительной экономической зоны и другой частью открытого моря или исключительной экономической зоны. Под транзитным проходом подразумевается проход через пролив морских и воздушных судов с целью быстрого и непрерывного транзита, либо с целью входа, выхода или возвращения из государства, граничащего с проливом. Любая иная деятельность в проливе регулируется другими положениями Конвенции.

В Конвенции содержится исключение из права транзитного прохода через международные проливы: если пролив образуется островом государства, граничащего с проливом, и его континентальной частью и в сторону моря от острова имеется столь же удобный с точки зрения навигационных и гидрографических условий путь в открытом море или в исключительной экономической зоне. В подобном проливе будет действовать режим мирного прохода.

При осуществлении права транзитного прохода суда и летательные аппараты должны:

  • соблюдать соответствующие положения Конвенции и других норм международного права;
  • соблюдать установленные государствами, граничащими с проливами, морские коридоры и схемы разделения движения для судоходства;
  • воздерживаться от любой угрозы силой или ее применения против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости государств, граничащих с проливом;
  • воздерживаться от любой деятельности, несвязанной с непрерывным и быстрым транзитом, за исключением форс-мажорных обстоятельств.

Во время транзитного прохода через проливы иностранные суда не имеют права вести какие бы то ни было исследования или гидрографические съемки без предварительного разрешения государств, граничащих с проливами.

Государства, граничащие с проливами, при условии соблюдения положений конвенции, могут принимать законы и правила, относящиеся к транзитному проходу через проливы, касающиеся безопасности судоходства и движения судов, регулирования рыболовства, погрузки или выгрузки любых грузов, посадки или высадки людей. Однако такие законы и правила не должны допускать дискриминации между иностранными судами, а их практическое применение – ущемлять право транзитного прохода.

Не должно быть никакого приостановления транзитного прохода. Государства, граничащие с проливами, не должны препятствовать транзитному проходу, а о любой известной им опасности для прохода или пролета через пролив должны своевременно оповещать.

Режим мирного прохода в проливах, используемых для международного судоходства.

Режим мирного прохода применяется в проливах, используемых для международного судоходства, которые:

  1. проходят между островом и континентальной частью одного государства и в сторону моря от острова имеется столь же удобный путь в открытом море или в исключительной экономической зоне; или
  2. соединяют часть открытого моря или исключительной экономической зоны с территориальным морем другого государства.

Самые существенные различия между режимом мирного прохода и режимом транзитного прохода заключается в том, что в проливах, где действует режим мирного прохода:

  • подводные лодки должны следовать на поверхности и поднимать свой флаг;
  • воздушный транспорт не пользуется правом свободного и беспрепятственного пролета;
  • государства, граничащие с проливом, имеют больше полномочий по ограничению судоходства и регулированию движения судов.

Исключительная экономическая зона.

Исключительная экономическая зона (ИЭЗ) — это район, находящийся за пределами территориального моря и примыкающий к нему, в котором действует особый правовой режим. Ширина ИЭЗ не должна превышать 200 морских миль, отсчитываемых от исходных линий. Права и юрисдикция прибрежных государств, а также права и свободы других государств, в этой зоне регулируются положениями Конвенции.

Прибрежное государство в ИЭЗ (в водах, на морском дне и недрах) пользуется суверенными правами с целью разведки, эксплуатации, сохранения и управления природными ресурсами, как живыми, так и неживыми, а также в отношении других видов экономической деятельности, таких как производство энергии путем использования воды, течений и ветра. Прибрежное государство также обладает юрисдикцией в отношении: создания и использования искусственных островов, сооружений и установок; морских научных исследований; защиты и сохранения морской среды. При осуществлении своих прав и выполнении своих обязанностей прибрежное государство должно должным образом учитывать права и обязанности других государств и действовать в соответствии с положениями Конвенции.

В ИЭЗ все государства как прибрежные, так и не имеющие выхода к морю, пользуются, при условии соблюдения соответствующих положений Конвенции, свободой судоходства и пролета, прокладки подводных кабелей и трубопроводов. Осуществляя свои права и выполняя свои обязанности в ИЭЗ, государства должны должным образом учитывать права и обязанности прибрежного государства и соблюдать его законы и правила.

В случае конфликта прав или юрисдикции прибрежного государства или других государств в ИЭЗ, он должен решаться на основе справедливости с учетом всех относящихся к делу обстоятельств при соблюдении интересов всех затронутых сторон и международного сообщества в целом. Делимитация ИЭЗ между государствами с противолежащими или смежными побережьями должна осуществляться путем соглашения на основе международного права; если в течение разумного срока не удается достигнуть соглашения, заинтересованные государства прибегают к процедурам разрешения споров, предусмотренным в Конвенции.

Континентальный шельф.

Континентальный шельф — это морское дно и недра подводных районов, простирающихся за пределы территориального моря прибрежного государства на расстояние 200 морских миль от исходных линий или до внешней границы подводной окраины материка (но не далее 350 морских миль от исходных линий или не далее 100 морских миль от 2500-метровой изобаты – линии, соединяющей глубины в 2500 метров).

Делимитация континентального шельфа между государствами с противолежащими или смежными побережьями осуществляется путем соглашения на основе международного права; если в течение разумного срока не удается достичь соглашения, заинтересованные государства прибегают к процедурам разрешения споров, предусмотренным в Конвенции.

Прибрежное государство пользуется исключительными суверенными правами на разведку и разработку природных ресурсов (неживых и т. н. «сидячих видов» живых) континентального шельфа. Прибрежное государство имеет исключительное право сооружать, разрешать и регулировать создание, эксплуатацию и использование искусственных островов, установок и сооружений, а также разрешать и регулировать бурильные работы на континентальном шельфе. При необходимости прибрежное государство может устанавливать вокруг таких искусственных островов, установок и сооружений зоны безопасности (но не более 500 метров), которые должны соблюдаться судами всех стран.

Конвенция предусматривает, что права прибрежного государства на континентальный шельф не зависят от оккупации им шельфа или выраженного заявления об этом и не затрагивают правового статуса покрывающих вод и воздушного пространства над ними. При осуществлении своих прав в отношении континентального шельфа прибрежное государство не должно создавать необоснованные помехи судоходству и ущемлять права и свободы других государств (например, прокладка или техническое обслуживание кабелей или трубопроводов). Кроме того, прибрежные государства, ведущие разработку неживых ресурсов континентального шельфа за пределами 200 морских миль от исходных линий, обязаны производить отчисления в Международный орган по морскому дну. Полученные взносы Орган распределяет между государствами-участниками Конвенции на основе критериев справедливости с учетом в первую очередь интересов и потребностей развивающихся стран.

Открытое море.

Открытое море — это все части моря, которые не входят ни в ИЭЗ, ни в территориальное море или внутренние воды какого-либо государства, ни в архипелажные воды государства-архипелага. Открытое море открыто для всех государств, как прибрежных, так и не имеющих выхода к морю. Свобода открытого моря, в частности, включает: свободу судоходства; свободу полетов; свободу прокладывать подводные кабели и трубопроводы; свободу возводить искусственные острова и другие установки; свободу рыболовства; свободу научных исследований. Пользуясь этими свободами государства должны должным образом учитывать интересы других государств, а также соблюдать соответствующие положения Конвенции и других норм международного права.

Открытое море может использоваться исключительно для мирных целей. Никакое государство не вправе распространять свой суверенитет на какую-либо часть открытого моря. Каждое государство, как прибрежное, так и не имеющее выхода к морю, имеет право отправлять в плавание суда под своим флагом в открытом море, осуществлять над ними свою юрисдикцию в гражданских и уголовных делах и регулировать административные, технические и социальные вопросы, касающиеся данного судна.

Государства, не имеющие выхода к морю.

Под государством, не имеющим выхода к морю, подразумевается государство, которое не имеет морского побережья. Государства, не имеющие выхода к морю, имеют право на доступ к морю в целях осуществления прав, предусмотренных в Конвенции, в том числе прав, относящихся к свободе открытого моря и общему наследию, права мирного прохода в территориальном море прибрежных государств, права транзитного и мирного прохода в международных проливах и права прокладывать подводные кабели и трубопроводы на континентальном шельфе. Государства, не имеющие выхода к морю, пользуются свободой транзита через территории «государств транзита» в отношении всех видов транспортных средств.

Условия и порядок осуществления свободы транзита согласовываются между государствами, не имеющими выхода к морю, и государствах транзита посредством двусторонних или многосторонних соглашений. Для удобства транзитного движения в портах государств транзита могут быть предусмотрены беспошлинные зоны или другие таможенные льготы. Транзитные перевозки не должны облагаться таможенными пошлинами и налогами, за исключением сборов, взимаемых за конкретные оказанные услуги.

Государства транзита должны принять соответствующие меры для недопущения задержек или других затруднений технического характера в транзитном движении. При осуществлении своего полного суверенитета над своей территорией государства транзита имеют право принимать все необходимые меры для обеспечения того, чтобы права и льготы, предусмотренные в Конвенции для государств, не имеющих выхода к морю, никоим образом не ущемляли их законные интересы.

Район и Орган.

Международный район морского дна (Район) — это дно морей и океанов и его недра за пределами национальной юрисдикции. В соответствии с Конвенцией 1982 года Район и его ресурсы (твердые, жидкие или газообразные) считаются общим достоянием человечества, и никакие притязания на суверенитет или другие суверенные права не могут быть признаны. Все права на ресурсы Района принадлежат всему человечеству, от имени которого действует Орган. Однако полезные ископаемые, добываемые в Районе, могут быть отчуждены в соответствии с положениями Конвенции.

Район открыт для использования исключительно в мирных целях всеми государствами, как прибрежными, так и не имеющими выхода к морю. Морские научные исследования в Районе осуществляются на основе международного сотрудничества на благо всего человечества.

Международный орган по морскому дну (Орган) является международной организацией, созданной государствами-участниками Конвенции 1982 года, для организации и контроля за деятельностью в Районе, особенно в целях управления его ресурсами. Все государства-участники Конвенции являются ipso facto членами Органа. Орган начал свою работу 1994 году после вступления в действие Конвенции по морскому праву. Штаб-квартира Органа расположена в Кингстоне, Ямайка.

Орган основан на принципе суверенного равенства всех его членов. Его полномочия и функции четко оговариваются в Конвенции. Два руководящих органа определяют политику и регулируют его работу: Ассамблея, состоящая из всех членов Органа, и Совет, состоящий из 36 членов Органа, избираемых Ассамблеей. Члены Совета выбираются в соответствии с формулой, обеспечивающей справедливое представительство различных групп стран. Орган проводит одну ежегодную сессию, обычно продолжительностью в две недели. Конвенция также учредила орган под названием «Предприятие», которое будет выполнять функции собственного горного оператора Органа, но никаких конкретных шагов для его создания не предпринималось.

Международное морское право

1. Понятие международного морского права

Издавна пространства морей и океанов служат человечеству в качестве поприща разнообразной деятельности (мореплавания, добычи живых и неживых ресурсов моря, научных исследований и др.). В процессе этой деятельности государства и международные организации вступают в отношения друг с другом, которые регулируются юридическими нормами, взаимосвязанными и составляющими в целом область международно-правового регулирования, называемую международным морским правом.

Ввиду своеобразия морской деятельности подавляющее большинство норм международного морского права не встречается в других областях международно-правового регулирования. Таковы свобода судоходства в открытом море, право мирного прохода морских судов через территориальные воды иностранных государств, право беспрепятственного транзитного прохода судов и пролета летательных аппаратов через проливы, используемые для международного судоходства, и др. Некоторые из норм международного морского права рассматриваются в качестве его принципов ввиду их большого значения для регулирования морской деятельности. Укажем, в частности, на принцип свободы судоходства для всех судов всех государств в открытом море. Этот принцип оказывает определенное воздействие на содержание правового режима территориальных вод, исключительных экономических зон, международных проливов и некоторых других морских пространств. Целесообразно отметить также установленное Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года принципиальное положение о том, что все морские районы и зоны за пределами территориальных вод резервируются конвенцией для использования в мирных целях.

Международное морское право является органической частью общего международного права: оно руководствуется предписаниями последнего о субъектах, источниках, принципах, праве международных договоров, ответственности и др., а также взаимосвязано и взаимодействует с другими его отраслями (международное воздушное право, космическое право и т. д.). Разумеется, субъекты международного права при осуществлении своей деятельности в Мировом океане, затрагивающей права и обязанности других субъектов международного права, должны действовать не только в соответствии с нормами и принципами международного морского права, но также с нормами и принципами международного права в целом, включая Устав Организации Объединенных Наций, в интересах поддержания международного мира и безопасности, развития международного сотрудничества и взаимопонимания.

Международное морское право является одной из наиболее древних частей международного права, уходящей своими корнями в эпоху античного мира. Но его кодификация впервые была осуществлена лишь в 1958 году в Женеве I Конференцией ООН по морскому праву, которая одобрила четыре конвенции: о территориальном море и прилежащей зоне; об открытом море; о континентальном шельфе; о рыболовстве и охране живых ресурсов моря. Эти конвенции и в настоящее время имеют силу для участвующих в них государств. Положения этих конвенций в той степени, в которой они декларируют общепризнанные нормы международного права, в частности международные обычаи, должны уважаться и другими государствами. Но при этом надо иметь в виду, что вскоре после принятия Женевских конвенций по морскому праву 1958 года новые факторы исторического развития, в частности появление в начале 60-х годов большого числа независимых развивающихся государств, потребовавших создания нового морского права, отвечающего интересам этих государств, равно как возникновение в результате научно-технической революции новых возможностей освоения Мирового океана и его ресурсов, привели к глубоким изменениям международного морского права. Эти изменения и нашли отражение в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года; которую подписали 157 государств, а также ЕЭС и от имени Намибии Совет ООН по Намибии. Эта конвенция набрала 60 ратификаций, необходимых для ее вступления в силу, и с 16 ноября 1994 г. станет обязательной для ее участников. Многие другие государства соблюдают ее на практике. Помимо указанных выше конвенций международное морское право включает значительное число других международных соглашений и международных обычаев.

2. Классификация морских пространств

Пространства морей и океанов на нашей планете с международно-правовой точки зрения подразделяются на: 1) пространства, находящиеся под суверенитетом различных государств и составляющие территорию каждого из них; 2) пространства, на которые не распространяется суверенитет ни одного из них.

Принадлежность части Мирового океана к одному из указанных видов морских пространств определяет, таким образом, правовое положение, или правовой статус, этой части моря. Правовой же статус какого-либо морского пространства оказывает большое воздействие на порядок установления и содержания правового режима, регулирующего деятельность в данном пространстве. При этом, естественно, учитываются и иные обстоятельства, в частности значение соответствующего морского пространства для коммуникаций и различных видов сотрудничества между государствами.

В состав территории страны, имеющей морское побережье, входят части моря, расположенные вдоль его берегов и именуемые внутренними морскими водами и территориальным морем (или территориальными водами — оба термина равнозначны). В состав территории государств, состоящих полностью из одного и более архипелагов, входят архипелажные воды, расположенные между островами внутри архипелага.

Внутренние морские воды, территориальное море и архипелажные воды — лишь небольшая часть Мирового океана. Огромные пространства морей и океанов за их пределами не входят в состав территории и не подчинены суверенитету ни одного из государств, то есть имеютиной правовой статус. Однако классификация морских пространств только на основании их правового статуса не носит исчерпывающего характера. Как показывает практика, два, а иногда и более, морских пространства, имеющих одинаковый правовой статус, тем не менее имеют различные правовые режимы, которые регулируют в каждом из них соответствующую деятельность. Правовой режим внутренних морских вод в некоторых важных аспектах отличается от правового режима территориального моря, а правовой режим архипелажных вод не совпадает с правовым режимом ни внутренних вод, ни территориального моря, хотя все эти три части морских вод считаются соответственно водами прибрежного государства, то есть имеют единообразный правовой статус. Еще более пеструю картину можно наблюдать в рамках морских пространств, не подпадающих под суверенитет ни одного из государств и находящихся за пределами территориальных вод. Они состоят из районов, отличающихся друг от друга специфическим правовым режимом (прилежащая зона, исключительная экономическая зона, континентальный шельф и т. д.).

Указанные обстоятельства учитываются при классификации морских пространств.

Отдельный вид морских пространств составляют проливы, используемые для международного судоходства. В их пределах находятся воды, имеющие не только различные правовые режимы, но и различный правовой статус. Поэтому сами эти проливы делятся на ряд категорий.

Своеобразна ситуация с некоторыми важнейшими морскими каналами. Они, будучи искусственными сооружениями прибрежного государства и его внутренними водами, ввиду большого значения для международного судоходства подчинены специфическому международно-правовому режиму.

Таким образом, правовая классификация морских пространств должна осуществляться с учетом правового статуса и особенностей правового режима конкретного морского пространства. Этот подход соответствует исторически сложившейся традиции и в своей основе опирается также на Конвенцию по морскому праву 1982 года.

3. Внутренние морские воды

Понятие внутренних морских вод. В состав территории каждого государства, имеющего морское побережье, входят внутренние морские воды. Международные соглашения и национальные законы различных государств относят к ним воды, находящиеся между берегом государства и прямыми исходными линиями, принятыми для отсчета ширины территориального моря.

Внутренними морскими водами прибрежного государства считаются также: 1) акватории портов, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидротехнических и других сооружений портов; 2) море, полностью окруженное сушей одного и того же государства, а также море, все побережье которого и оба берега естественного входа в него принадлежат одному и тому же государству (например, Белое море); 3) морские бухты, губы, лиманы и заливы, берега которых принадлежат одному и тому же государству и ширина входа в которые не превышает 24 морских миль.

В том случае, когда ширина входа в залив (бухту, губу, лиман) больше 24 морских миль, для отсчета внутренних морских вод внутри залива (бухты, губы, лимана) проводится от берега к берегу прямая исходная линия в 24 морские мили таким образом, чтобы этой линией было ограничено возможно большее водное пространство.

Указанные выше правила отсчета внутренних вод в заливах (бухтах, губах и лиманах) не применяются к «историческим заливам», которые, независимо от ширины входа в них, считаются внутренними водами прибрежного государства в силу исторической традиции К таким «историческим заливам» относится, в частности, на Дальнем Востоке залив Петра Великого до линии, соединяющей устье реки Тюмень-Ула с мысом Поворотный (ширина входа 102 морские мили). Статус залива Петра Великого как «исторического залива» был определен Россией в 1901 году в правилах морского рыбного промысла в территориальных водах Приамурского генерал-губернаторства, а также в соглашениях России и СССР с Японией по вопросам рыболовства 1907, 1928 и 1944 годов.

Канада считает своими историческими водами Гудзонов залив (ширина входа около 50 морских миль). Норвегия — Варангер-фьорд (ширина входа 30 морских миль), Тунис — Габесский залив (ширина входа около 50 морских миль).

В нашей доктрине было высказано мнение о том, что сибирские моря типа Карского, Лаптевых, Восточно-Сибирского и Чукотского могут быть отнесены к историческим морским пространствам, поскольку эти ледовые заливы освоены для мореплавания и поддерживаются в судоходном состоянии на протяжении длительного исторического периода усилиями российских моряков и имеют несравнимое значение для экономики, обороны и защиты природной среды российского побережья. Судоходство по Северному морскому пути, который пролегает по указанным выше сибирским морям и обустроен большими усилиями нашей страны и наших мореплавателей, регулируется как судоходство по национальному морскому пути на недискриминационной основе. Постановлением Совета Министров СССР от 1 июля 1990 г. Северный морской путь открыт для судов всех флагов при соблюдении некоторых правил, в частности касающихся обязательной ледокольно-лоцманской проводки судов ввиду сложной навигационной обстановки и в целях обеспечения безопасности мореплавания в некоторых арктических районах, расположенных в пределах трассы Севморпути.

Правовой режим внутренних морских вод устанавливается прибрежным государством по его усмотрению. В частности, судоходство и рыболовство во внутренних морских водах, а также научная и изыскательская деятельность регулируются исключительно законами и правилами прибрежного государства. В этих водах иностранцам обычно запрещено заниматься любыми промыслами и исследовательской деятельностью без специального разрешения. Как правило, любые иностранные суда могут заходить во внутренние воды другого государства с разрешения последнего. Исключением являются случаи вынужденного захода судов ввиду стихийного бедствия, а также воды открытых портов.

Правовой режим морских портов. Акватории морских портов являются частью внутренних морских вод. Поэтому прибрежное государство вправе само определять порядок доступа в свои порты судов других стран, а также порядок их пребывания там. Оно вправе как суверен решать вопрос о том, открывать или нет те или иные свои порты для захода иностранных судов. Этот международный обычай был подтвержден Конвенцией о режиме морских портов, заключенной в Женеве в 1923 году. Ее участниками являются около 40 прибрежных государств.

Тем не менее в интересах развития международных отношений прибрежные государства открывают многие из своих торговых портов для свободного захода иностранных судов без их дискриминации.

Согласно Международной конвенции по охране человеческой жизни на море 1974 года, для захода в морские порты иностранных ядерных судов требуется предоставление соответствующему прибрежному государству заблаговременной информации о том, что такой заход не будет угрожать ядерной безопасности. Для захода в морские порты иностранных военных кораблей необходимо приглашение прибрежного государства или получение предварительного разрешения, а в некоторых странах требуется уведомить прибрежное государство.

Все суда во время пребывания в иностранных портах обязаны соблюдать законы и правила, а также распоряжения властей прибрежного государства, в том числе по вопросам пограничного, таможенного, санитарного режимов, взыскания портовых сборов и т. д. Обычно государства заключают между собой договоры о торговле и мореплавании, которые определяют порядок захода и правовой режим пребывания в портах торговых судов договаривающихся государств. При обслуживании иностранных судов и оказании им услуг в портах применяется один из двух принципов: национального режима (предоставление режима, которым пользуются отечественные суда) либо наибольшего благоприятствования (предоставление условий не худших, чем те, которыми пользуются суда какого-либо наиболее благоприятствуемого третьего государства).

Разрешение уголовных дел, касающихся моряков и других лиц, находящихся на борту иностранных судов при пребывании их в портах, и гражданских дел, связанных с самими указанными судами, их экипажами и пассажирами, относится к компетенции судебных учреждений прибрежного государства. Обычно власти прибрежного государства воздерживаются от осуществления уголовной юрисдикции в отношении моряков иностранных торговых судов в тех случаях, когда это не вызывается интересами прибрежного государства, то есть когда правонарушения, совершенные на борту иностранного торгового судна, не носят тяжкого характера, не затрагивают интересов граждан прибрежного государства, не нарушают общественного спокойствия или общественного порядка в нем или его безопасности, не затрагивают интересов лиц, не принадлежащих к составу экипажа данного судна.

Согласно международному обычаю и практике государств, во внутренних водах на иностранных судах внутренний распорядок (в частности, отношения между капитаном и экипажем судна) регулируется законами и правилами страны, флаг которой несет судно.

В 1965 году была заключена Конвенция по облегчению международного судоходства, которая содержит рекомендованные стандарты и практику для упрощения и уменьшения формальностей и документов, касающихся захода судов в иностранные порты, пребывания в них и выхода из них.

Военные корабли, законно находящиеся в иностранном порту, пользуются иммунитетом от юрисдикции прибрежного государства. Но они обязаны соблюдать законы и правила прибрежного государства, а также соответствующие нормы международного права (запрещение угрозы силой или ее применения, невмешательство и др.).

Это интересно:  Как вернуть водительские права после лишения: подробная инструкция.

Государственные морские невоенные суда, в том числе и торговые, на основе исторически сложившегося давнего обычая также пользовались иммунитетом от иностранной юрисдикции на море. Однако Женевские конвенции 1958 года о территориальном море и прилежащей зоне, а также об открытом море, равно как и Конвенция ООН по морскому праву 1982 года, в отличие от указанного обычая, признают иммунитет лишь за государственными судами, эксплуатируемыми в некоммерческих целях.

Законодательство ряда государств, в частности США, также включает существенные ограничения иммунитета иностранных государственных торговых судов. В то же время в ряде заключенных СССР двусторонних договоров по вопросам торгового судоходства (с Ганой, Анголой и некоторыми другими странами) имелись положения о признании иммунитета за всеми государственными судами.

4. Территориальное море

Понятие территориального моря. Морской пояс, расположенный вдоль берега, а также за пределами внутренних морских вод (у государства-архипелага — за архипелажными водами), называется территориальным морем, или территориальными водами. На этот морской пояс определенной ширины распространяется суверенитет прибрежного государства. Внешняя граница территориального моря является морской государственной границей прибрежного государства. Основанием для признания за прибрежным государством права на включение территориального моря в состав его государственной территории послужили очевидные интересы этого государства в отношении как защиты своих береговых владений от нападений со стороны моря, так и обеспечения существования и благополучия своего населения за счет эксплуатации морских ресурсов прилегающих районов.

Суверенитет прибрежного государства распространяется на поверхность и недра дна территориального моря, а также на воздушное пространство над ним. Положения о распространении суверенитета прибрежного государства над территориальным морем содержатся в ст. 1 и 2 Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года и ст. 2 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Естественно, что в территориальном море действуют законы и правила, установленные прибрежным государством.

В территориальном море суверенитет прибрежного государства осуществляется, однако, с соблюдением права иностранных морских судов пользоваться мирным проходом через территориальное море других стран.

Признание права мирного прохода иностранных судов через территориальное море отличает последнее от внутренних морских вод.

Ширина территориального моря. Нормальной исходной линией для измерения ширины территориального моря является линия наибольшего отлива вдоль берега. В местах, где береговая линия глубоко изрезана и извилиста или где имеется вдоль берега и в непосредственной близости к нему цепь островов, для проведения исходной линии может применяться метод прямых исходных линий, соединяющих соответствующие точки.

При проведении исходных линий не допускается сколько-нибудь заметных отклонений от общего направления берега. Кроме того, система прямых исходных линий не может применяться государством таким образом, чтобы территориальное море другого государства оказалось отрезанным от открытого моря или исключительной экономической зоны.

На протяжении XIX и до середины XX столетия сложился международный обычай, согласно которому линия внешней границы территориального моря может находиться в пределах от 3 до 12 морских миль от исходных линий для измерения территориального моря. Комиссия международного права отметила в 1956 году, что «международное право не допускает расширения территориального моря за пределы 12 миль». Однако I Конференции ООН по морскому праву из-за разногласий между государствами не удалось зафиксировать это положение в принятой ею Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне. Лишь Конвенция ООН по морскому праву 1982 года впервые в договорном порядке декларировала в качестве универсальной нормы международного права положение о том, что «каждое государство имеет право устанавливать ширину своего территориального моря до предела, не превышающего 12 морских миль», отмеряемых от установленных ею исходных линий. В настоящее время свыше 110 государств установили ширину территориального моря в пределах до 12 морских миль. Однако около 20 государств имеют ширину, превышающую лимит, установленный международным правом. А более 10 из них (Бразилия, Коста-Рика, Панама, Перу, Сальвадор, Сомали и некоторые другие) односторонними законодательными актами, принятыми до Конвенции ООН по морскому праву, расширили свои территориальные воды до 200 морских миль. По-видимому, решению возникшей таким образом проблемы сможет содействовать вступление в силу Конвенции по морскому праву или ее фактическое осуществление подавляющей частью государств.

Разграничение территориального моря между противоположными или смежными государствами в соответствующих случаях осуществляется по соглашениям между ними, учитывающим особенности каждого случая. При отсутствии такого соглашения прибрежные государства не могут распространять свое территориальное море за срединную линию.

Мирный проход иностранных судов через территориальное море. Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года и Конвенция ООН по морскому праву 1982 года предусматривают право мирного прохода через территориальное море для иностранных судов. Под проходом через территориальное море понимается плавание судов с целью: а) пересечь это море без захода во внутренние воды, а также не вставая на рейде или в портовом сооружении за пределами внутренних вод; б) пройти во внутренние воды или выйти из них либо встать на рейде или в портовом сооружении за пределами внутренних вод. Проход иностранного судна через территориальное море считается мирным, если только им не нарушаются мир, добрый порядок или безопасность прибрежного государства.

Конвенция ООН по морскому праву указывает, в частности, что проход не является мирным, если проходящее судно допускает угрозу силой или ее применение против суверенитета, территориальной целостности или политической независимости прибрежного государства либо любым другим образом в нарушение принципов международного права, воплощенных в Уставе ООН, осуществляет маневры или учения с оружием любого вида, любой акт, имеющий целью затронуть оборону или безопасность прибрежного государства, равно как и любой другой акт, не имеющий прямого отношения к проходу (подъем и посадка летательных аппаратов, выгрузка и погрузка товаров, валют, лиц, загрязнение моря, рыбная ловля и т. д.).

Прибрежное государство вправе принимать в своем территориальном море необходимые меры для недопущения прохода, который не является мирным. Оно может также без дискриминации между иностранными судами временно приостановить в определенных районах своего территориального моря осуществление права мирного прохода иностранных судов, если такое приостановление существенно важно для охраны его безопасности, включая проведение учений с использованием оружия. Такое приостановление вступает в силу только после должного оповещения о нем (дипломатическим путем или через «Извещения мореплавателям», или иным образом). По Конвенции при осуществлении права мирного прохода через территориальное море иностранные суда обязаны соблюдать законы и правила, принимаемые прибрежным государством в соответствии с положениями Конвенции и другими нормами международного права. Эти правила могут касаться: безопасности судоходства и регулирования движения судов; сохранения ресурсов и предотвращения нарушения рыболовных правил прибрежного государства; защиты окружающей среды; морских научных исследований и гидрографических съемок; таможенного, санитарного, фискального и иммиграционного режимов.

Правила прибрежного государства не должны, однако, относиться к проектированию, конструкции, комплектованию экипажа или оборудованию иностранных судов, если они не вводят в действие общепринятые международные нормы и стандарты. Следовательно, прибрежное государство не может по своему усмотрению определять технические характеристики судов, проходящих через его территориальное море, или порядок комплектования их экипажей и на этом основании регламентировать право мирного прохода.

Но иностранные суда при проходе должны соблюдать все законы и правила, а также общепринятые международные правила, касающиеся предотвращения столкновения в море.

Прибрежное государство в случае необходимости и с учетом безопасности судоходства может потребовать от иностранных судов, осуществляющих право мирного прохода через его территориальное море, пользоваться морскими коридорами и схемами разделения движения, которое оно может установить или предписать (с учетом рекомендаций компетентных международных организаций). Требование строго следовать по таким морским коридорам может быть выдвинуто в отношении танкеров или судов с ядерными двигателями или судов, провозящих ядовитые или опасные вещества и материалы.

Иностранные суда не могут облагаться никакими сборами лишь за их проход через территориальное море.

Уголовная и гражданская юрисдикция в отношении торговых судов и государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях. Уголовная юрисдикция прибрежного государства не осуществляется на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море, для ареста какого-либо лица или производства расследования в связи с любым преступлением, совершенным на борту судна во время его прохода, за исключением следующих случаев:

  • а) если последствия преступления распространяются на прибрежное государство;
  • б) если совершенное преступление нарушает спокойствие в стране или добрый порядок в территориальном море;
  • в) если капитан судна, дипломатический агент или консульский чиновник государства флага обратится к местным властям с просьбой об оказании помощи;
  • г) если такие меры необходимы для пресечения незаконной торговли наркотическими средствами или психотропными веществами.

Изложенные выше положения не затрагивают права прибрежного государства принимать любые меры, разрешаемые его законами, для ареста или расследования на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море после выхода из внутренних вод.

Прибрежное государство не должно останавливать проходящее через территориальное море иностранное судно или изменять его курс с целью осуществления гражданской юрисдикции в отношении лица, находящегося на его борту. Оно может применять в отношении такого судна взыскания или арест по любому гражданскому делу только по обязательствам или в силу ответственности, принятой или навлеченной на себя этим судном во время или для прохода его через воды прибрежного государства. Прибрежное государство может осуществлять гражданскую юрисдикцию в отношении иностранного судна, находящегося на стоянке в территориальном море или проходящего через территориальное море после выхода из внутренних вод.

Государственные суда, используемые для некоммерческих целей, пользуются иммунитетом от уголовной и гражданской юрисдикции прибрежного государства. Конвенция о территориальном море и прилежащей зоне, а также Конвенция ООН по морскому праву предусматривают право мирного прохода иностранных военных кораблей через территориальное море. Однако первая предоставила ее участникам право делать оговорки, в том числе в отношении мирного прохода военных кораблей, вторая же не допускает такого рода оговорок, но содержит четкую регламентацию мирного прохода, о чем говорилось выше.

Военные корабли в территориальном море, как и в других районах Мирового океана, пользуются иммунитетом от действия властей прибрежного государства. Но, если иностранный военный корабль не соблюдает законов и правил прибрежного государства, касающихся прохода через территориальное море, и игнорирует любое обращенное к нему требование об их соблюдении, прибрежное государство может потребовать от него немедленно покинуть территориальное море. Это конвенционное требование, разумеется, должно быть немедленно выполнено, а любые возникающие в связи с этим вопросы должны быть урегулированы дипломатическим путем. Такие вопросы возникли, в частности, в 1986 и 1988 годах в связи с заходом военных кораблей ВМС США в тогдашние советские территориальные воды в Черном море. В результате стороны в 1989 году договорились о «едином толковании норм международного права», регулирующих мирный проход.

В соответствии с указанным документом они, наряду с другими положениями, согласились считать, что в районах территориального моря, где не предписаны морские коридоры или схемы разделения движения, суда пользуются тем не менее правом мирного прохода. В одновременно состоявшемся обмене письмами США заявили о том, что они без ущерба для их общей позиции по вопросу о мирном проходе «не имеют намерения осуществлять мирный проход американских военных кораблей через территориальное море Советского Союза в Черном море».

5. Морские пространства за пределами территориального моря

Понятие открытого моря в историческом развитии. Пространства морей и океанов, которые находятся за пределами территориального моря и не входят, следовательно, в состав территории ни одного из государств, традиционно именовались открытым морем. И хотя отдельные части этих пространств (прилежащая зона, континентальный шельф, исключительная экономическая зона и т. д.) имеют различный правовой режим, все они имеют одинаковый правовой статус: они не подчинены суверенитету какого-либо государства. Исключение открытого моря из-под действия суверенитета государства или группы государств было составной частью единого исторического процесса, сопровождавшегося одновременно признанием за каждым из государств права свободно пользоваться открытым морем.

Этот процесс оказался длительным и сложным, а возник он в результате потребностей государств в осуществлении свободы морских сношений для обмена производимыми товарами и доступа к заморским источникам сырья.

Идеи о свободном пользовании морем и недопустимости распространения на моря и океаны власти отдельных государств высказывались достаточно широко еще в XVI—XVII столетиях. Наиболее глубокое по тем временам обоснование эта точка зрения получила в книге выдающегося голландского юриста Гуго Греция «Свободное море» (1609 г.). Но всеобщее признание принцип свободы открытого моря получил только в начале XIX века. Его повсеместному утверждению долго препятствовала Великобритания, претендовавшая, часто не без успеха, на роль «владычицы морей».

В течение нескольких столетий под свободой открытого моря понималась прежде всего свобода мореплавания и морского рыболовства. Но с течением времени содержание понятия свободы открытого моря уточнялось и изменялось, хотя само открытое море оставалось при этом не подвластным ни одному из государств. В связи с достижениями науки и техники и появлением новых видов деятельности государств в Мировом океане традиционные свободы открытого моря во второй половине XIX и в начале XX века значительно расширились и пополнились. Они стали включать свободу прокладки по дну морей подводных телеграфно-телефонных кабелей, а также трубопроводов, свободу полетов в воздушном пространстве над открытым морем.

Сложившиеся к середине XX столетия понятия, а также положения, составляющие правовой режим открытого моря, были декларированы в Конвенции об открытом море 1958 года. В ней было указано: «Слова „открытое море» означают все части моря, которые не входят ни в территориальное море, ни во внутренние воды какого-либо государства» (ст. 1). Далее говорилось, что «никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части открытого моря своему суверенитету» и «открытое море открыто для всех наций», то есть находится в свободном пользовании всех государств. Раскрывая содержание последнего положения, Конвенция определила, что свобода открытого моря включает, в частности: 1) свободу судоходства; 2) свободу рыболовства; 3) свободу прокладывать подводные кабели и трубопроводы и 4) свободу полетов над открытым морем (ст. 2). Свобода открытого моря включала также свободу морских научных исследований. Однако новые факторы исторического развития привели к принятию в 1982 году всеобъемлющей Конвенции ООН по морскому праву. Новая Конвенция внесла в правовой режим открытого моря ряд крупных изменений. Она предоставила прибрежным государствам право устанавливать за пределами территориального моря в прилегающем к нему районе открытого моря исключительную экономическую зону шириной до 200 морских миль, в которой признаются суверенные права прибрежного государства на разведку и разработку естественных ресурсов зоны. Свобода рыболовства и свобода научных исследований в исключительной экономической зоне были упразднены и заменены новыми положениями. За прибрежным государством была признана юрисдикция в отношении сохранения морской среды и создания искусственных островов и установок.

Конвенция ООН по морскому праву, кроме того, по-новому определила понятие континентального шельфа, ввела понятие «район морского дна за пределами континентального шельфа», а также установила порядок разведки и разработки естественных ресурсов в пределах этих пространств.

Правовой режим морских пространств за пределами территориального моря. Предоставив прибрежным государствам ряд весьма существенных прав на ресурсы, защиту морской среды и регулирование научных исследований в пределах исключительной экономической зоны, Конвенция ООН по морскому праву вместе с тем не изменила правового статуса морских пространств за пределами территориального моря, подтвердив, что никакое государство не вправе претендовать на подчинение этих пространств своему суверенитету. Она сохранила в них, кроме того, за всеми государствами право пользования свободами судоходства и полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов и другими узаконенными в международном порядке правами и видами использования открытого моря (ст. 58, 78, 89, 92, 135 и др.).

В морских пространствах за внешней границей территориальных вод суда, как и раньше, подчиняются исключительной юрисдикции государства, под флагом которого они плавают. Никакой иностранный военный, пограничный или полицейский корабль или любое другое иностранное судно не вправе препятствовать судам других государств пользоваться на законных основаниях свободами открытого моря или применять к ним принудительные меры. Из данного принципа допускаются строго ограниченные изъятия, применяемые в конкретных, четко определенных международным правом случаях.

Эти исключения, принятые всеми государствами, имеют целью обеспечить соблюдение в этих частях Мирового океана норм международного права и безопасность мореплавания в общих интересах. Так, за пределами территориальных вод военный корабль или военный летательный аппарат любого государства, равно как и другое судно и летательный аппарат, уполномоченные для этой цели своим государством, могут захватить пиратское судно или пиратский летательный аппарат, арестовать находящихся на них лиц для последующего преследования в судебном порядке виновных в совершении актов пиратства в открытом море — насилия, задержания или грабежа, осуществленных экипажем в личных целях.

Помимо указанных выше случаев досмотр или задержание иностранного судна здесь могут иметь место на основе конкретного соглашения между государствами. В качестве примера назовем действующую Международную конвенцию об охране подводных кабелей 1984 года, которая предоставляет военным и патрульным судам государств, участвующих в Конвенции, останавливать невоенные суда под флагом государств — участников Конвенции по подозрению в повреждении подводного кабеля, а также составлять протоколы о нарушении Конвенции. Такие протоколы передаются государству, под флагом которого плавает судно-нарушитель, для его привлечения к ответственности. Конвенция ООН по морскому праву предусматривает также обязанность государств сотрудничать в дресечении перевозки рабов на морских судах, незаконной торговли наркотиками и психотропными веществами, осуществляемых судами в открытом море в нарушение международных конвенций, а также несанкционированного вещания из открытого моря в нарушение международных обязательств.

Однако если задержание или досмотр судна или летательного аппарата по подозрению в незаконных действиях окажутся необоснованными, то задержанному судну должны быть возмещены любые убытки или ущерб. Это положение применяется и в отношении права преследования.

Международное право традиционно признавало за прибрежным государством право преследовать или арестовывать в открытом море иностранное судно, нарушившее его законы и правила во время пребывания этого судна во внутренних водах, территориальном море или прилегающей зоне этого государства. Это право Конвенцией ООН по морскому праву распространено и на нарушения законов и правил прибрежного государства, касающихся континентального шельфа и исключительной экономической зоны. Преследование должно вестись по «горячим следам», то есть оно может начаться в момент, когда судно-нарушитель соответственно находится во внутренних водах, территориальном море, прилежащей зоне, в водах, покрывающих континентальный шельф, или в исключительной экономической зоне прибрежного государства, и должно осуществляться непрерывно. При этом преследование «по горячим следам» прекращается, как только преследуемое судно входит в территориальное море своей страны или третьего государства. Продолжение преследования в чужом территориальном море было бы несовместимо с суверенитетом государства, которому принадлежит это море.

Военные корабли, а также суда, принадлежащие государству (или эксплуатируемые им) и состоящие на государственной службе, пользуются за внешней границей территориального моря полным иммунитетом от принудительных действий и юрисдикции какого-либо иностранного государства.

Использование морских пространств в мирных целях и обеспечение безопасности мореплавания. Конвенция ООН по морскому праву установила, что морские воды за пределами территориального моря и международный район морского дна резервируются для использования в мирных целях. Это по меньшей мере означает, что в указанных морских районах государствами не должны допускаться какие-либо агрессивные, враждебные или провокационные действия друг против друга. Обеспечению мирной деятельности и мирных отношений на морях и океанах содействует и ряд других международных соглашений, которые частично или целиком направлены на решение этой проблемы. К ним относятся, в частности, Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой 1963 года, Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения 1971 года, Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного воздействия на природную среду 1977 года, а также Договор о создании безъядерной зоны в южной части Тихого океана 1985 года (Договор Раротонга).

Здесь действуют заключенные еще Советским Союзом двусторонние соглашения с США, Великобританией, ФРГ, Италией, Францией, Канадой и Грецией о предотвращении инцидентов на море за пределами территориальных вод. Эти соглашения предписывают военным кораблям участников соглашений во всех случаях находиться на достаточном удалении друг от друга, чтобы избегать риска столкновений, они обязывают военные корабли и воздушные суда не предпринимать имитаций атак или имитаций применения оружия, не проводить маневров в районах интенсивного судоходства, а также не допускать некоторых других действий, могущих повести к возникновению инцидентов на море и в воздушном пространстве над ним. Запрещенные соглашениями действия не должны применяться также и в отношении невоенных морских и воздушных судов.

Помимо военной стороны безопасность мореплавания включает и иные аспекты, касающиеся охраны человеческой жизни на море, предупреждения столкновений судов, спасания, конструкции и оборудования судов, комплектования экипажей, пользования сигналами и связью. В частности, морские государства неоднократно заключали с учетом развития и изменения условий мореплавания соглашения об охране человеческой жизни на море. Последний вариант Конвенции об охране человеческой жизни на море был одобрен на конференции, созванной Межправительственной морской организацией (с 1982 г.— Международная морская организация) в Лондоне в 1974 году. В Конвенции и Протоколе к ней 1978 года установлены обязательные положения, касающиеся конструкции судов, противопожарной безопасности, спасательных средств, достаточных для обеспечения всех пассажиров и членов судовой команды в случае аварии или возникшей опасности, состава экипажа, правил плавания ядерных судов и др. В Конвенцию 1974 года и Протокол 1978 года в последующем были внесены поправки, учитывающие технические достижения в этой области.

Действующие в настоящее время Международные правила предупреждения столкновения судов были приняты в 1972 году. В них определен порядок пользования сигналами (флажными, звуковыми или световыми), применения радиолокаторов, расхождения и скорости судов при их сближении и др. Вопросы спасания на море регулируются Конвенцией по поиску и спасанию на море 1979 года и Конвенцией о спасании 1989 года.

Общие положения, относящиеся к обязанностям государства в отношении обеспечения безопасности плавания судов, плавающих под его флагом, оказания помощи и ответственности в случае столкновения, содержатся в Конвенции об открытом море 1958 года и в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Начиная с середины 80-х годов текущего столетия участились случаи совершения преступных актов, направленных против безопасности морского судоходства, которые квалифицируются как терроризм на море (захват судна силой или путем угрозы силой, убийства или взятие заложников на захваченных судах, разрушение оборудования на судах или их уничтожение). Такие акты совершаются во внутренних водах, в территориальном море и за его пределами. Эти обстоятельства побудили международное сообщество заключить в 1988 году Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, и Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против стационарных платформ на континентальном шельфе. Указанные соглашения предусматривают меры борьбы с терроризмом на море, возлагая на их участников осуществление этих мер.

Охрана морской среды. Принципиально важные положения, формулирующие обязанности государств по защите и сохранению морской среды, содержатся в Конвенции ООН по морскому праву. Они касаются предотвращения и сокращения загрязнения морской среды из источников, находящихся на суше, в результате деятельности на морском дне, загрязнения с морских судов, а также путем захоронения токсичных, вредных и ядовитых веществ или загрязнения из атмосферы или через нее.

Государствами были заключены специальные конвенции по борьбе с загрязнением моря нефтью. Это, в частности, Конвенция по предотвращению загрязнения моря нефтью 1954 года, Конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения моря нефтью 1969 года, Международная конвенция о вмешательстве в открытом море в случаях аварий, приводящих к загрязнению моря нефтью 1969 года, которая в 1973 году была дополнена Протоколом о вмешательстве в открытом море в случаях загрязнения веществами иными, чем нефть.

В 1973 году вместо упомянутой выше Конвенции 1954 года с учетом интенсивности судоходства и появления новых источников загрязнений была заключена новая Конвенция по предотвращению загрязнения моря нефтью и другими жидкими веществами. Она ввела «особые районы», в которых полностью запрещен сброс нефти и ее отходов (Балтийское море с проливной зоной, Черное и Средиземное моря и некоторые другие). В 1982 году новая конвенция вступила в силу.

В 1972 году была заключена Конвенция по предотвращению загрязнения моря с судов (имеется в виду сброс отходов и материалов, содержащих ртуть, радиоактивные вещества, отравляющие газы и подобные опасные вещества). Конвенция приравнивает к сбросу преднамеренное затопление судов, самолетов, платформ и других сооружений.

Предотвращению загрязнения морской среды радиоактивными отходами содействуют также Договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах и Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения.

6. Прилежащая зона

Начиная с середины XIX века некоторые страны, у которых ширина территориального моря составляла 3—4—6 морских миль, стали устанавливать дополнительную морскую зону за пределами своего территориального моря для осуществления в ней контроля с целью обеспечения выполнения иностранными судами иммиграционных, таможенных, фискальных и санитарных правил. Такие зоны, прилегающие к морской территории прибрежного государства, получили название прилежащих зон.

Суверенитет прибрежного государства на эти зоны не распространяется, и они сохранили статус открытого моря. Поскольку такие зоны создавались для конкретных и четко поименованных целей, а также не выходили за пределы 12 морских миль, то их установление не вызывало возражений. Право прибрежного государства устанавливать прилежащую зону в таком виде и в пределах до 12 морских миль получило закрепление в Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 года (ст. 24).

Конвенция ООН по морскому праву 1982 года тоже признает право прибрежного государства на прилежащую зону, в которой оно может осуществлять контроль, необходимый для: а) предотвращения нарушения таможенных, фискальных, иммиграционных или санитарных законов и правил в пределах его территории или территориального моря; б) наказания за нарушение вышеупомянутых законов и правил, совершенное в пределах его территории или территориального моря (п. 1 ст. 33).

Однако Конвенция ООН по морскому праву, в отличие от Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне, указывает, что прилежащая зона не может распространяться за пределы 24 морских миль, отсчитываемых от исходных линий для измерения ширины территориального моря. Это означает, что прилежащую зону могут устанавливать также и те государства, у которых ширина территориального моря достигает 12 морских миль.

7. Континентальный шельф

Под континентальным шельфом с геологической точки зрения понимается подводное продолжение материка (континента) в сторону моря до его резкого обрыва или перехода в материковый склон.

С международно-правовой точки зрения под континентальным шельфом понимается морское дно, включая его недра, простирающееся от внешней границы территориального моря прибрежного государства до установленных международным правом пределов.

Вопрос о континентальном шельфе в международно-правовом плане возник, когда выяснилось, что в недрах шельфа находятся залежи минерального сырья, ставшие доступными для добычи.

На I Конференции ООН по морскому праву в 1958 году была принята специальная Конвенция о континентальном шельфе, признавшая суверенные права прибрежного государства над континентальным шельфом в целях разведки и разработки его естественных богатств, в том числе минеральных и других неживых ресурсов поверхности и недр морского дна, живых организмов «сидячих видов» (жемчуг, губки, кораллы и др.), прикрепленных к морскому дну или передвигающихся по нему или под ним в надлежащий период своего развития. К последним видам были отнесены также крабы и другие ракообразные.

Конвенция предусмотрела право прибрежного государства при осуществлении разведки и разработки естественных богатств континентального шельфа возводить необходимые сооружения и установки, а также создавать вокруг них 500-метровые зоны безопасности. Эти сооружения, установки и зоны безопасности не должны устанавливаться, если это может создать препятствия для использования признанных морских путей, имеющих существенное значение для международного судоходства.

В Конвенции сказано, что под континентальным шельфом понимаются поверхность и недра морского дна подводных районов вне зоны территориального моря до глубины 200 м или за этим пределом до такого места, до которого глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств этих районов. Такое определение континентального шельфа могло дать прибрежному государству основание распространять по мере роста его технических возможностей по добыче ресурсов шельфа свои суверенные права на неопределенно широкие морские районы. В этом состоял существенный недостаток данного определения.

На III Конференции по морскому праву были приняты цифровые пределы для установления внешней границы континентального шельфа. Конвенция ООН по морскому праву определила континентальный шельф прибрежного государства как «морское дно и недра подводных районов, простирающихся за пределы территориального моря на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка или на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние» (п. 1 ст. 76).

В тех случаях, когда подводная окраина материка шельфа прибрежного государства простирается более чем на 200 морских миль, прибрежное государство может относить внешнюю границу своего шельфа за пределы 200 морских миль с учетом местонахождения и реальной протяженности шельфа, но при всех обстоятельствах внешняя граница континентального шельфа должна находиться не далее 350 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, или не далее 100 морских миль от 2500-метровой изобаты, которая представляет собой линию, соединяющую глубины 2500 м (п. 5 ст. 76). В соответствии с Конвенцией создается Комиссия по границам континентального шельфа. Границы, установленные прибрежным государством на основе рекомендаций указанной Комиссии, являются окончательными и для всех обязательны.

Права прибрежного государства на континентальный шельф не затрагивают правового статуса покрывающих вод и воздушного пространства над ними. Следовательно, осуществление этих прав не должно вести к ущемлению свободы судоходства и свободы полетов над континентальным шельфом. Кроме того, все государства вправе прокладывать подводные кабели и трубопроводы на континентальном шельфе. При этом определение трассы для их прокладки осуществляется с согласия прибрежного государства.

Научные исследования на континентальном шельфе в пределах 200 морских миль могут производиться с согласия прибрежного государства. Однако оно не может по своему усмотрению отказать другим странам в согласии на проведение морских исследований на континентальном шельфе за пределами 200 морских миль, за исключением тех районов, в которых им ведутся или будут проводиться операции по детальной разведке природных ресурсов.

Как правило, прибрежные государства регламентируют разведку и разработку природных ресурсов и научную деятельность на прилежащих шельфах своими национальными законами и правилами.

8. Исключительная экономическая зона

Вопрос о создании за пределами территориального моря в прилегающем непосредственно к нему районе исключительной экономической зоны возник на рубеже 60—70-х годов нашего столетия. Инициатива постановки его исходила от развивающихся стран, которые считали, что в сложившихся условиях огромного технического и экономического превосходства развитых государств принцип свободы рыболовства и добычи минеральных ресурсов в открытом море не отвечает интересам стран «третьего мира» и выгоден только морским державам, имеющим необходимые экономические и технические возможности, а также крупный и современный рыболовный флот. По их мнению, сохранение свободы рыболовства и других промыслов было бы несовместимо с идеей создания нового, справедливого и равноправного экономического порядка в международных отношениях.

После определенного периода возражений и колебаний, длившегося около трех лет, крупные морские державы приняли в 1974 году концепцию исключительной экономической зоны при условии решения вопросов морского права, рассматривавшихся III Конференцией ООН по морскому праву, на взаимоприемлемой основе. Такие взаимоприемлемые решения в результате многолетних усилий были найдены Конференцией и включены ею в Конвенцию ООН по морскому праву.

В соответствии с Конвенцией экономическая зона представляет собой район, находящийся за пределами территориального моря и прилегающий к нему, шириной до 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря. В этом районе установлен специфический правовой режим. Конвенция предоставила прибрежному государству в исключительной экономической зоне суверенные права в целях разведки и разработки естественных ресурсов, как живых, так и неживых, а также права в отношении других видов деятельности в целях экономической разведки и разработки указанной зоны, таких как производство энергии путем использования воды, течений и ветра.

Конвенция предусматривает право других государств при определенных условиях участвовать в промысле живых ресурсов исключительной экономической зоны. Однако это право может быть осуществлено только по соглашению с прибрежным государством.

За прибрежным государством признана также юрисдикция в отношении создания и использования искусственных островов, установок и сооружений, морских научных исследований и сохранения морской среды. Морские научные исследования, создание искусственных островов, установок и сооружений для экономических целей могут осуществляться в исключительной экономической зоне другими странами с согласия прибрежного государства.

В то же время другие государства, как морские, так и не имеющие выхода к морю, пользуются в исключительной экономической зоне свободами судоходства, полетов над ней, прокладки кабелей и трубопроводов и другими узаконенными видами использования моря, относящимися к этим свободам. Указанные свободы осуществляются в зоне как в открытом море. На зону распространяются также другие правила и нормы, регулирующие правопорядок в открытом море (исключительная юрисдикция государства флага над своим судном, допустимые изъятия из нее, право преследования, положения о безопасности мореплавания и т. д.). Никакое государство не вправе претендовать на подчинение экономической зоны своему суверенитету. Это важное положение применяется без ущерба для соблюдения других положений правового режима исключительной экономической зоны.

В связи с этим следует обратить внимание на то обстоятельство, что Конвенция предписывает, чтобы прибрежное государство и другие государства при осуществлении своих прав и обязанностей в зоне должным образом учитывали права и обязанности друг друга и действовали соответственно положениям Конвенции.

Еще в разгар работы III Конференции ООН по морскому праву значительное число государств, опережая ход событий и пытаясь направить их по нужному руслу, приняли законы об установлении вдоль своих берегов рыболовных или экономических зон шириной до 200 морских миль. В конце 1976 года, почти за шесть лет до окончания Конференции, США, Великобритания, Франция, Норвегия, Канада, Австралия и ряд других стран, включая развивающиеся, приняли такого рода законы.

Это интересно:  Права заключенных в местах лишения свободы

В этих условиях районы морей и океанов, открытые для свободного рыболовства, в том числе у советских берегов, могли бы стать зонами опустошительного промысла. Такое очевидное и нежелательное развитие событий заставило законодательные органы СССР принять в 1976 году Указ «О временных мерах по сохранению живых ресурсов и регулированию рыболовства в морских районах, прилегающих к побережью СССР». Эти меры были приведены в соответствие с новой конвенцией Указом «Об экономической зоне СССР» в 1984 году.

В настоящее время свыше 80 государств имеют исключительные экономические или рыболовные зоны шириной до 200 морских миль. Правда, законы некоторых из этих государств пока не полностью соответствуют положениям Конвенции ООН по морскому праву. Но эта ситуация будет изменяться по мере дальнейшего укрепления режима, предусмотренного Конвенцией.

Конвенционные положения об исключительной экономической зоне являются компромиссными. Они иногда подвергаются неоднозначному толкованию. Так, некоторые зарубежные авторы, в частности из развивающихся государств, высказывают точку зрения о том, что исключительная экономическая зона ввиду присущего ей специфического правового режима, включающего значительные права прибрежного государства, не является ни территориальным морем, ни открытым морем. Справедливо отмечая специфичность правового режима исключительной экономической зоны, который включает важные функциональные или целевые права прибрежного государства и значительные элементы правового режима открытого моря, авторы этой точки зрения не дают ясного ответа на вопрос о пространственном статусе исключительной экономической зоны и не принимают во внимание положений ст. 58 и 89, указывающих на применимость к исключительной экономической зоне важных свобод и правового статуса открытого моря.

9. Части открытого моря за пределами исключительной экономической зоны

На части моря, расположенные за пределами исключительной экономической зоны в сторону моря от берега, Конвенция ООН по морскому праву распространяет действие правового режима, который традиционно применялся к открытому морю. В этих морских пространствах все государства на основе равенства пользуются с учетом других положений Конвенции такими свободами открытого моря, как свобода судоходства, прокладки подводных кабелей и трубопроводов, рыболовства, научных исследований.

В отношении свободы научных исследований и прокладки кабелей и трубопроводов предусмотрены небольшие исключения, относящиеся только к районам континентального шельфа прибрежных государств, выходящим за пределы 200 морских миль. Эти исключения предусматривают, что определение трасс для прокладки подводных кабелей и трубопроводов на континентальном шельфе прибрежного государства, равно как и проведение научных исследований в тех районах шельфа, где ведутся или будут проводиться прибрежным государством операции по разработке или детальной разведке природных ресурсов, могут иметь место с согласия прибрежного государства.

За пределами исключительной экономической зоны и за внешней границей континентального шельфа в тех случаях, когда его ширина более 200 морских миль, Конвенцией вводится новая свобода — возводить искусственные острова и другие установки, допускаемые международным правом (п. 1 d ст. 87). Слова «допускаемые международным правом» означают, в частности, запрещение возводить искусственные острова и установки для размещения на них ядерного оружия и другого оружия массового уничтожения, поскольку такие действия несовместимы с Договором о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения от 11 февраля 1971 г.

Конвенция содержит и некоторые другие новеллы, дополняющие традиционно существующий в открытом море правопорядок. Так, она запрещает вещание в нарушение международных правил радио или телевизионных программ с судна или установки, предназначенных для приема населением. Лица и суда, занимающиеся несанкционированным вещанием, могут быть арестованы и привлечены к ответственности в суде: государства флага судна; государства регистрации установки; государства, гражданином которого является обвиняемое лицо; любого государства, где могут приниматься передачи. Указанный запрет включает также исключительную экономическую зону.

Существенное внимание Конвенция уделила вопросам сохранения живых ресурсов в водах открытого моря, в которых сохранен принцип свободы рыболовства, осуществляемой здесь с учетом договорных обязательств государств, а также предусмотренных Конвенцией прав, обязанностей и интересов прибрежных государств. В соответствии с Конвенцией все государства должны принимать в отношении своих граждан такие меры, какие окажутся необходимыми для сохранения ресурсов открытого моря. Государства должны также в этих же целях сотрудничать друг с другом непосредственно или в рамках субрегиональных или региональных организаций по рыболовству.

Еще в ходе работы III Конференции ООН по морскому праву стали возникать такого рода организации, уставы которых учитывали новую правовую ситуацию в области рыболовства. Так, с 1979 года действует Организация по рыболовству в Северо-Западной Атлантике, а в 1980 году была создана аналогичная организация для Северо-Восточной Атлантики. Продолжает действовать с 1969 года, но с учетом введения экономических зон, Международная комиссия по рыболовству в Юго-Восточной Атлантике.

Районы деятельности этих организаций охватывают как исключительные экономические зоны, так и воды открытого моря за их пределами. Но принимаемые ими рекомендации по регулированию рыболовства и сохранению рыбных ресурсов в исключительных экономических зонах могут осуществляться только с согласия соответствующих прибрежных государств.

Государствами приняты также меры по урегулированию промысла отдельных ценных видов рыб. Конвенция 1982 года содержит, в частности, специальные правила о промысле и сохранении лососевых (анадромных) видов. Промысел лососевых разрешается только в исключительных экономических зонах, а за их внешней границей — лишь в исключительных случаях и по достижении соглашения с государством происхождения лососевых рыб, то есть с государством, в реках которого нерестятся эти рыбы. В дальневосточных реках России нерестятся, как известно, многие виды лососевых. С учетом принципа взаимности Россия разрешает на основе ежегодных договоренностей, зафиксированных в протоколах, японским рыбакам вести промысел лососевых, нерестящихся в российских реках, в северо-западной части Тихого океана, но в границах определенных участков моря и при соблюдении установленных квот.

10. Международный район морского дна

В результате научно-технического прогресса оказались досягаемыми для эксплуатации не только природные ресурсы континентального шельфа, но и глубоководные залежи минералов, находящихся на морском дне и в его недрах за пределами континентального шельфа. Реальная перспектива их добычи породила проблему правового регулирования эксплуатации природных ресурсов района Мирового океана, который получил название международного района морского дна, за пределами действия национальной юрисдикции или, говоря точнее, за пределами континентального шельфа.

Конвенция ООН по морскому праву 1982 года провозгласила международный район морского дна и его ресурсы «общим наследием человечества». Естественно, что правовой режим этого района и эксплуатации его ресурсов в соответствии с указанным положением может определяться только всеми государствами совместно. В Конвенции указано, что финансовые и экономические выгоды, получаемые от деятельности в международном районе, должны распределяться на основе принципа справедливости, с особым учетом интересов и нужд развивающихся государств и народов, которые еще не достигли полной независимости или иного статуса самоуправления. Такое распределение доходов, получаемых от деятельности в международном районе, не потребует прямого или обязательного участия в этой деятельности неготовых к ней развивающихся государств.

Деятельность в районе осуществляется, как сказано в ст. 140 Конвенции, на благо всего человечества.

Определяя правовое положение международного района, Конвенция устанавливает, что «ни одно государство не может претендовать на суверенитет или суверенные права или осуществлять их в отношении какой бы то ни было части района или его ресурсов и ни одно государство, физическое или юридическое лицо не может присваивать какую бы то ни было их часть» (ст. 137).

Все права на ресурсы района принадлежат всему человечеству, от имени которого будет действовать Международный орган по морскому дну. Деятельность в международном районе организуется, осуществляется и контролируется этим Органом (ст. 153).

Добыча ресурсов в районе будет осуществляться самим Международным органом через свое предприятие, а также «в ассоциации с Международным органом» государствами — участниками Конвенции, либо государственными предприятиями, либо физическими или юридическими лицами, имеющими гражданство государств-участников или находящимися под эффективным контролем этих государств, если последние поручились за указанных лиц.

Такая система разработки ресурсов района, в которой наряду с предприятием Международного органа могут участвовать государства-участники и иные субъекты внутреннего права этих государств, получила название параллельной.

Политика в отношении деятельности в районе должна проводиться Международным органом таким образом, чтобы содействовать расширению участия в освоении ресурсов со стороны всех государств, независимо от их социально-экономических систем или географического положения, и предотвращать монополизацию деятельности на морском дне.

Общее поведение государств и их деятельность в международном районе морского дна наряду с положениями Конвенции регулируются принципами Устава ООН и другими нормами международного права в интересах поддержания мира и безопасности, содействия международному сотрудничеству и взаимопониманию (ст. 138). Район открыт для использования исключительно в мирных целях (ст. 141).

Согласно Конвенции, главными органами Международного органа по морскому дну являются Ассамблея, состоящая из членов Органа, Совет, включающий 36 членов Органа, избираемых Ассамблеей, а также Секретариат.

Совет обладает полномочиями устанавливать и проводить конкретную политику по любому вопросу или проблеме деятельности Международного органа. Половина его членов избирается в соответствии с принципами справедливого географического представительства, другая половина — по иным основаниям: от развивающихся стран, имеющих особые интересы; от стран-импортеров; от стран, добывающих аналогичные ресурсы на суше, и т. д.

Положения Конвенции о международном районе морского дна были выработаны при активном участии США и других западных стран. Тем не менее США, Великобритания и ФРГ не подписали ее, а в августе 1984 года эти страны совместно с пятью другими западными государствами заключили сепаратные соглашения, которые имеют целью обеспечить разработку ими вне конвенции минеральных ресурсов в перспективных районах глубоководной части Мирового океана. Тем не менее подготовительная Комиссия, состоящая из представителей государств, подписавших Конвенцию, осуществляет работу по практическому созданию Международного органа по морскому дну и его функционированию в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву.

11. Закрытое или полузакрытое море

Под закрытым морем понимается море, которое омывает берега нескольких государств и по своему географическому положению не может быть использовано для транзитного прохода через него в другое море. Доступ из открытого моря в закрытое море осуществляется по узким морским путям, ведущим только к берегам государств, расположенных вокруг закрытого моря.

Концепция закрытого моря была сформулирована и получила отражение в договорной практике в конце XVIII и в течение первой половины XIX века. Согласно этой концепции, принцип свободы открытого моря не применялся в полном объеме к закрытому морю: в закрытое море был ограничен доступ военно-морских кораблей неприбрежных к нему государств.

Поскольку эта идея отвечает интересам безопасности прибрежных стран и сохранению мира в таких морях, она получила в свое время признание в доктрине международного права и сохраняет свое значение и в наши дни.

К закрытым морям, в частности, относят Черное и Балтийское моря. Эти моря иногда называют полузакрытыми и региональными. Правовой режим указанных морей нельзя отделить от правового режима Черноморских и Балтийских проливов.

На протяжении XVIII и XIX столетий прибрежные государства в договорном порядке неоднократно заключали соглашения с целью закрыть Черное и Балтийское моря для военных кораблей неприбрежных стран. Однако в последующие периоды главным образом из-за противодействия стран, не имеющих здесь своих владений, для Черного и Балтийскою морей не были установлены правовые режимы, соответствующие значению и положению этих морских акваторий.

Во второй половине XX века концепция закрытого моря получила дальнейшее развитие и стала предусматривать положения о специальной правовой защите морской среды и региональном правовом регулировании рыболовства в закрытых или полузакрытых морях.

Конвенция ООН по морскому праву расширила понятие закрытых или полузакрытых морей, которые в русском тексте Конвенции именуются «замкнутыми или полузамкнутыми морями» (ст. 122). Конвенция, не определяя содержания правового режима этих морей, устанавливает приоритетные права прибрежных государств на управление живыми ресурсами, защиту и сохранение морской среды и координацию научных исследований в закрытых и полузакрытых морях (ст. 123).

12. Права государств, не имеющих морского побережья

Внутриконтинентальные или, как их часто называют, государства, не имеющие морского побережья, имеют право на доступ к морю, в том числе право на то, чтобы морские суда плавали под их флагом.

Это существовавшее и ранее право получило закрепление в Конвенции ООН по морскому праву, которая предусматривает порядок решения вопроса о доступе внутриконтинентального государства к морю через территорию тех стран, которые расположены между морем и данным внутриконтинентальным государством.

Практически этот вопрос решается таким образом, что заинтересованное государство, не имеющее выхода к морю, договаривается с соответствующей страной, расположенной на берегу моря, о предоставлении ему возможности пользоваться тем или иным морским портом прибрежной страны. Например, на основании подобной договоренности морские суда, плавающие под флагом Чехии, пользуются польским портом Щецин. Такого рода соглашениями одновременно решается вопрос и о транзитном сообщении между заинтересованным неприбрежным государством и морским портом, который этому государству предоставляется.

Государства, не имеющие выхода к морю, имеют право в соответствии с Конвенцией по морскому праву участвовать на справедливой основе в эксплуатации той части живых ресурсов экономических зон, которая по тем или иным причинам не может быть использована прибрежным государством. Это право осуществляется в экономических зонах прибрежных государств того же региона или субрегиона по соглашению с данным прибрежным государством. При определенных условиях и по соглашению с прибрежным государством развивающееся государство, не имеющее выхода к морю, может получить доступ не только к неиспользуемой части, но также ко всем живым ресурсам зоны.

Конвенция предоставляет государствам, не имеющим выхода к морю, право на доступ к «общему наследию человечества» и на получение выгод от эксплуатации ресурсов международного района морского дна в рамках, предусмотренных Конвенцией.

13. Международные проливы

Проливы — это естественные морские проходы, соединяющие между собой части одного и того же моря или отдельные моря и океаны. Они обычно являются необходимыми путями, иногда даже единственными, для морских и воздушных связей государств, что свидетельствует об их большом значении в международных отношениях.

При установлении правового режима морских проливов государствами учитываются, как правило, два связанных между собой фактора: географическое положение того или иного пролива и его значение для международного судоходства.

Проливы, являющиеся проходами, ведущими во внутренние воды государства (например, Керченский или Ирбенский), или проливы, которые не используются для международного судоходства и в силу исторической традиции составляют внутренние морские пути (например, Лаптева или Лонг-Айленд), не относятся к международным. Их правовой режим определяется законами и правилами прибрежного государства.

Международными считаются все проливы, используемые для международного судоходства и соединяющие между собой: 1) части открытого моря (или экономических зон); 2) части открытого моря (экономической зоны) с территориальным морем другого или нескольких других государств.

Конкретные проливы могут иметь свои особенности. Тем не менее считается, что, например, Ла-Манш, Па-де-Кале, Гибралтарский, Сингапурский, Малаккский, Баб-эль-Мандебский, Ормузский и другие проливы являются мировыми морскими путями, открытыми для свободного или беспрепятственного мореплавания и воздушной навигации всех стран. Такой режим действует в этих проливах на протяжении длительного исторического периода в силу международных обычаев или международных соглашений.

Разумное сочетание интересов стран, пользующихся проливами, и прибрежных к ним стран нашло отражение в положениях Конвенции ООН по морскому праву. В ее части III, озаглавленной «Проливы, используемые для международного судоходства», оговорено, что она не применяется к проливу, используемому для международного судоходства, если через этот пролив проходит столь же удобный с точки зрения навигационных и гидрографических условий путь в открытом море или в исключительной экономической зоне. Использование такого пути осуществляется на основе принципа свободы судоходства и полетов. Что же касается проливов, используемых для международного судоходства между одним районом открытого моря (или исключительной экономической зоны) и другим районом открытого моря (или исключительной экономической зоны) и перекрываемых территориальным морем прибрежного или прибрежных государств, то в них «все суда и летательные аппараты пользуются правом транзитного прохода, которому не должно чиниться препятствий». Транзитный проход в данном случае «представляет собой осуществление свободы судоходства и пролета исключительно с целью непрерывного быстрого транзита через пролив».

В Конвенции содержатся также положения, учитывающие специфические интересы государств, граничащих с проливами, в области безопасности, рыболовства, борьбы с загрязнением, соблюдением таможенных, фискальных, иммиграционных и санитарных законов и правил. Суда и летательные аппараты при осуществлении права транзитного прохода воздерживаются от любой деятельности в нарушение принципов международного права, воплощенных в Уставе ООН, а также от любой деятельности, кроме той, которая свойственна обычному порядку непрерывного и быстрого транзита.

Согласно Конвенции, режим транзитного прохода не применяется к проливам, используемым для международного судоходства между частью открытого моря (исключительной экономической зоны) и территориальным морем другого государства (например, пролив Тирана), а также к проливам, образуемым островом государства, граничащего с проливом и его континентальной частью, если в сторону моря от острова имеется столь же удобный с точки зрения навигационных и гидрографических условий путь в открытом море или исключительной экономической зоне (например, Мессинский пролив). В таких проливах применяется режим мирного прохода. При этом, однако, не должно быть никакого приостановления прохода через них в отличие от территориального моря, где допускается временное приостановление.

Конвенция не затрагивает правового режима проливов, проход в которых регулируется в целом или частично действующими международными конвенциями, находящимися в силе, которые специально относятся к таким проливам. Такого рода конвенции, как правило, заключались в прошлом применительно к проливам, ведущим в закрытые или полузакрытые моря, в частности в отношении Черноморских проливов (Босфор — Мраморное море — Дарданеллы) и Балтийских проливов (Большой и Малый Бельты, Зунд).

Черноморские проливы открыты для торгового судоходства всех стран, что было провозглашено в XIX столетии в ряде договоров Турции и России, а затем подтверждено в многосторонней конвенции, заключенной в 1936 году в Монтрё. Эта действующая в настоящее время Конвенция о Черноморских проливах предусматривает ограничения для прохода в мирное время военных кораблей нечерноморских держав. Они могут проводить через зону проливов легкие надводные корабли и вспомогательные суда. Общий тоннаж военных кораблей всех нечерноморских государств, находящихся в транзите через проливы, не должен превышать 15 тыс. т, а их общее число не должно превышать девяти. Общий тоннаж военных кораблей всех нечерноморских государств, находящихся в Черном море, не должен превышать 30 тыс. г. Этот тоннаж может быть увеличен до 45 тыс. т в случае увеличения военно-морских сил черноморских стран. Военные корабли нечерноморских стран проходят через проливы с уведомлением за 15 суток и могут находиться в Черном море не более 21 суток.

Черноморские державы могут проводить через проливы не только легкие военные суда, но также свои линейные корабли, если они следуют в одиночку при эскорте не более двух миноносцев, а также свои подводные лодки в надводном состоянии; уведомление о таких проходах делается за 8 суток.

В случае участия Турции в войне или нахождения ее под угрозой непосредственной военной опасности ей предоставлено право по своему усмотрению разрешать или запрещать проход через проливы любых военных кораблей.

Режим Балтийских проливов в настоящее время регулируется как договорными положениями, так и нормами обычного международного права, а также национальными законами: Дании — в отношении Малого и Большого Бельтов и датской части Зунда и Швеции — в отношении шведской части Зунда.

В прошлом по инициативе России были заключены Конвенции о вооруженном нейтралитете 1780 и 1800 годов при участии тогдашних Прибалтийских государств. По этим соглашениям Балтийское море должно было оставаться на вечные времена «закрытым морем», однако в мирное время свобода торгового судоходства в нем предоставлялась всем странам. Балтийские государства сохраняли за собой право принимать необходимые меры для того, чтобы ни на море, ни на берегах его не имели места военные действия или насилие. В равной мере закрытыми для военных кораблей небалтийских стран оставались и Балтийские проливы.

Особый правовой режим Балтийских проливов получил в XIX веке признание и в доктрине. О приверженности ему было заявлено советским представителем на Римской конференции по ограничению морских вооружений 1924 года. Однако Англия, Франция и другие страны Запада воспротивились этой идее. Она была отвергнута. Важнейшим актом, действующим в настоящее время и регулирующим режим Балтийских проливов, является Копенгагенский трактат об отмене зундских пошлин при проходе через проливы 1857 года. По этому соглашению Дания в связи с выплатой ей участниками соглашения 100 млн. французских франков отказалась от взимания каких бы то ни было сборов с судов или их грузов при проходе через проливы и от права их задержки под предлогом неуплаты сборов. Поскольку с военных кораблей эти сборы не взимались и ранее, а для свободы торгового судоходства было таким образом отменено единственное существовавшее ограничение, то трактатом был установлен принцип, провозгласивший, что «никакое судно не может отныне, под каким бы то ни было предлогом, при проходе через Зунд или Бельты быть подвергаемо задержанию или какой-либо остановке».

Пролет военных воздушных судов над датской частью Балтийских проливов требует получения предварительного разрешения согласно декрету «О допуске иностранных военных судов и военных воздушных судов в пределы датской территории в мирное время» от 27 декабря 1976 г.

Пролет иностранных военных воздушных судов над шведскими территориальными водами в Зунде разрешается без выполнения формальностей согласно § 2 Постановления о правилах доступа иностранных государственных судов и государственных воздушных судов на территорию Швеции от 17 июня 1982 г.

14. Международные морские каналы

Международные морские каналы — искусственно созданные морские пути. Они строились обычно для сокращения протяженности морских дорог и уменьшения рисков и опасностей мореплавания. В частности, с введением в эксплуатацию Суэцкого канала расстояние между портами Европы и Азии сократилось более чем вдвое. Существующие морские каналы построены на территориях определенных государств под их суверенитетом.

Однако для некоторых морских каналов в силу их большого значения для международного мореплавания или по историческим основаниям были установлены международные правовые режимы. Такие режимы были установлены для Суэцкого, Панамского и Кильского каналов.

Суэцкий канал был сооружен на территории Египта акционерным обществом, созданным французом Ф. Лессепсом. Для постройки канала египетский хедив предоставил этому обществу концессию сроком на 99 лет с момента открытия канала. Канал был открыт в 1869 году и стал собственностью Акционерного англо-французского общества Суэцкого канала. На состоявшейся в 1888 году конференции в Константинополе была заключена Конвенция о Суэцком канале, которую подписали Великобритания, Франция, Россия, Австро-Венгрия, Германия, Испания, Италия, Голландия и Турция, представлявшая одновременно Египет. К Конвенции впоследствии присоединились Греция, Дания, Норвегия, Португалия, Швеция, Китай и Япония. В соответствии со ст. 1 Конвенции Суэцкий канал должен всегда оставаться свободным и открытым как в мирное, так и в военное время для всех торговых и военных судов без различия флага. Право свободного прохода через канал имеют во время войны также и военные корабли воюющих держав. В канале, в его выходных портах и в водах, прилегающих к этим портам на протяжении 3 миль, запрещаются всякие действия, могущие создать затруднения для свободного судоходства. Блокада канала признается недопустимой. На дипломатических представителей держав в Египте, подписавших Конвенцию, «возлагается обязанность наблюдать за ее исполнением» (ст. 8).

26 июля 1956 г. декретом президента Египта Акционерное общество Суэцкого канала было национализировано. Совет Безопасности ООН в резолюции от 13 октября 1956 г. подтвердил суверенитет Египта над каналом и его право эксплуатировать канал «на основе прохода судов всех флагов».

После национализации канала правительство Египта подтвердило, что постановления Международной конвенции 1888 года о Суэцком канале будут им уважаться и соблюдаться. В Декларации от 25 апреля 1957 г. правительство Египта, подтвердив свое обязательство «обеспечить свободное и непрерывное судоходство для всех стран» по Суэцкому каналу, торжественно заявило о своей решимости «соблюдать условия и дух Константинопольской конвенции 1888 года». В результате израильского вооруженного нападения на арабские страны в 1967 году судоходство по Суэцкому каналу на протяжении ряда лет было парализовано. В настоящее время канал открыт для международного судоходства. Для управления эксплуатацией Суэцкого канала египетское правительство создало Администрацию Суэцкого канала. Им были также одобрены специальные правила плавания по Суэцкому каналу.

Панамский канал, расположенный на узком перешейке между Северной и Южной Америкой, был объектом многолетнего американо-английского соперничества. Еще до сооружения канала, в 1850 году, между США и Великобританией был подписан договор, по которому обе стороны обязались не подчинять канал в случае его сооружения своему исключительному влиянию и контролю.

Однако в 1901 году США удалось добиться от Великобритании отмены договора 1850 года и признания за США прав на сооружение канала, управление, эксплуатацию и обеспечение безопасности. В новом соглашении предусматривалось также, что канал должен быть открытым на основе равенства для торговых и военных судов всех флагов по примеру Суэцкого канала.

По соглашению, заключенному в 1903 году с Республикой Панама, образовавшейся на части территории Колумбии, США получили право на сооружение и эксплуатацию канала. Они приобрели права, «как если бы они были сувереном территории», в пределах 10-мильной сухопутной зоны по берегам канала и оккупировали ее «на вечные времена». США декларировали постоянный нейтралитет канала с обязательством держать его открытым для судов всех флагов в соответствии с англо-американским соглашением 1901 года, предусматривавшим по существу применение к каналу положений Конвенции о режиме судоходства на Суэцком канале 1888 года.

Открытие канала состоялось в августе 1914 года, но для международного судоходства он был открыт лишь в 1920 году. С тех пор и до 1979 года Панамский канал оставался под господством США.

В результате широкого и многолетнего движения панамского народа за возвращение канала Панаме США вынуждены были пойти навстречу требованию об отмене соглашения 1903 года.

В 1977 году были подписаны и с 1 октября 1979 г. вступили в силу два новых договора, заключенных между Панамой и США: Договор о Панамском канале и Договор о нейтралитете и функционировании Панамского канала.

В соответствии с Договором о Панамском канале все прежние соглашения между США и Панамой о канале утратили свою силу. Над Панамским каналом восстановлен суверенитет Панамы. «Зона канала», созданная соглашением 1903 года, упраздняется, и из нее выводятся войска США. Однако до 31 декабря 1999 г. за США сохраняются функции по управлению каналом и по его эксплуатации и обслуживанию (ст. 3). Лишь по истечении этого срока Панама «возьмет на себя полную ответственность за управление, эксплуатацию и обслуживание Панамского канала». 31 декабря 1999 г. прекратится действие Договора о Панамском канале. На срок действия договора США сохраняют «право» на размещение в зоне канала своих вооруженных сил (ст. 4).

Договор о нейтралитете и функционировании Панамского канала провозгласил этот морской путь «постоянно нейтральным международным водным путем», открытым для судоходства всех стран (ст. 1 и 2). В договоре сказано, что Панамский канал будет «открыт для мирного транзита судов всех государств на условиях полного равенства и недискриминации». За проход и обслуживание при проходе взимается плата. Договор включает положение о том, что «гарантом» нейтралитета Панамского канала являются США.

Килъский канал, соединяющий Балтийское море с Северным, был построен Германией и открыт для судоходства в 1896 году. До первой мировой войны Германия относила Кильский канал к своим внутренним водам с распространением на него соответствующего режима. По Версальскому мирному договору был установлен международно-правовой режим канала. Согласно ст. 380 Версальского договора, Кильский канал объявлялся постоянно свободным и открытым с соблюдением полного равенства для военных и торговых судов всех государств, находящихся в мире с Германией.

После окончания второй мировой войны правовой режим Кильского канала не был урегулирован какими-либо договорами или соглашениями между заинтересованными государствами.

В настоящее время режим Кильского канала регулируется в одностороннем порядке правительством ФРГ, издавшим Правила плавания в Кильском канале, которые предусматривают свободу торгового мореплавания для всех стран.

15. Воды государств-архипелагов (архипелажные воды)

В результате краха колониализма появилось большое число стран, которые состоят полностью из одного или даже более архипелагов. В связи с этим возник вопрос о правовом статусе вод, находящихся внутри государства-архипелага или между его островными владениями. На III Конференции ООН по морскому праву государства-архипелаги внесли предложения о распространении на архипелажные воды суверенитета соответствующего государства-архипелага. Но эти предложения не всегда учитывали интересы международного судоходства через проливы, находящиеся в пределах архипелажных вод.

В Конвенции по морскому праву вопрос об архипелажных водах получил следующее решение. Архипелажные воды состоят из вод, расположенных между островами, входящими в состав государства-архипелага, которые отграничиваются от других частей моря вокруг государства-архипелага прямыми исходными линиями, соединяющими наиболее выдающиеся в море точки наиболее отдаленных островов и обсыхающих рифов архипелага. Длина таких линий не должна превышать 100 морских миль, и лишь 3% их общего числа могут иметь максимальную длину 125 морских миль. При их проведении не допускается сколько-нибудь заметного отклонения от берега. От этих линий в сторону моря отсчитываются территориальные воды государства-архипелага.

Соотношение между площадью воды и площадью суши внутри этих линий должно составлять от 1:1 до 9:1. Следовательно, не каждое государство, состоящее из островов, может иметь архипелажные воды. Их не имеют, например, Великобритания и Япония.

На архипелажные воды, а также на их дно и недра, равно как и на их ресурсы, распространяется суверенитет государства-архипелага (ст. 49).

Суда всех государств пользуются правом мирного прохода через архипелажные воды, как он установлен применительно к территориальному морю.

Однако иной правовой режим устанавливается для находящихся в пределах архипелажных вод морских путей, обычно используемых для международного судоходства. В этом случае осуществляется право архипелажного прохода. Архипелажный проход представляет собой осуществление права нормального судоходства и пролета единственно с целью непрерывного, быстрого и беспрепятственного транзита из одной части открытого моря или экономической зоны в другую часть открытого моря или экономической зоны. Для осуществления архипелажного прохода и пролета государство-архипелаг может устанавливать морские и воздушные коридоры шириной 50 морских миль. Эти коридоры пересекают его архипелажные воды и включают все обычные пути прохода, используемые для международного судоходства и пролета над ними, и на таких путях они включают все обычные судоходные фарватеры.

Если государство-архипелаг не устанавливает морских или воздушных коридоров, право архипелажного прохода может осуществляться по путям, обычно используемым для международного судоходства.

К архипелажному проходу mutatis mutandis (с учетом необходимых различий) применяются постановления, относящиеся к транзитному проходу через проливы, используемые для международного судоходства, и определяющие обязанности судов, осуществляющих проход, а также обязанности государств, граничащих с проливами, включая обязанность не препятствовать транзитному проходу и не допускать никакого приостановления транзитного прохода.

Конвенция по морскому праву не предоставляет право устанавливать архипелажные воды между островами архипелагов, разобщенных с основной частью какого-либо государства.

16. Международные организации в области освоения Мирового океана

Расширение и интенсификация деятельности государств по использованию морей и океанов привели к возникновению и значительному росту в последние годы международных организаций, призванных способствовать развитию сотрудничества государств в различных областях освоения Мирового океана.

Выше уже говорилось о международных организациях по эксплуатации живых ресурсов моря и их сохранению. Конвенция ООН по морскому праву предусмотрела создание Международного органа по морскому дну, который наделен большими полномочиями в области добычи ресурсов морского дна за пределами континентального шельфа.

Уже в течение нескольких лет работает подготовительная комиссия по практическому осуществлению положений Конвенции, относящихся к созданию и функционированию Международного органа по морскому дну.

Крупный вклад в развитие международного морского права и сотрудничества государств в области использования Мирового океана вносит Международная морская организация (ИМО), созданная в 1958 году (до 1982 г.— Международная морская консультативная организация — ИМКО).

Основные цели ИМО состоят в том, чтобы способствовать сотрудничеству между правительствами и проведению мероприятий, относящихся к техническим вопросам международного торгового судоходства, а также в том, чтобы содействовать устранению дискриминационных мер и излишних ограничений, затрагивающих международное торговое судоходство. Организация занимается, в частности, и разработкой проектов конвенций по таким вопросам, как охрана человеческой жизни на море, предотвращение загрязнения моря с судов, безопасность рыболовных судов, и многим другим.

Разработкой правовых норм, относящихся к морским вопросам, занимается также Международный морской комитет, учрежденный в 1897 году в Бельгии и имеющий своей целью унификацию морского права путем заключения международных договоров и соглашений, а также посредством установления единообразия в законодательстве различных стран.

Большое значение для развития международного сотрудничества в изучении океанов и морей имеют Межправительственная океанографическая комиссия, существующая при ЮНЕСКО, и Международный совет по исследованию моря.

В 1976 году учреждена Международная организация морской спутниковой связи (ИНМАРСАТ). Ее цель — круглосуточно и быстро осуществлять связь морских судов через искусственные спутники Земли с судовладельцами и административными органами соответствующих государств — участников конвенции, учредившей ИНМАРСАТ, а также друг с другом.

Россия является членом всех указанных выше международных организаций.

Источник: Международное право, уч., под ред. Ю.М. Колосова и В.И. Кузнецова, М., Международные отношения, 2005.

Статья написана по материалам сайтов: xn--h1ahbi.com.ua, interlaws.ru, flot.com.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий