Конституционно-правовые нормы: понятие, признаки, особенности и виды

Со спецификой конституционных правоотношений неразрыв­но связана и специфика конституционно-правовых норм. Ряд этих норм представляет собой нормы-декларации. Но большинство из них содержит конкретные обще­обязательные правила поведения и предполагает или прямо ука­зывает на возможность принудительного обеспечения (см. норма права). В них час­то можно выделить обычные структурные элементы всякой пра­вовой нормы: гипотезу, диспозицию и санкцию. Но во многих нормах санкция отсутствует, в иных же нет и гипотезы. Это за­трудняет технико-нормативистский анализ многих конституци­онных правоотношений, заставляя юристов логически выводить или искать скрытые средства правового обеспечения таких норм. Впрочем, часто этого не требуется, так как порождаемые этими нормами правоотношения не приводят к конфликтам или доста­точно надежно обеспечиваются нормами политической морали.

Группа правовых норм, объединенных известной общностью конкретной цели или сферы регулирования, образует правовой институт . Такими институтами, например, являются личные пра­ва и свободы граждан, избирательное право, парламент и т. д. Понятие правового института не может быть очень четким, по­скольку границы между институтами условны и весьма подвиж­ны, одна и та же норма может рассматриваться как часть двух и более правовых институтов. Например, норма ст. 111 Конститу­ции РФ: «Председатель Правительства РФ назначается Президентом РФ с согласия Го­сударственной Думы» является обязательной принадлежностью института президентских прерогатив, института парламентских полномочий и института исполнительной власти. Следовательно, правовой институт в большей мере операционалистское понятие, хотя и основан на объективно существующей внутренней струк­туре права и взаимосвязи норм.

Виды конституционно-правовых норм

1. По предмету правового регулирования различают нормы, закрепляющие:

Важно! Следует иметь ввиду, что:

  • Каждый случай уникален и индивидуален.
  • Тщательное изучение вопроса не всегда гарантирует положительный исход дела. Он зависит от множества факторов.

Чтобы получить максимально подробную консультацию по своему вопросу, вам достаточно выбрать любой из предложенных вариантов:

  • Обратиться за консультацией через форму.
  • Воспользоваться онлайн чатом в нижнем правом углу экрана.
  • Позвонить:
    • По всей России: +7 (800) 350-73-32
  • основы конституционного строя;
  • основные права, свободы и обязанности человека и гражданина;
  • федеративное устройство РФ;
  • основы организации и деятельности органов государственной власти и местного самоуправления.

2. По юридической силе (в зависимости от того, в каких нормативных актах они закреплены и какое место они занимают в иерархии нормативных актов):

  • нормы права, закрепленные Конституцией РФ (наивысшую юридическую силу имеют правовые нормы, закрепленные в главе 1 Конституции РФ и составляющие основы конституционного строя);
  • нормы конституционного права, закрепленные в федеральных конституционных законах и в федеральных законах РФ;
  • закрепленные в подзаконных актах — указах Президента, постановлениях Правительства РФ и в иных источниках конституционного права.

3. По функциональной роли в механизме правового регулирования:

  • исходные (базовые) нормы;
  • обычные (конкретные) нормы.

4. По характеру (цели) правового предписания, которое содержится в диспозиции нормы:

  • обязывающие;
  • запрещающие;
  • управомочивающие.

5. По степени определенности:

  • конкретно-регулятивные;
  • общерегулятивные (дефинитивные).

6. По территории действия различаются нормы конституционного права, действующие:

  • на территории РФ;
  • на территории субъектов Федерации;
  • в границах территории, на которой осуществляется местное самоуправление (это одно или несколько поселений).

7. По назначению в механизме конституционно-правового регулирования:

  • материальные;
  • процессуальные.

Исходные нормы конституционного права чаще содержатся в Конституции и регулируют отправные, основополагающие общественные отношения. К этому виду правовых норм относятся нормы-начала, или базовые нормы, закрепляющие основы гражданского общества и государственного строя, основные права, свободы и обязанности человека и гражданина, служащие исходным началом для других отраслей права. Исходной нормой можно, например, считать норму, закрепленную в ч. 1 ст. 80 Конституции РФ, которая гласит: Президент РФ является главой государства». Эта норма лежит в основе других норм, определяющих правовой статус Президента РФ.

Что же касается конкретной конституционно-правовой нормы , то она закрепляет частный случай, конкретные общественные отношения. Примером тому может служить норма, установленная той же Конституцией РФ: «Одно и то же лицо не может занимать должность Президента РФ более двух сроков подряд» (ч. 3 ст. 81).

К обязывающей относится норма, диспозиция которой закреплена, например, в ч. 2 ст. 15 Конституции РФ: «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы».

Примером запрещающей может служить диспозиция ч. 2 ст. 34 Конституции РФ: «Не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию».

К управомочивающим можно отнести диспозиции конституционных норм, регламентирующих полномочия РФ и ее субъектов (ст. 71-73), Президента РФ ( ст. 83-86) и других органов, а также закрепляющих права и свободы человека и гражданина. К ним относятся такие нормы, как:

«Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени» (ч. 1 ст. 23) или

«Каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества» (ч. 2 ст. 26).

Особенность конкретно-регулятивных норм состоит в том, что они достаточно четко формулируют правила поведения. В них прямо указывается конкретное право, или обязанность, или запрет на определенный вид поведения. Например, в ч. 1 ст. 78 Конституции РФ записано:

«Федеральные органы исполнительной власти для осуществления своих полномочий могут создавать свои территориальные органы и назначать соответствующих должностных лиц».

К конкретно-регулятивным относятся все конституционно-правовые нормы, которые в своей диспозиции содержат указания на субъективные юридические права и обязанности.

Что же касается общерегулятивных, или дефинитивных , норм, то они устанавливают такое правило поведения, которое не получает в нормативном акте достаточно четкого выражения, и оно может быть выведено лишь в результате соответствующего анализа. Эти нормы определяют, в частности, цели, принципы, категории. Такой нормой, например, являются: «Президент РФ является главой государства» (ч. 1 ст. 80).

Критерий, принятый для классификации конституционно-правовых норм по территории их действия , к сожалению, не отражает одну из важных характеристик правовой нормы — кем, органом государственной власти какого уровня (федерального, субъекта Федерации или местного, муниципального) эта норма установлена. Дело в том, что вполне возможна ситуация, когда конституционно-правовая норма, принятая органом федеральной государственной власти, будет действовать не на всей территории РФ, а лишь на части ее территории. Например, в случае объявления чрезвычайного положения на какой-то части территории. В связи с этим представляется более определенным основанием классификации конституционно-правовых норм не по территории их действия, а по уровню органов власти, установивших эти конституционно-правовые нормы: а) федеральные; б) субъектов Федерации; в) муниципальные или органов местного самоуправления.

Нормы материального права определяют содержание деятельности субъектов конституционного права, их полномочия. Например, ч. 1 ст. 105 Конституции РФ устанавливает, что федеральные законы принимаются Государственной Думой РФ, а в ст. 105, 106, 107 и некоторых других Регламента Государственной Думы говорится о порядке, в котором принимаются федеральные законы — рассмотрение законопроектов осуществляется в трех чтениях и т. п.

Нормы конституционного права, их виды и особенности. Институты конституционного права

Нормы конституционного права являются исходными для других отраслей права, представляя собой основу для их развития.

Конституционно-правовые нормы – это установленные или санкционированные государством общеобязательные правила поведения, регулирующие конституционные отношения. Наряду с тем, что нормам конституционного права присущи общие признаки правовых норм, они обладают своей спецификой.

Указанные нормы регулируют наиболее широкие и существенные общественные отношения, оформляют правовые основы государственности. Важнейшее место среди них занимают нормы-принципы, реализация которых имеет опосредованный характер. Нормы-принципы конкретизируются в других статьях Конституции, законов и подзаконных актов (например, базовый принцип разделения властей). Особенностью конституционного права является то, что не все конституционные нормы способны породить правоотношения в силу наличия большого количества декларативных норм, которые реализуются не через конкретные правоотношения, а путем их провозглашения.

Специфические черты конституционно-правовых норм, обусловленные их отраслевой принадлежностью, в конечном счете определяются предметом самой отрасли.

По сравнению с нормами других отраслей права они отличаются:

1) своим содержанием, той сферой общественных отношений, на регулирование которых они направлены;

2) источниками, в которых они выражены. Основополагающие, наиболее значимые нормы выражены в особом акте, обладающем высшей юридической силой во всей правовой системе – в Конституции Российской Федерации;

3) учредительным характером содержащихся в них предписаний. Именно конституционно-правовые нормы первично устанавливают обязательный для создания всех правовых норм других отраслей порядок: определяют формы правовых актов, порядок их принятия и опубликования, компетенцию государственных органов в сфере правотворчества, наименование принимаемых ими правовых актов. Нормы конституционного права определяют и саму систему органов государственной власти;

4) особым механизмом реализации. Многие конституционно-правовые нормы в своей реализации связаны не с возникновением конкретных правоотношений, а с особого вида отношениями общего характера или правового состояния (состояние в гражданстве, состояние субъектов в составе Российской Федерации);

5) специфическим характером субъектов, на регулирование отношений которых они обращены. Среди таких особых субъектов можно назвать народ, государство, нации и народности, высшие государственные органы;

6) особенностями структуры. Для них не характерна трехчленная структура, традиционно выделяемая в составе правовой нормы: гипотеза, диспозиция и санкция. Обычно имеется гипотеза и диспозиция и лишь в отдельных случаях – санкция.

При этом, учитывая многообразие конституционных норм, следует их классифицировать по следующим основаниям:

1) по содержанию, т. е. по кругу регулируемых общественных отношений. Одни нормы связаны со сферой общественных отношений, в которых выражаются основы конституционного строя, другие – с закреплением основ правового статуса человека и гражданина, третьи – с федеративным устройством, четвертые – с системой органов государства. Внутри этих наиболее крупных группировок норм по содержанию выделяются, в свою очередь,
и другие взаимосвязанные комплексы норм, регулирующих относительно близкие сферы общественных отношений;

2) по юридической силе. Этот фактор находится в прямой зависимости от того, в каком правовом акте выражена та или иная норма, места правовых актов данного вида в общей системе права, а также разграничения предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами. Наиболее значимые по сфере и уровню необходимого правового регулирования нормы выражены в конституционных актах, и они обладают высшей юридической силой. Ни одна правовая норма не может противоречить конституции. Среди других правовых актов, содержащих конституционно-правовые нормы, наибольшей юридической силой обладают федеральные конституционные законы, федеральные законы. На основе Конституции и федерального законодательства издаются все другие правовые акты;

3) по территории действия. По этому признаку различают нормы, действующие на всей территории Федерации или в отдельных республиках, областях и других субъектах федерации, а также в границах территории, в которых осуществляется местное самоуправление;

4) в зависимости от способа воздействия на субъекты права: управомочивающие, обязывающие и запрещающие.

Управомочивающие нормы закрепляют право субъектов осуществлять предусмотренные в них действия, определяют рамки их полномочий. Такой характер носят все нормы, закрепляющие компетенцию Российской Федерации, ее субъектов, предметы ведения всех государственных органов (ст. 71–73, 83–90 Конституции Российской Федерации).

Это интересно:  Как пожаловаться на неправильную парковку

Обязывающие нормызакрепляют обязанности субъектов соотносить свое поведение, свои действия с установками данных норм, избирать тот вариант поведения, который соответствует их требованиям. К этой группе относятся нормы, закрепляющие конституционные обязанности граждан, а также все нормы, в которых исключается иной вариант действия, чем тот, который предусмотрен в норме. Так, например, ст. 107 Конституции обязывает Президента Российской Федерации подписать и обнародовать закон, если при повторном рассмотрении Государственной Думой и Советом Федерации он одобрен в ранее принятой редакции.

Запрещающие нормы содержат в своих предписаниях запреты на совершение определенных действий, в них предусмотренных. Это оформляется обычно в правовых установлениях такого рода: «запрещается», «не допускается», «обязаны», «не вправе» и т. п. Так, например, ст. 13 Конституции Российской Федерации предусматривает запрещение создания и деятельности общественных объединений по указанным в ней основаниям. Определение вида нормы по характеру содержащегося предписания важно при ее применении для точного понимания содержащегося в ней предписания, границ и рамок правообязанностей субъектов регулируемых отношений;

5) по методу правового регулирования. По этому признаку различают императивные и диспозитивные нормы.

Императивные нормы – такие, которые не допускают свободы усмотрения субъекта в применении установленного ими правила. В них однозначно определяется вариант поведения субъекта в соответствующих обстоятельствах.

Диспозитивныв нормы предусматривают возможности выбора варианта действия субъекта с учетом указанных в норме условий и обстоятельств.

В качестве примера можно привести нормы, содержащиеся в ст. 23 Закона «О гражданстве Российской Федерации». Пункт 2 содержит диспозитивную норму, устанавливающую, что ходатайство о выходе из гражданства может быть отклонено при наличии предусмотренных в норме условий. Пункт 3 закрепляет императивную норму, в соответствии с которой выход из гражданства не допускается при указанных в норме условиях;

6) по назначению в механизме правового регулирования. Принято различать материальные и процессуальные нормы. В отличие от уголовного, гражданского права конституционному праву не соответствует специализированная процессуальная отрасль, нормы которой призваны устанавливать общий, единообразный порядок реализации норм. Однако применение многих норм данной отрасли сопряжено с необходимостью соблюдения достаточно широкой системы процедурных правил, воплощенных в соответствующих процессуальных (процедурных) нормах.

Если материальные нормы предусматривают содержание действия по правовому регулированию общественных отношений, то процедурная норма определяет порядок, в котором она должна быть реализована, организацию работы представительных органов, процедуру принятия законов и иных актов. В качестве специального свода процедурных норм могут рассматриваться Регламенты Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Много процедурных норм содержится в законодательных актах о выборах депутатов представительных органов государственной власти, о проведении референдумов.

Указанные выше критерии классификации конституционно-правовых норм не являются исчерпывающими. В зависимости от целей, которые стоят при применении правовых норм, могут использоваться и иные критерии, позволяющие глубже познать сущность регулирующего воздействия нормы, ее специфику, соотношение с другими родственными ей нормами.

Нормы конституционного права объединяются в отраслевые институты.

Институт конституционного права – это совокупность взаимосвязанных конституционно-правовых норм, регулирующих определенный вид общественных отношений в пределах данной отрасли права. Он объединяет в себе нормы, различные по юридической силе, территории действия и другим признакам. Эти нормы могут содержаться в Конституции РФ, законах, подзаконных актах.

Исходя из объема регулируемых отношений, числа норм и юридической силы выделяют различные институты. Комплексные институты включают в себя подинституты. Например, такой комплексный институт, как основы правового статуса человека и гражданина включает в себя подинституты гражданства, личных прав человека, Уполномоченного по правам человека и др. Другим важнейшим комплексным институтом является народовластие, в понятие которого входят такие подинституты, как референдум, избирательное право, система народного представительства и др. Простые институты не включают в себя нормы смежных институтов конституционного права, подинститутов (например, институт главы государства, правительства и т. д.).

По мнению большинства исследователей, нормы, регулирующие местное самоуправление, образуют укрупненный институт или подотрасль конституционного права, но не образуют в настоящее время обособленной отрасли права, хотя существуют и другие мнения.

3. Конституционно-правовые отношения: их субъект, объект и виды

Будучи разновидностью правоотношений, конституционные отношения представляют собой наиболее значимые для общества отношения, направленные на осуществление государственной власти и суверенитета народа, а также на достижение свободы личности. Им присущ такой признак, как массовость. Конституционно-правовые отношения, целями которых выступают социально-экономические и политические ценности, составляют предмет регулирования отрасли конституционного права.

Конституционно-правовым отношениям свойственны как общие черты, присущие всем правоотношениям, так и специфические. Они имеют единую для всех правоотношений структуру: субъект, объект и содержание (субъективное право; юридическая обязанность), но отличаются своим субъектным составом и сложным характером юридических связей между субъектами.

Всю систему конституционно-правовых отношений можно разбить на две большие группы.

В первую из них входят отношения, связанные с установлением основ гражданского общества, конституционного строя и правового статуса человека и гражданина. Они регулируются конституционным правом не в полном объеме, а только в своих основах, более детальное и конкретное их регулирование происходит в других отраслях права.

Вторую группу составляют общественные отношения, в которых находят конкретное воплощение права и свободы человека и гражданина, возникающие на основе института гражданства, организация и функционирование органов государственной власти. Отношения, складывающиеся в названной сфере, находят проявление в государственно-властной деятельности, поэтому они определяются как властеотношения, то есть отношения в связи с осуществлением власти. В отличие от первой группы они регулируются конституционным правом не в основных чертах, а в полном объеме.

Для возникновения, изменения и прекращения конституционно-правовых отношений необходим определенный юридический факт (например, достижение 35-летнего возраста для кандидата на пост Президента РФ).

К числу субъектов конституционного права относятся индивиды, организации, сообщества, которые участвуют в политической деятельности государства. Таким образом, субъектами конституционного права являются все те, на кого правовые нормы данной отрасли возлагают конституционные обязанности и предоставляют соответствующие права.

Конституция РФ 1993 г. значительно повлияла на содержание категории «субъект конституционного права», расширив и обновив перечень субъектов. В настоящее время субъекты отрасли конституционного права подразделяются на три большие группы: физические, лица, государственные образования и негосударственные объединения. К физическим лицам относятся:

1) граждане Российской Федерации;

2) иностранные граждане;

3) лица с двойным гражданством (бипатриды);

4) лица без гражданства (апатриды);

5) участники избирательного процесса как лица со специальной правоспособностью.

Конституционная правоспособность физических лиц определяется нормами Конституции, устанавливающими основные права и свободы (например, право участвовать в управлении делами государства). К государственным образованиям относятся:

1) государство в целом (Российская Федерация – Россия);

2) субъекты Российской Федерации – республики, края, области, города федерального значения, автономные округа и автономная область;

3) органы государственной власти – как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Федерации.

К негосударственным объединениям относятся:

1) общности людей – народ Российской Федерации, народы субъектов Федерации, малочисленные коренные народы Севера, население административно-территориальных единиц и муниципальных образований;

2) органы местного самоуправления;

3) ассоциации граждан – политические партии, массовые общественные организации, религиозные объединения, общественно-политические движения и др.;

4) группы граждан – собрания избирателей, сходы граждан и др.

Своеобразие предмета конституционного права, многообразный видовой характер его норм порождает и различия видов конституционно-правовых отношений.

Особым видом конституционно-правовых отношений являются так называемые правовые состояния. Их характерной чертой, в отличие от правоотношений общего назначения, является четкая определенность субъектов правоотношения. Однако содержание взаимных прав и обязанностей субъектов, как правило, конкретно не определено, оно выводится из большого массива действующих конституционно-правовых норм. К правовым отношениям такого вида относятся состояние в гражданстве, состояние субъектов федерации в составе России.

Среди видов конституционно-правовых отношений можно выделить постоянные и временные. Срок действия первых не является определенным, однако они могут и прекратить свое существование в конкретных условиях. Например, смерть гражданина прекращает отношения по гражданству. Временные правоотношения возникают, как правило, в результате реализации конкретных норм – правил поведения. С выполнением заложенной в правоотношении правообязанности они прекращаются. Так, правоотношения между избирателем и участковой избирательной комиссией заканчиваются исполнением последней своей обязанности выдать избирательный бюллетень и обеспечить условия для голосования.

В качестве особых видов конституционно-правовых отношений выделяют также материальные и процессуальные отношения. В материальных правоотношениях реализуется само содержание права и обязанности, через процессуальные – порядок реализации правовых действий.

По целевому назначению принято различать правоустановительные и правоохранительные правовые отношения. Во-первых, в позитивной форме реализуются права и обязанности, которые должны осуществить участники правоотношения, во-вторых, права и обязанности связаны с правовой охраной предписаний, заложенных в конституционно-правовых нормах, устанавливающих те или иные обязанности субъектов.

Возникновению конкретного конституционно-правового отношения на базе правовой нормы предшествует юридический факт. Именно с него начинается реализация правовой нормы. Благодаря юридическому факту конкретный субъект становится участником данного правоотношения, обладателем соответствующих прав или обязанностей.

Таким образом, юридический факт – это событие или действие, которое влечет за собой возникновение, изменение или прекращение правоотношения. Событие происходит независимо от воли субъекта, действие связано с волеизъявлением последнего. Действия, в свою очередь, могут классифицироваться на юридические акты и юридические поступки. Как правило, развитие правоотношения, его движение побуждается целой системой, цепью юридических фактов.

Образовательный портал — все для студента юриста.

IV. Основные понятия конституционного права.

1. Понятие конституционно-правовых норм.

Конституционно-правовая норма — это общеобязательное, формально определенное правило поведения, санкционированное и обеспеченное государством, которое регулирует конституционно-правовые отношений.

2. Особенности конституционно-правовых норм.

Конституционно-правовые нормы имеют свои характерные особенности:

— Имеют свои, характерные источники.

— Имеют исключительный механизм реализации.

— Большая часть содержится в Конституции РФ и в конституциях и уставах субъектов РФ.

— Закрепляют эталоны основополагающих общественных отношений.

— Имеют свою характерную структуру.

2. Виды конституционно-правовых норм.

Виды конституционно-правовых норм:

В зависимости от целей правового регулирования:

— Регулятивные нормы (специальные, обязывающие, запрещающие, управомочивающие).

В зависимости от юридической силы:

— Нормы, закрепленные в Конституции РФ.

— Нормы, закрепленные в законах.

— Нормы, закрепленные в подзаконных актах.

В зависимости от территории действия:

— Нормы, действующие на федеральном уровне.

— Нормы, действующие на уровне субъекта РФ.

В зависимости от действия во времени:

Также, конституционно-правовые нормы классифицируются по содержанию, т.е. предмету регулирования.

3. Понятие конституционно-правовых институтов.

4. Виды конституционно-правовых институтов.

5. Понятие конституционно-правовых отношений.

Конституционно-правовые отношения — это общественные отношения, вытекающие из сферы регулирования и на основе конституционно-правовых норм.

Конституционно-правовые отношения возникаю и действую на основе юридических фактов, событий, действий, юридических составах и т.д. (ссылка)

6. Особенности конституционно-правовых отношений.

Конституционно-правовые отношения имеют свои особенности:

— Имеют специфические субъекты отношений.

— Имеют специфические объекты отношений.

— Имеют специфическое содержание.

Это интересно:  Отношения, регулируемые гражданским правом

— Для них характерна повышенная устойчивость и стабильность, а также, наиболее высокая защищенность.

7. Структура конституционно-правовых отношений.

Структура конституционно-правовых отношений:

— Субъект конституционно-правовых отношений (физические или юридические лица).

— Объект конституционно-правовых отношений (материальные и нематериальные блага).

— Содержание конституционно правовых отношений (субъективные права и юридические обязанности).

8. Виды конституционно-правовых отношений.

§ 1. Понятие, содержание и особенности норм конституционного права

Как составной части российского права нормам конституционного права присущи черты, общие для всех российских правовых норм.

Конституционно-правовая норма, как и любая другая норма права, является государственным повелением, имеющим категорический ха­рактер. Она устанавливается или санкционируется властным органом, олицетворяет государственную волю, выступает как общеобязательное предписание, охраняемое от нарушений предусмотренными государ­ством мерами принудительного воздействия.

Конституционно-правовая норма, как и любая другая норма права, — правило общего характера. Она рассчитана не на какой-либо конкретный случай или обстоятельство, а на тот или иной вид случаев или обстоятельств. Общий характер правовой нормы означает, что она осуществляется всякий раз, когда налицо предусмотренные ею обсто­ятельства и что она не теряет свою силу после однократного примене­ния, а действует постоянно, вплоть до отмены.

Наконец, конституционно-правовые нормы, как и все другие пра­вовые нормы, всегда существуют в определенном, формально закреп-

ленном виде (в законах, иных нормативных актах и других официаль­ных источниках права). Поэтому такие нормы, являясь официальны­ми, общеобязательными предписаниями государственной власти, представляют собой формально определенные правила. Точные и до­статочно детализированные, эти правила обеспечивают правильное понимание и применение правовых норм[105].

В то же время конституционно-правовые нормы обладают и рядом особенностей. Так, многие из них характеризуются своеобразием структуры.

В юридической литературе принято считать, что правовые нормы состоят из трех элементов: гипотезы, диспозиции и санкций. При этом под гипотезой понимается обозначение условий, при которых право­вая норма подлежит применению, под диспозицией — само правило поведения и под санкцией — указание на последствия, которые насту­пают в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения предпи­сания, содержащегося в правовой норме[106].

Анализ конституционно-правовых норм показывает, что далеко не все они содержат в себе гипотезу. Например, в ст. 3 Конституции РФ имеется норма, которая устанавливает, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Очевидно, что в этой норме гипотеза отсутствует. Аналогичным образом построены и многие другие нормы конституционного права.

Для большинства конституционно-правовых норм характерно на­личие диспозиции. Так, в ст. 94 Конституции РФ указывается: «Феде­ральное Собрание — парламент Российской Федерации — является представительным и законодательным органом Российской Федера­ции». В этой норме имеется диспозиция, определяющая правовое по­ложение Федерального Собрания РФ. Другим примером может слу­жить норма ст. 118 Конституции РФ, в которой сказано, что правосу­дие в Российской Федерации осуществляется только судом. Эта норма также содержит диспозицию, поскольку юридически закрепляет ис­ключительное право суда осуществлять правосудие в Российской Фе­дерации.

Однако значительное количество конституционно-правовых норм не содержит в себе четких указаний на права и обязанности участни­ков правоотношений, т.е. в них отсутствует диспозиция в том смысле, в котором обычно принято ее понимать[107]. Примером могут служить нормы, устанавливающие состав и структуру органов государственной власти Российской Федерации. Например, в ч. 2 ст. 110 Конституции РФ устанавливается, что Правительство Российской Федерации со­стоит из Председателя, заместителей Председателя Правительства и федеральных министров. На первый взгляд, особенно с точки зрения применения классических критериев трехэлементной струк­туры правовой нормы, может показаться, что указанная статья во­обще не содержит правовой нормы, хотя очевидно, что в ней ука­зывается на строго определенный вариант поведения соответствую­щих органов.

Особенностью конституционно-правовых норм является также от­сутствие в их структуре санкций[108]. Лишь в абсолютно необходимых слу­чаях в них упоминается об ответственности. Так, норма ст. 82 Феде­рального закона от 31 декабря 1999 г. «О выборах Президента Россий­ской Федерации»[109] предусматривает, что уголовную, административ­ную либо иную ответственность в соответствии с федеральными зако­нами несут лица:

а) препятствующие путем насилия, обмана, угроз, подлога или иным способом свободному осуществлению гражданами Российской Федерации права избирать и быть избранными;

б) использующие преимущества своего должностного или служеб­ного положения в целях избрания;

в) принуждающие граждан или препятствующие им ставить подпи­си в поддержку кандидата, а также участвующие в подделке данных подписей;

г) осуществляющие подкуп избирателей, т.е. деяние, запрещенное п. 2 ст. 53 упомянутого Федерального закона;

д) своевременно не сформировавшие и не уточнившие сведения о зарегистрированных избирателях (списки избирателей);

е) распространяющие заведомо ложные сведения о кандидатах, за­регистрированных кандидатах или совершающие иные действия, по­рочащие честь и достоинство кандидатов, зарегистрированных канди­датов;

ж) нарушающие права членов избирательных комиссий, в том числе с правом совещательного голоса, наблюдателей, иностранных (международных) наблюдателей, уполномоченных представителей кандидатов, зарегистрированных кандидатов, доверенных зарегистри­рованных кандидатов, уполномоченных представителей избиратель­ных объединений, избирательных блоков, инициативных групп изби­рателей, представителей средств массовой информации, в том числе право на своевременное получение информации и копий избиратель­ных документов, на заверение копий указанных документов;

з) нарушающие правила проведения предвыборной агитации, в том числе проводящие агитацию в день, предшествующий дню голосова­ния, и в день голосования;

и) осуществляющие благотворительную деятельность, а также из­готовляющие и распространяющие коммерческую и иную рекламу в нарушение положений упомянутого Федерального закона;

к) не создающие условий для проведения массовых мероприятий в случае, если такая обязанность возложена на них законом;

л) нарушающие установленные законом правила финансирования избирательной кампании;

м) скрывшие остатки избирательных бюллетеней или изготовив­шие дополнительные, не учтенные избирательной комиссией тиражи избирательных бюллетеней, открепительных удостоверений;

н) противозаконно вмешивающиеся в работу избирательных ко­миссий, связанную с исполнением ими своих обязанностей, или пре­пятствующие осуществлению такой работы либо деятельности; о) препятствующие голосованию на избирательных участках; п) нарушающие тайну голосования;

р) принуждающие избирателей голосовать вопреки их собственно­му выбору;

с) осуществившие подлог избирательных документов, составившие и выдавшие заведомо ложные документы, осуществившие заведомо неправильный подсчет голосов избирателей или установление резуль­татов выборов, не представившие или не опубликовавшие сведения об итогах голосования вопреки возложенным на них обязанностям;

т) нарушающие права граждан на ознакомление со списком изби­рателей;

у) выдающие гражданам избирательные бюллетени в целях предо­ставления им возможности проголосовать за других лиц или проголосо­вать более одного раза в ходе одного и того же голосования либо дающие (выдающие) гражданам заполненные избирательные бюллетени;

ф) не представляющие или не публикующие отчеты о расходовании средств, выделенных на подготовку и проведение выборов, финансо­вые отчеты кандидатов, зарегистрированных кандидатов;

х) работодатели, отказывающие в предоставлении отпуска для учас­тия в выборах либо в освобождении от работы для выполнения госу­дарственных обязанностей;

ц) должностные лица государственных органов, не осуществившие по представлению избирательных комиссий проверку информации о нарушениях упомянутого Федерального закона, иных федеральных за­конов и не принявшие меры по пресечению таких нарушений.

Особенности структуры многих конституционно-правовых норм вызвали в литературе оживленную дискуссию относительно их при­надлежности к нормам правового характера.

«Правильное уяснение смысла каждой правовой нормы, — указы­вал А.Ф. Шебанов, — точное выявление целей, которые преследовал законодатель, издавая данную норму, невозможно без ясного и четкого представления о логической структуре правовой нормы, т.е. о ее внут­реннем строении, о ее составных частях»[110]. Отсутствие хотя бы одного из трех элементов, присущих правовой норме, «лишает ее правового характера», — полагал он[111]. Тем самым отрицался правовой характер многих конституционно-правовых норм.

Аналогичной позиции придерживаются и многие современные ав­торы. Так, В.В. Лазарев и Н.Л. Гранат считают, что норма права не выполнила бы своей регулятивной роли, если бы в ней отсутствовал какой-либо из трех упомянутых структурных элементов. «Поэтому, — делают они вывод, — законодатель при формулировании норм обязан выписать каждую часть особо или дать соответствующую отсылку, а тот, кто реализует норму, должен иметь в виду всю связь элементов нормы, с тем чтобы юридически грамотно выстроить свои поступки»[112].

Каждый из трех элементов, по мнению М.И. Байтина, имеет в структуре правовой нормы свое особое место и назначение, «вследст­вие чего, по справедливому суждению, сложившемуся в юридической науке, без гипотезы норма бессмысленна, без диспозиции немыслима, без санкции бессильна»[113].

С точки зрения A.B. Мицкевича, все нормы права «призваны регу­лировать общественные отношения или устанавливать порядок, кото­рому должны следовать органы государства, граждане и организации. Для достижения этих целей правового регулирования норма права должна прямо или косвенно, полностью или частично, детально либо обобщенно (кратко): во-первых, выразить само содержание правовой нормы; во-вторых, определить условия, при которых содержание право­вой нормы может и (или) должно осуществляться; в-третьих, устано­вить правовые последствия нарушения правовой нормы, невыгодные или даже ущербные, тяжкие для нарушителя. Соответственно этим задачам строится структура правовых норм в виде трех структурных элементов деонтической логики, получивших в правовой науке названия диспози­ции, гипотезы и санкции»’.

«Только наличие всех элементов структуры и определенный способ их связи, — утверждает В.К. Бабаев, — сообщают норме права свой­ство особого регулятора общественных отношений, обеспечивают ее регулирующие возможности, служат условием возникновения систе­мообразующих связей между различными правовыми подразделе­ниями»[114].

Однако далеко не все юристы придерживались, да и сейчас придер­живаются таких позиций. «Утверждение, что для признания правила нормой права требуется наличие трех «элементов»: гипотезы, диспози­ции и санкции, . противоречит действительности», — считал Б.В. Шейндлин[115].

Именно поэтому предпринимались попытки предложить другую структуру правовой нормы, больше соответствующую действительнос­ти. Так, C.B. Курылев и Н.П. Томашевский, отвергая трехэлементную структуру в качестве неизменного атрибута правовой нормы, видели такой атрибут в присутствии в каждой правовой норме условий, с ко­торыми связываются определенные юридические последствия. При этом под условиями они понимали указание на юридические факты, предусмотренные нормой, а под последствием — указание на права и обязанности, возникающие при наличии этих условий. А поскольку конституционно-правовые нормы, по крайней мере многие из них, не отвечали этим требованиям, то указанные авторы не признавали их нормами права, рассматривая как разъяснения, информацию о созда­нии других юридических норм[116].

Отрицает трехчленную структуру любой правовой нормы и С.С. Алексеев, считая, что она связана с представлением о ней как об «автономном» регуляторе общественных отношений, и это затушевы­вает очевидность того, что право действует в качестве системы норм, между которыми существует и все более развивается процесс специа­лизации, своеобразного «разделения труда». Поэтому он полагает, что традиционная трехчленная схема структуры нормы вообще не соответ­ствует структуре реальных норм права и предлагает различать только два основных элемента — гипотезу и диспозицию (санкцию)[117]. Понят­но, что и с этих позиций конституционно-правовые нормы также едва ли можно считать нормами права.

Своеобразную позицию по этому вопросу занимал П.Е. Недбайло. Стремясь найти все необходимые компоненты в любой правовой норме, он полагал, что одна правовая норма может находиться в пра­вовых актах, относящихся к различным отраслям права. «Действитель­но, ряд статей Конституции и других законов не содержит указаний на условия их примененя или на последствия их нарушения.

Это интересно:  Вопрос о праве на льготную пенсию

Понятно, что такая позиция, ничего не доказывая, лишает смысла деление права на его отрасли.

Анализируя приведенные точки зрения, следует сказать, что все они базируются на единообразном представлении о структуре право­вых норм. Однако такое представление не соответствует действитель­ности. И дело не в конституционно-правовых нормах. Например, М.С. Строгович отмечал, что «нормы уголовного права состоят не из трех, а из двух элементов: из диспозиции (заключающей в себе гипо­тезу) и санкции»[120]. С.С. Студеникин делил юридические нормы, отно­сящиеся к административному праву, на нормы без санкции (так на­зываемые бессильные нормы) и нормы, устанавливающие каратель­ные (в разных видах) санкции[121]. А.С. Пиголкин делит все правовые нормы на нормы позитивного регулирования, состоящие из двух само­стоятельных частей — гипотезы и диспозиции, и нормы правоохрани­тельные, включающие диспозиции и санкции[122].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что принадлежность той или иной нормы к правовой определяется отнюдь не ее структурой, а тем, что она установлена государством и ее исполнение обеспечива­ется необходимыми мерами воздействия, включая меры государствен­ного принуждения. В этом смысле все конституционно-правовые нормы отвечают указанным требованиям, поскольку устанавливаются государством и предполагают соответствующую реакцию государства на нарушение содержащихся в них предписаний. В одних случаях — это определенный вид юридической ответственности. Так, в соответ­ствии с ч. 4 ст. 3 Конституции РФ «захват власти или присвоение власт­ных полномочий преследуются по федеральному закону». В других случаях за нарушение предписания конституционно-правовой нормы может последовать отмена или приостановление незаконного акта. Например, согласно п. «л» ст. 74 Конституции Республики Бурятия Президент республики вправе отменять акты министерств, государст­венных комитетов и других органов государственного управления Рес­публики Бурятия в случае их противречия Конституции и законам Рес­публики Бурятия, актам Президента Республики Бурятия.

Из сказанного следует, что значительная часть правовых норм дей­ствительно имеет структуру, соответствующую классическому пред­ставлению о правовой норме, выраженному в идее о трехчленном стро­ении правовой нормы, высказанной еще в 1940 г. С.А. Голунским и М.С. Строговичем[123] и имеющей важное значение для уяснения внут­ренних связей между различными частями правовых норм и откры­вающей дополнительные возможности для более глубокого понимания их юридической природы.

Вместе с тем в российском праве имеется немало норм, отличаю­щихся по своей структуре от упомянутого классического образца, что не влияет на их правовой характер. В их число входят и многие нормы конституционного права, как, впрочем, и многих других отраслей рос­сийского права.

Таким образом, специфичны по своей структуре не все нормы кон­ституционного права, а лишь некоторые или даже многие из них. Поэ­тому конституционное право отличается от других или даже всех от­раслей права тем, что в его составе удельный вес специфических по своей структуре правовых норм, в силу специфики его предмета, го­раздо выше, чем в иных отраслях российского права.

Следует сказать, что оживленную дискуссию относительно принад­лежности конституционно-правовых норм к нормам правового харак­тера вызвали особенности не только их структуры, но и содержания.

Полагая, что каждая норма права должна устанавливать конкрет­ные права и обязанности участников регулируемых ее общественных отношений, многие ученые утверждали, что некоторые статьи консти­туции не содержат норм права. «Конституция СССР, — указывал А.Ф. Шебанов, — имеет ряд статей, которые не содержат в себе како­го-либо конкретного правила поведения, а являются законодательным закреплением основных политических и правовых принципов совет­ского строя»’. Аналогичное мнение по этому вопросу высказывал и Н.Г. Александров: «Некоторые правоположения в области государст­венного права не являются нормами права в собственном смысле, по­скольку они сами по себе не предписывают какого-либо варианта по­ведения, а юридически оформляют и закрепляют самые устои общест­венного и государственного строя (например, ст. 1 Конституции СССР), определяя тем самым сущность и характер других статей зако­на, содержащих конкретные юридические нормы»[124].

Отдельные конституционные положения не признавались норма­ми и рядом других авторов[125]. При этом некоторые из них считали, что эти конституционные положения являются правоположениями, «ко­торые лишь через посредство других правовых норм и лишь в сочета­нии с ними определяют поведение участников общественных отно­шений. »[126].

Однако с такой позицией соглашались далеко не все исследователи. Например, B.C. Основин подчеркивал, что основные политические и правовые принципы общественного строя, закрепленные рассматри­ваемыми нормами, должны быть общеобязательными для всех граж­дан. Законодатель для того и закрепил эти принципы в конституции, чтобы придать им общеобязательный характер. Кроме того, считал B.C. Основин, хотя предписание государства в такого рода нормах и не выражено в виде правила с четким указанием на права и обязанности субъектов, это указание все же имеется, поскольку законодатель в общей форме предписывает определенное поведение и, следовательно, налицо правовая норма, оказывающая определенное регулирующее воздействие на поведение людей[127]. «В противном случае пришлось бы признать, что большинство статей нашего основного закона — Кон­ституции не содержат в себе правовых норм, что, конечно, было бы неправильным»[128]. Вот почему «утверждения некоторых авторов о том, что норма права может быть лишь строго конкретным правилом пове­дения, на деле обедняет и сужает механизм воздействия права на об­щественные отношения. Жизнь так сложна и многообразна, что госу­дарство использует в своих актах различные способы воздействия на поведение людей. В одних случаях оно прямо устанавливает права и обязанности, в других — закрепляет общий принцип, соблюдение ко­торого считает важным. Во всех этих случаях налицо будут нормы права, устанавливающие определенный вариант поведения, хотя сте­пень определенности и форма содержащихся в них предписаний будут различными».

Аналогичной точки зрения придерживается и В.О. Лучин. «Дейст­вительно, — указывает он, — далеко не все конституционные положе­ния устанавливают точно определенные права и обязанности участни­ков регулируемых отношений. Но означает ли это, что они не обладают качеством нормативности? С учетом специфики юридической приро­ды Конституции и ее роли в механизме правового регулирования ответ, видимо, должен быть отрицательный: нет, не означает»[129].

Аргументируя свою позицию, В.О. Лучин отмечает, что всеобщ­ность воли, выраженной в праве, выступает как нормативность право­вой формы общественного регулирования. «Обязательность и власт­ность характеризуют выраженную на референдуме и закрепленную в Конституции Российской Федерации в качестве государственной волю народа. Это один из важнейших признаков Конституции как закона. В Конституции, и в праве в целом, мера (масштаб) поведения в силу социальной обоснованности и социальной необходимости, а также возможности государственного принуждения становится обязатель­ной для соответствующих лиц и организаций. При этом нормативность права, а следовательно, и Конституции проявляется в единстве таких свойств правил поведения, как обобщенность и обязательность»[130].

Нормативность всех положений Конституции В.О. Лучин видит в том, что она интегрирует общественные отношения и одновременно «укрупняет» права и обязанности, трансформируя их в обобщенные оценки поведения применительно к отдельным видам субъектов, она выступает в качестве активного центра, осуществляющего управление системой законодательства, упорядочивает общественные отношения, вносит единообразие и стабильность в социальную жизнь путем уста­новления общих правил, играет активную роль в создании не только единой, но и длительной во времени, устойчивой системы урегулиро­ванное™ и порядка, способствует созданию единой, непрерывно дей­ствующей, общеобязательной системы типовых масштабов поведения, обеспечивающей целенаправленное и гармоничное функционирова­ние всего социального организма[131].

Мнение о том, что каждая норма права должна устанавливать точно определенные права и обязанности участников регулируемых отноше­ний, давно уже вызывает сомнение у исследователей. В литературе не­однократно указывалось на то, что многообразие правовых норм, сложность и различный характер их регулирующей роли требуют более широкого определения правовой нормы, которое позволило бы охва­тить все правовые нормы[132]. Воплощение этого требования на практике позволяет различать нормы конкретного содержания, непосредствен­но устанавливающие права и обязанности сторон, и нормы всеобщего содержания, устанавливающие исходные начала (принципы) или общие определения для российского права в целом или для конкрет­ной отрасли права[133]. В рамках такой конструкции снимается вопрос о нормативности некоторых «правоположений», содержащихся как в конституции, так и в других нормативных актах.

Специфика структуры и содержания некоторых конституционно- правовых норм дала основание О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородскому считать, что государственное право регулирует общественные отноше­ния «методом общего закрепления и общего регулирования без приме­нения юридических санкций, т.е. методом, который не применяется ни в одной другой отрасли советского права»[134].

Думается, что это утверждение ошибочно. Во-первых, методом такого рода регулируются не все, а только некоторые из этих отно­шений. Многие из конституционно-правовых норм содержат правила поведения, а также определенные санкции, как и другие правовые нормы.

Так, в соответствии с Федеральным законом от 24 июня 1999 г. «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»[135] (ст. 60) при проведении предвыборной аги­тации не допускается злоупотребление свободой массовой информа­ции. «Предвыборные программы зарегистрированных кандидатов, из­бирательных объединений, избирательных блоков, предвыборные аги­тационные материалы и выступления на собраниях, митингах, в сред­ствах массовой информации не должны содержать призывы к насиль­ственному захвату власти, насильственному изменению конституци­онного строя и нарушению целостности Российской Федерации, про­паганду войны. Запрещается агитация, возбуждающая социальную, ра­совую, национальную, религиозную ненависть и вражду, злоупотреб­ление свободой массовой информации в иных формах, запрещенных законодательством Российской Федерации об интеллектуальной соб­ственности.

В случае нарушения организацией телерадиовещания, редакцией периодического печатного издания. правил проведения предвыбор­ной агитации соответствующая избирательная комиссия вправе обра­титься в правоохранительные органы, суд, исполнительные органы го­сударственной власти, осуществляющие государственную политику в области средств массовой информации, с представлением о пресече­нии противоправной агитационной деятельности и привлечении орга­низации телерадиовещания, редакции периодического издания, их должностных лиц к ответственности, установленной законодательст­вом Российской Федерации».

Все это говорит о том, что регулирование общественных отноше­ний методом общего закрепления и нормирования без применения санкции не является характерной особенностью норм конституцион­ного права. Большинство других норм этой отрасли права регулируют общественные отношения методом, свойственным всем иным отрас­лям российского права.

Во-вторых, методом «общего закрепления и общего нормирова­ния» регулируются общественные отношения не только в конституци­онном праве, но и в других отраслях права. Например, общие принци­пы и положения закрепляются в отраслевых кодексах и других законах применительно к каждой отрасли права. Так, гл. 1 КЗоТ РФ определяет задачи и сферу действия законов о труде, устанавливающих уровень оплаты труда и всемерную охрану трудовых прав работников; основ­ные трудовые права и обязанности работников, недействительность условий договоров о труде, ухудшающих положение работников по сравнению с законодательством о труде. Применительно к своей сфере регулирования аналогично определяются основные начала граждан­ского законодательства (гл. I ГК РФ), общие положения уголовного (УК РФ) и других отраслей права.

Статья написана по материалам сайтов: mylektsii.ru, allstatepravo.ru, all-sci.net.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий