Абсолютные и относительные права

Подробнее о разделении прав собственности на абсолютные и относительные см. [c.24]

Анализ дебиторской и кредиторской задолженности начинается с рассмотрения их абсолютных и относительных величин. Кроме того, тщательному анализу должна быть подвергнута долгосрочная дебиторская задолженность, поскольку этот вид активов представляет собой, как правило, очевидный пример иммобилизации собственных оборотных средств. [c.141]

Об относительных и абсолютных правах собственности подробнее см. п. 8.1. [c.99]

При изучении значимости постоянных издержек и страхового договора с лимитом собственной ответственности выяснилось, что начальный запас влияет на выбор альтернатив. В продолжение этого мы сконцентрируем внимание на измерении систематической связи между отношением к риску и личным богатством для конкретных функций полезности (и их положительных линейных преобразований). Отношение к риску измеряется с помощью показателей риска абсолютная нерасположенность к риску (ARA) и относительная нерасположенность к риску (RRA). На основе этих показателей мы, в общем, в состоянии обосновать, почему ограничение допустимых правил преобразования необходимо для класса положительных и линейных преобразований. [c.69]

В большинстве случаев при реорганизации применяется принцип абсолютного приоритета, хотя измененный Закон о банкротстве 1978 г. обеспечил некоторую гибкость при использовании принципа относительного приоритета. Например, крупные кредиторы могут пожелать дать возможность акционерам получить часть акций реорганизованной компании из побудительных соображений даже в том случае, когда акционеры не имеют прав на получение доли. Суд может разрешить проведение такого распределения несмотря на протесты кредиторов, находящихся ниже в приоритетной табели о рангах. Другим примером применения принципа относительного приоритета может быть случай, когда владельцы требований, удовлетворяемых в первую очередь, для того чтобы дать возможность кредиторам, обладающим меньшим приоритетом, проголосовать за принятие плана реорганизации, допускают частичную оплату претензий этих кредиторов несмотря на то, что их собственные требования могут быть не полностью удовлетворены. Ключевым моментом принятия решения здесь является то, получают ли все классы претендентов ценные бумаги, равные или большие по стоимости, чем сумма, которую они получили бы при ликвидации компании. Если это имеет место и может быть продемонстрировано, то строгое следование правилу абсолютного приоритета уже не требуется. Однако отклонения от этого правила обычно незначительны. [c.783]

Права собственности — основные понятия. Абсолютные и относительные права собственности. Контроль над правами собственности. Возникновение и изменение прав собственности. Экстерналии и интернализация внешних воздействий. Трагедия альмен-ды — социальная значимость прав собственности. Институциональные решения проблемы использования общественных благ. Теории возникновения прав собственности. [c.88]

Составляя аналитическую таблицу для баланса компании, аналитик, как правило, рассчитывает относительные ( ommon-size) величины в графах, где в шапке указаны проценты (см. табл. 3.1). Это означает пересчитать сырье» в долларах в проценты так, чтобы каждая статья баланса выглядела в виде процента от общей величины активов. Это позволяет кредитному аналитику оценить каждый счет в абсолютном выражении и в виде относительного распределения активов и источников их покрытия долговых обязательств и собственного капитала. Такие сопоставления помогают аналитику выявить изменения, требующие объяснений со стороны руководства компании. Например, если из баланса вытекает увеличение оборотных активов (материальных запасов и дебиторской задолженности) при отсутствии роста продаж, оправдывающего это увеличение, аналитик должен выяснить причины такого явления. [c.192]

Показатель W является абсолютным, т.е. неприспособленным для пространственно-временных сопоставлений не существует и каких-либо ориентиров по его величине или желательности той или иной динамики, хотя вполне резонно предположить, что с ростом объемов производства величина собственных оборотных средств, как правило, возрастает. Для того чтобы иметь возможность сравнивать степень ликвидности разновеликих предприятий, были разработаны относительные показатели — коэффициенты ликвидности. [c.245]

Абсолютные и относительные права

По степени определенности субъектов все правоотношения разделяются на абсолютные и относительные.

Абсолютным называется правоотношение, в котором управомоченному лицу противостоит неопределенное множество пассивно обязанных субъектов. В качестве абсолютного правоотношения выступают правоотношения по поводу собственности. Например, правоотношения между собственником или автором и другими лицами, которые не должны нарушать их прав.

Относительным называется правоотношение, в котором управомоченному лицу противостоит конкретно обязанное лица. Обязанности в относительном правоотношении могут состоять не только в воздержании от действий, но и в совершении определенных положительных действий. В качестве примера относительного правоотношения можно привести обязательственное правоотношение между кредитором и должником по договору займа, между потерпевшим и причинителем вреда.

В советской юридической литературе деление правоотношений на абсолютные и относительные получило наиболее глубокое научное обоснование в монографическом очерке В.К. Райхера «Абсолютные и относительные права» [33].

В то же время некоторые авторы выступают против деления правоотношений на абсолютные и относительные. Так, например, С.И. Аскназий писал, что «…правоотношениями могут считаться лишь конкретные экономические или иные отношения, урегулированные правом». На этом основании автор приходил к выводу, что «…вещные права (собственность) лица открывают перед ним лишь возможности многообразных правоотношений с любым другим участником гражданского оборота» [9, с123].

Таким образом С.И. Аскназий склоняется к тому, что до вступления собственника в обязательственные правоотношения с конкретными лицами либо до нарушения права собственности, последнее нельзя рассматривать как элемент правоотношения [9, с. 172]. Более того, из некоторых суждений автора может быть сделан вывод, что право собственности, как таковое, он вообще не относил к числу субъективных прав, а рассматривал лишь как определенный момент в развитии гражданской правоспособности.

Аргументы противников абсолютных правоотношений научно несостоятельны. Их основной аргумент сводится к тому, что правоотношение всегда может существовать только между конкретно определенными лицами; отсюда делают вывод, что абсолютных правоотношений в действительности нет [10, с. 253]. С этим как раз и нельзя согласиться. Решающее значение для осуществления абсолютных прав имеют собственные действия управомоченного лица. Обязанные лица в абсолютных правоотношениях должны лишь не препятствовать управомоченному совершать действия по осуществлению абсолютного права. Именно поэтому обязанность в абсолютных правоотношениях и носит всеобщий характер, т.е. возлагается на всех. Абсолютному праву соответствует обязанность всякого и каждого воздерживаться от совершения действий, препятствующих нормальному осуществлению права.

Практическое разграничение абсолютных и относительных правоотношений состоит в том, что при нарушении абсолютного права меры защиты и ответственности могут быть применены к любому нарушителю, а при нарушении относительного права может отвечать только строго определенное лицо, обязанное своими действиями удовлетворять интересы управомоченного. При этом в законодательстве формируется два самостоятельных блока гражданско-правовых мер защиты: один — предназначенный для защиты абсолютных прав, другой — для защиты относительных прав.

Следует, таким образом, признать, что деление правоотношений на абсолютные и относительные является в принципе правильным и имеет важное теоретико-познавательное и практическое значение. В то же время необходимо учитывать, что классификация абсолютных и относительных правоотношений, как и всякая научная классификация вообще, условна и подвижна. Так как, до сих пор остается спорным вопрос о критериях классификации правоотношений (хотя нахождение наиболее точного и совершенного критерия классификации само по себе имеет важное значение), а прежде всего в том, что абсолютные и относительные правоотношения нередко обусловливают друг друга и переходят друг в друга Подвижность научной классификации является теоретическим отражением того движения правоотношений, которое происходит в реальной жизни.

Итак, деление гражданских правоотношений на абсолютные и относительные основано на том, что в абсолютных правоотношениях носителю абсолютного права противостоит неопределенное количество обязанных лиц. Так, например, собственник может требовать от всякого и каждого, чтобы тот воздерживался от совершения любых действий, мешающих собственнику осуществлять свои полномочия по владению, пользованию и распоряжению принадлежащей ему вещью. Что же касается относительных правоотношений, то в них конкретному лицу (или нескольким точно определенным лицам) противостоит конкретное обязанное лицо (или несколько определенных обязанных лиц). Так, по договору купли-продажи покупатель имеет право требовать передачи проданного имущества от конкретного продавца.

Абсолютные и относительные гражданские правоотношения: общее и особенное

Страницы в журнале: 34-39

аспирант Воронежского экономико-правового института Россия, Московская область prokopew@mail.ru

Исследуются общие и отличительные черты абсолютных и относительных гражданских правоотношений. Утверждается, что абсолютные правовые связи субъектов гражданского права относятся к категории гражданских правоотношений, ибо имеют все необходимые для этого элементы: субъекты, объекты, субъективные права и юридические обязанности. Однако эти элементы в абсолютных правоотношениях имеют специфический характер ввиду особенностей формы и содержания правовых связей участников исследуемого вида правоотношений.

Ключевые слова: абсолютные правоотношения, относительные правоотношения, субъекты, объекты, субъективные права, юридические обязанности.

В цивилистической науке продолжаются споры о соотношении абсолютных и относительных правоотношений, о возможности реализации абсолютных прав вне правоотношения. Результаты научной дискуссии по указанным вопросам имеют теоретическое и практическое значение, ибо существенным образом влияют на понимание сущности правовых отношений вообще и гражданско-правовых отношений в частности, повышают эффективность законодательной и правоприменительной деятельности.

В современной гражданско-правовой доктрине считается, что относительными являются гражданские правоотношения, в которых управомоченному лицу (лицам) соответствует строго определенное обязанное лицо (лица), а абсолютными называются правоотношения, в которых управомоченному лицу противостоит неопределенное множество пассивно обязанных субъектов [21, c. 122; 24, c. 74]. Еще в XIX веке немецкий цивилист О. Гирке обоснованно писал, что за господством над вещью стоит «неопределенное число лиц, обязанных уважать это господство» [7, с. 61]. В абсолютных правоотношениях уполномоченные лица удовлетворяют свои законные интересы собственными активными действиями путем осуществления своих субъективных прав и непосредственного воздействия на объект правоотношения, а все иные лица несут при этом пассивную обязанность воздерживаться от вмешательства в исключительную сферу уполномоченного лица[1]. Ведущую роль в абсолютном правоотношении играют субъективные права и обязанности управомоченных лиц, их активные действия по осуществлению этих прав. Управомоченным лицом (носителем субъективных гражданских прав, субъектом абсолютного гражданского правоотношения) могут быть собственники, законные владельцы и пользователи чужого имущества, субъекты ограниченных вещных прав, обладатели личных нематериальных благ (жизнь, здоровье и т. д. — ст. 150 Гражданского кодекса РФ), исключительных и личных неимущественных прав в сфере интеллектуальной деятельности (например, статьи 1226, 1229 ГК РФ).

Представляется, что объектом абсолютного гражданского правоотношения выступают в первую очередь вещи (имущество), нематериальные блага (жизнь, здоровье, доброе имя и т. п.), результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, активные действия самого управомоченного лица, и только затем — пассивные действия (воздержание) всех других лиц. Именно в рамках абсолютного правоотношения собственник или иной законный (титульный) владелец, пользователь, правообладатель получает легальную правовую возможность присваивать имущественные ценности, использовать полезные свойства вещи, извлекать из нее доходы, пользоваться нематериальными благами и исключительными интеллектуальными правами активным образом. Все иные лица обязаны не препятствовать ему в законном осуществлении своих абсолютных прав в пределах, предусмотренных законом.

Это интересно:  О правилах пассажирских перевозок во внутригосударственном сообщении

Так, собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом (п. 2 ст. 209 ГК РФ). Лица, имеющие в собственности земельный участок, вправе продавать его, дарить, отдавать в залог или сдавать в аренду и распоряжаться им иным образом постольку, поскольку соответствующие земли на основании закона не исключены из оборота или не ограничены в обороте. Если иное не установлено законом, право собственности на земельный участок распространяется на находящиеся в границах этого участка поверхностный (почвенный) слой, водные объекты, растения. Собственник земельного участка вправе использовать по своему усмотрению все, что находится над и под поверхностью этого участка, если иное не предусмотрено законами о недрах, об использовании воздушного пространства, иными законами и не нарушает прав других лиц (статьи 209, 261 ГК РФ). Полномочия собственника могут быть ограничены в случаях и в порядке, предусмотренном законом (п. 2 ст. 1 ГК РФ). Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ).

Абсолютные правоотношения позволяют закреплять за уполномоченными лицами (носителями субъективных прав) определенные блага (материальные и нематериальные), опосредуют общественные отношения в статике, выступают предпосылкой возникновения других (относительных) правовых связей (правовых отношений) по обмену имущественными благами и их защите [24]. Защита прав участников абсолютных правоотношений происходит с активным применением таких мер абсолютно-правовой защиты, как признание права, виндикация, устранение препятствий в пользовании (негаторный иск). Абсолютный характер имеют не только отношения собственности (вещные правоотношения), но и отношения, связанные с функционированием личных неимущественных прав (право на честь, достоинство, доброе имя и т. п.), а также отношения с участием субъектов интеллектуальной деятельности по использованию принадлежащих им исключительных и личных неимущественных прав в сфере интеллектуальной деятельности.

Относительные гражданские правоотношения позволяют удовлетворять законные интересы уполномоченного лица путем активных действий другого (обязанного) лица по исполнению возложенных на него законом или договором обязанностей, соответствующих содержанию и характеру субъективного права управомоченного лица (передавать имущество, выполнять работу, оказывать услугу и т. п.) [4, с. 10]. Именно активные действия обязанных лиц (обязанного лица) являются основным объектом относительных гражданских правоотношений и направлены на удовлетворение (обеспечение) легитимных потребностей (законных требований) управомоченного лица — участника правовой связи. К числу относительных правоотношений относятся не только обязательственные, но и корпоративные, жилищные, имущественно-земельные, семейно-правовые, правоохранительные (деликтные), организационные, а также правоотношения, связанные с отчуждением, передачей исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации в собственность или пользование других лиц на основе соответствующих договоров и в иных предусмотренных законом случаях (статьи 1233—1241 ГК РФ).

Как известно, термин «обязательство» применяется в правовой теории и юридической практике в самых различных значениях (документ, обязанность, долг, ответственность должника, вид относительного гражданского правоотношения). По мнению ведущих цивилистов нашей страны, гражданско-правовое обязательство относится к системе относительных гражданских правоотношений, отличающихся от иных видов гражданских правоотношений (вещных, абсолютных, корпоративных, организационных, семейных и др.) субъектным составом, предметом, содержанием, особенностями возникновения и прекращения [8, с. 12; 13, с. 609; 14, с. 810; 15, с. 569; 21].

На наш взгляд, обязательственные правоотношения — это относительные правовые связи (взаимосвязь) кредитора и должника, обязанного выполнить предусмотренные законом или договором активные действия по исполнению своего долга в интересах кредитора, направленные на передачу имущества, выполнение работ, оказание услуг, возмещение вреда, возврат неосновательно полученного (сбереженного), защиту личных неимущественных прав, претерпевание законных действий со стороны кредитора, воздержание от совершения неправомерных действий в отношении кредитора под угрозой применения мер обязательственно-правовой защиты и ответственности.

Таким образом, для обязательственных правоотношений характерны: 1) наличие двух или нескольких находящихся в уникальной правовой связи (взаимосвязи) субъектов гражданского права — кредиторов и дебиторов, управомоченных и обязанных лиц (должников); 2) относительный (друг к другу) характер этой правовой связи, когда правам одного (управомоченного) лица соответствуют обязанности (обязанность) другого (обязанного) лица; 3) осуществление (предоставление) должником активных либо пассивных действий (бездействия), выражающихся в передаче вещей, иных материальных благ в собственность, владение, пользование других лиц, в выполнении работ, оказании возмездных услуг, включая услуги информационного характера; 4) нормы позитивного законодательства, договоры, деликты, факты незаконного обогащения (кондикции) и иные юридические факты как правовые источники (основания) возникновения исследуемого вида гражданских правоотношений. Неисполнение должником взятых на себя обязанностей (обязательств) ведет к применению по инициативе управомоченного лица обязательственно-правовых способов защиты и гражданско-правовой ответственности (санкций). Не все относительные правоотношения являются обязательственными, но любое обязательственное правоотношение является относительным.

С учетом отечественных и зарубежных концепций, действующего российского законодательства (с последними изменениями и дополнениями) можно утверждать, что основу корпоративных отношений составляют общественные отношения участников (учредителей) корпоративной организации между собой и с корпоративной организацией в целом и ее органами управления по поводу участия в этой организации, управления ею, ее имуществом и внутриорганизационной деятельностью с использованием корпоративных форм, способов и средств для достижения корпоративных целей, удовлетворения законных корпоративных интересов.

В научной среде продолжают существовать мнения о том, что субъективные гражданские права могут реализовываться вне правоотношения, что до возникновения обязательственного или деликтного правоотношения нет необходимости в функционировании абсолютного правоотношения, что определение правоотношения как отношения управомоченного лица со всем населением земного шара выхолащивает всякое содержание права, что обязанность воздерживаться от противозаконных действий вытекает не из правовой связи, а из публично-правовых (государственных) норм. Правоотношениями могут быть лишь конкретные экономические или иные отношения, урегулированные нормами права [3, с. 713; 6, с. 189; 10, с. 75; 11, с. 33, 38][2].

Еще в 1959 году, возражая оппонентам, Ю.К. Толстой утверждал, что пассивная обязанность возлагается не на все население земного шара, а только на лиц, подчиненных данной системе правопорядка [24, с. 77]. В.А. Тархов ограничивал круг пассивных участников абсолютного правоотношения (должников) лишь лицами, имеющими фактическую возможность нарушения прав собственника [23, с. 54]. Н.Г. Александров пояснял, что обязанными по отношению к собственнику лицами являются лишь лица, которые «находятся в более или менее непосредственном соприкосновении с собственником» [1, с. 115].

В современной цивилистической литературе делаются заявления о том, что «конструкция абсолютных правоотношений имеет смысл лишь в качестве антипода относительных правоотношений, но сама по себе никакой познавательной функции не выполняет» [12, с. 258]. В одной из научных монографий прямо указывается, что «конструкция абсолютного правоотношения есть плод искусственного теоретизирования…. В ней нет смысловой нагрузки, как нет и не может быть реальной правовой связи собственника с любым и каждым живущим в данный момент на земле» [25, с. 64]. В.А. Лапач пишет: «Явление, именуемое абсолютным правоотношением и характеризуемое неопределенным кругом обязанных лиц, лишь в силу традиции именуется правоотношением и должно быть отнесено к способам непосредственного осуществления права, минуя правоотношения» [17, с. 93]. В.П. Мозолин утверждает, что абсолютные субъективные гражданские права и обязанности не входят в состав гражданского правопорядка. Они являются составной частью публичного правопорядка, элементом публичных правоотношений между государством и всеми лицами [13, с. 94].

По нашему мнению, абсолютные и относительные правоотношения имеют место в реальной действительности, а их деление в научной среде обусловлено необходимостью формирования научной терминологии (понятий), детального изучения, теоретического обоснования формы и сущности правоотношения вообще и гражданского правоотношения в частности, включая особенности его видов (подвидов). Но такая дифференциация имеет условный характер, абсолютные и относительные правоотношения обладают лишь различной степенью относимости (относительности), поскольку оба исследуемых вида правоотношений (абсолютные и относительные) являются отношениями, т. е. относимыми, относительными явлениями. Гражданское правоотношение — это общественное отношение имущественного или неимущественного характера, регулируемое нормами гражданского законодательства с помощью гражданско-правового метода регулирования, взаимной связи субъективных гражданских прав и юридических обязанностей, взаимодействия субъектов гражданского права, наделенных гражданской правосубъектностью (правоспособностью, дееспособностью, сделкоспособностью, деликтоспособностью), юридическим равенством, индивидуальной свободой, автономией воли, имущественно-организационной самостоятельностью (обособленностью), и действующих в частных интересах с целью удовлетворения своих законных потребностей в предусмотренных законом пределах, посредством осуществления субъективных гражданских прав, добровольного и (или) принудительного исполнения юридических обязанностей, применения мер гражданско-правовой защиты и ответственности.

И в абсолютных, и в относительных правовых связях (правоотношениях) существуют управомоченные и обязанные лица (субъекты), а их количество и некая неопределенность отнюдь не влияют на их включение в число правоотношений1. В обоих видах исследуемых правоотношений существуют субъективные права и юридические обязанности участников этих правоотношений, их воля и волеизъявление, объекты, специфические юридические основания (факты, составы) возникновения, изменения и прекращения правоотношения.

И абсолютному, и относительному субъективному праву соответствуют обязанности должника вести себя должным образом, осуществлять активные и пассивные действия, воздерживаться от нарушения прав управомоченного лица и других лиц, добросовестно и разумно осуществлять свои права в пределах ограничений, предусмотренных законом и условиями правовой связи (характером правоотношения), не препятствовать управомоченному лицу (кредитору) в осуществлении своих субъективных гражданских прав, претерпевать те или иные действия управомоченного лица, обусловленные назначением и содержанием возникшей правовой связи (взаимосвязи). Без исполнения корреспондирующей юридической обязанности невозможно гарантировать успешное функционирование субъективного права. Такого рода обязанность в абсолютном правоотношении существует не у неопределенного числа лиц, а у лиц, вступающих в конкретные правовые связи с управомоченным лицом по поводу определенного объекта (имущества, нематериального блага, исключительного интеллектуального права и т. п.).

Абсолютные правоотношения не являются односторонней правовой связью и проявляются не только при нарушении субъективных прав управомоченного лица, но и в период их осуществления, когда все иные участники абсолютного правоотношения (не обладатели вещных и иных исключительных прав), существующего по поводу того или иного объекта правового отношения, не только обязаны соблюдать права правообладателя, не препятствовать ему в нормальном осуществлении его субъективных прав, но и могут потребовать от этого управомоченного лица, субъекта правоотношения (обладателя и носителя определенного абсолютного субъективного права) должного выполнения своих обязанностей по содержанию и обороту вещей, иных объектов абсолютных прав (собственность обязывает), недопущению нарушения прав и законных интересов других лиц, находящихся в абсолютной правовой связи с основным управомоченным лицом, избежанию случаев неразумности, недобросовестности и злоупотребления своим субъективным правом (ст. 10 ГК РФ). Иными словами, субъективная правовая связь в абсолютном правоотношении является взаимной и двусторонней, при которой управомоченное лицо одновременно становится обязанным лицом, а важнейшим объектом правовой связи и законного интереса — надлежащие действия управомоченного лица. Несмотря на доминирующую роль вещей, нематериальных благ, результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации как основных объектов в абсолютном правоотношении, не последнее место в указанном правоотношении занимают такие объекты, как действия (бездействие) всех других (обязанных) лиц, обеспечивающих нормальное осуществление субъективных прав управомоченного лица.

Это интересно:  «ОсуждЁнный» или «осУжденный» ударение в слове?

Будучи разновидностями правоотношения, абсолютные и относительные гражданские правоотношения отличаются друг от друга лишь субъектным составом, степенью определенности обязанных лиц, характером проявления субъективных прав и юридических обязанностей. Отдельные правоотношения (например, залоговые, арендные) имеют смешанный абсолютно-относительный характер и их весьма трудно отличить от абсолютных или относительных, вещных или обязательственных правоотношений [5, с. 113—131; 9, с. 23—24; 16, с. 35—44].

Более того, правоотношение вообще и гражданское правоотношение в частности не следует рассматривать только как правовую связь управомоченного и обязанного лица. Это и правовая (социальная) связь со всем обществом, ибо позитивное право по определению обязательно для всех. Первым (в 1928 году) на эту особенность обратил внимание В.К. Райхер.

Ученый не возражал против существования абсолютных и относительных правоотношений, их отличие усматривал в субъектном составе, структуре и характере взаимосвязи субъективных прав и юридических обязанностей. Правовую связь в относительном правоотношении ученый называл прямым проводом между определенными точками пространства, а в абсолютном правоотношении — «беспроволочной» связью, соединяющей определенную точку пространства с абсолютно-неопределенным числом всех иных точек. Исследователь подчеркивал, что в относительном правоотношении функционируют определенные субъекты прав и обязанностей, объединенные непосредственными правовыми узами, а в абсолютном правоотношении известен лишь один субъект прав, которому противостоит универсальная (безличная) масса всех остальных обязанных лиц. Всякое правоотношение связывает управомоченное лицо не только с одним лицом, но и со всем обществом [20, с. 199—200].

Таким образом, признание абсолютных гражданских правоотношений вызвано объективными причинами существования их особенностей, расширяет круг наших научных познаний, подчеркивает сложность и неоднозначность понимания правоотношения вообще, помогает системно изучить всю гамму вопросов, связанных с взаимодействием участников правовой связи, понять место и роль гражданских правоотношений в системе правовых явлений.

На наш взгляд, научная версия о возможности существования правовой связи, функционирования абсолютного субъективного гражданского права вне правоотношения противоречит определению (сущности) самого субъективного права, понятию правоотношения. Реализация норм объективного частного права невозможна вне конкретного гражданского правоотношения, основанием возникновения которого являются юридические факты, а содержанием — субъективные права и юридические обязанности, учитывающие права и законные интересы частного лица. Субъективное право помогает претворять в жизнь предписания, запреты и дозволения объективного (позитивного) права, персонифицирует личность участника конкретного правоотношения, является правовым средством обеспечения индивидуальной свободы и инициативы управомоченного лица, имеет индивидуальный волевой характер, направлено на совершение известных положительных действий или бездействия (претерпевания) обязанной стороной под угрозой применения мер гражданско-правовой защиты и ответственности. Правоотношение является непременным элементом механизма правового регулирования и защиты. Реализация прав вне правоотношения возможна лишь в системе публичного права. Вернее, функционирование конституционных прав возможно в рамках конституционно-правовых отношений как элемента конституционного права.

В отличие от иных отраслевых правоотношений публичные общерегулятивные (конституционные) правоотношения отражают наивысшую правовую связь между государством и гражданами по поводу осуществления и гарантирования основных прав и свобод личности, исполнения юридических обязанностей публичного характера. Такого рода правоотношения возникают на основе прямых предписаний конституционных норм и являются базовыми для отраслевых (включая гражданские) правоотношений [18, с. 376]. Общие правоотношения определяют правовой статус личности, компетенцию государственных органов до возникновения конкретного (отраслевого) правоотношения [19, с. 449].

1. Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1955.

2. Алексеев С.С. Общая теория права: учеб. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2008.

3. Аскназий С.И. Основные вопросы теории социалистического гражданского права: дис. … д-ра юрид. наук. Л., 1947.

4. Белов В.А. Гражданское право. Т. 3. Особенная часть. Абсолютные гражданско-правовые формы: учеб. М.: Юрайт, 2012.

5. Брагинский М.И. К вопросу о соотношении вещных и обязательственных правоотношений // Гражданский кодекс России. Теория. Практика: сборник памяти С.А. Хохлова / отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998.

6. Братусь С.Н. Предмет и система гражданского права. М., 1963.

7. Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. Вып. 2: Вещное право. Спб., 1896.

8. Витрянский В.В. Некоторые основные положения Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации об обязательствах // Журнал российского права. 2010. № 10.

9. Власова А.В. К дискуссии о вещных и обязательственных правах // Государство и право. 2000. № 10. С. 23—24.

10. Генкин Д.М. О классификации гражданских прав: доклад // Советское государство и право. 1949. № 11.

11. Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М., 1961.

12. Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / под общ. ред. В.А. Белова. М., 2008.

13. Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 1 / отв. ред. В.П. Мозолин. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2012.

14. Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 1 / под ред. А.П. Сергеева. М., 2008.

15. Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 1. 7-е изд., перераб и доп. / под ред. Ю.К. Толстого. М., 2009.

16. Ефимова Л.Г. О соотношении вещных и обязательственных прав // Государство и право. 1998. № 10. С. 35—44.

17. Лапач В.А. Субъективные гражданские права и основания их возникновения // Журнал российского права. 2001. № 10.

18. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: учеб. 4-е изд., испр. и доп. М., 2011.

19. Радько Т.Н. Теория государства и права: учеб. 2-е изд. М., 2011.

20. Райхер В.К. Абсолютные и относительные права (К проблеме деления хозяйственных прав) // Вестник гражданского права. 2007. № 2. Т. 7. С. 199—200.

21. Российское гражданское право: в 2 т. Обязательственное право: учеб. Т. 2. 2-е изд. / отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2011.

22. Российское гражданское право: учеб.: в 2 т. Т. I.: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права / отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд. М.: Статут, 2011.

23. Тархов В.А. Гражданское правоотношение. Уфа, 1993.

24. Толстой Ю.К. К теории правоотношения. Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1959.

25. Щенникова Л.В. Вещное право: учеб. пособие. Краснодар, 2004.

26. Яковлев В.Ф. Структура гражданских правоотношений // Экономика. Право . Суд . М ., 2003. С . 314—316.

1. С.С. Алексеев отмечает, что права в абсолютном правоотношении являются абсолютными потому, что представляют собой активный центр, наделяющий носителей субъективных прав полномочием вести себя определенным образом по своему усмотрению, при этом все иные субъекты обязаны воздерживаться от нарушения данного конкретного субъективного права [2, с. 349].

2. Также научные труды Р.О. Халфиной, А.Б. Венгерова, Ю.И. Гревцова, В.А. Кучинского.

Абсолютные и относительные субъективные гражданские права: проблемы теории (Синицын С.А.)

Дата размещения статьи: 11.03.2016

Проблематика субъективных прав, вопросы их систематизации и классификации образуют предпосылку и одновременно центр правового регулирования любого правопорядка независимо от исторического этапа, социально-политических и экономических особенностей развития государства.

Многие из ранее рассмотренных в юридической литературе вопросов приобретают особую значимость в свете меняющихся социально-экономических условий жизни современного общества, нового содержательного наполнения правоотношений, которые предопределяют принципы их регулирования и классификации. Внимание исследователя должно концентрироваться не столько на повторении ранее доказанных и высказанных в юридической науке положений, технической компиляции, далекой от научного творчества, сколько на поиске новых общетеоретических подходов к решению доктринальных проблем понятия, содержания, классификации субъективных прав.
В рамках заявленной темы целесообразно сфокусировать внимание на рассмотрении проблемных вопросов о понятии и содержании абсолютных и относительных прав в гражданском праве, авторских предложениях по формированию новых научных подходов к определению абсолютных и относительных прав.
Господствующая точка зрения исходит из того, что абсолютными правами считаются те, с которыми корреспондирует всеобщая пассивная юридическая обязанность воздерживаться от их нарушения: не нарушать, не препятствовать осуществлению, не вмешиваться в действия управомоченного лица и т.д. Иногда при характеристике абсолютных прав говорится о возможности управомоченного лица предъявить иск к любому правонарушителю, юридически обеспеченной возможности по защите абсолютных прав против любого и каждого.
Полагаем, что всеобщая пассивная юридическая обязанность не является гражданско-правовой и не может ни точно, ни примерно характеризовать специфику определенного класса субъективных прав. В действительности воздержание от нарушений и вмешательств в чужие права является условием правомерного поведения всех субъектов права, действия которых априори не могут нарушать субъективных прав других лиц — предупреждение и пресечение правонарушений является одной из основных функций правопорядка, правовой гарантией сохранения законности и равноправия граждан, характеристикой правоохранительной деятельности государства и его органов.
Всеобщая пассивная юридическая обязанность по ненарушению чужих субъективных прав не является гражданско-правовой, поскольку ее соблюдение не влечет возникновения гражданско-правовых последствий, являясь общей публичной регулятивно-охранительной юридической обязанностью, касающейся всех без исключения лиц, подчиненных государству и санкционированным им источникам права. Обязанность по ненарушению чужих субъективных прав является критерием правомерного поведения, показывает связь государства и подпадающих под его юрисдикцию субъектов права. Соблюдение обязанности по ненарушению чужих прав не влечет в качестве правового последствия возникновение особых правовых отношений, регулируемых гражданским законодательством в смысле, определенном ч. 1 ст. 2 ГК РФ. Нарушение субъективного права возможно охарактеризовать как причинение вреда другому лицу. Согласно п. 6 ч. 1 ст. 8 ГК РФ юридический факт причинения вреда другому лицу является основанием возникновения права потерпевшего требовать возмещения причиненного вреда и обязанности причинителя вреда возместить причиненный вред. В данном случае право требовать возмещения причиненного вреда и обязанность возместить причиненный вред являются гражданско-правовыми, но ими не могут полноценно характеризоваться специфика и содержание субъективного права, состоятельность его классификационного деления, поскольку самого факта правонарушения может и не последовать вовсе.
Отличия пассивной юридической обязанности по ненарушению чужих прав от гражданско-правовой обязанности значительны и существенны. Основополагающим признаком гражданско-правовой обязанности является взаимообусловленность и неотделимость последней от самого субъективного права: выполнение гражданско-правовой обязанности, как правило, является условием осуществления субъективного гражданского права. Напротив, невмешательство и воздержание от нарушения чужого субъективного права являются не гражданско-правовой обязанностью, а правомерным поведением третьих лиц, корреспондирующим не с каждым из существующих субъективных прав в гражданском обороте, а с общим абсолютным запретом, установленным нормой объективного права. На данном примере целесообразно проводить принципиальные различия между механизмами и действием запретов и обязанностей не только в гражданском праве, но и в иных отраслях права.
Обязанность воздержания от нарушений чужих субъективных прав не может быть адресной и связываться с их конкретным видом, классом: государственная власть не может выборочно допускать нарушение одних прав и запрещать нарушение других. Пресечение неправомерного поведения, предупреждение правонарушений являются залогом становления правового и социального государства, гражданского общества (ст. ст. 1, 7 Конституции РФ).
Утвердившаяся в юридической науке характеристика абсолютного права как права, которое противопоставлено «любому и каждому», вызывает некоторые трудности. В действительности управомоченное лицо в абсолютном праве и всех третьих лиц не связывают никакие особенные гражданские правоотношения: и управомоченное лицо, и все третьи лица подчинены дозволениям и запретам, санкционированным нормами правопорядка, но это не может свидетельствовать о возникновении особого правоотношения с каким-либо конкретным содержательным наполнением. Связь управомоченного и всех прочих лиц, «потенциально обязанных лиц», может характеризоваться не особым правоотношением, а только юридическим статусом субъектов права, деятельность которых регулируется законодательно установленными запретами и дозволениями.
Господствующее в российской и зарубежной юридической литературе представление о понятии абсолютного права как о праве, управомоченному субъекту которого противостоит неопределенное количество пассивно обязанных лиц, не отражает специфики субъективного права и его внутреннего содержания.
Абсолютность субъективного права не может определяться через характеристику корреспондирующей с ним же обязанности, количественный состав обязанных лиц, свойства объекта права, а должна быть предопределена качественной спецификой содержания самого субъективного права. Это объясняется тем, что субъективное право и субъективная юридическая обязанность являются самостоятельными и невзаимоопределяющими явлениями в праве. Абсолютному праву не противостоит гражданско-правовая обязанность неопределенного круга лиц.
В настоящее время на страницах юридической литературы активно обсуждается вопрос об абсолютной защите относительных прав, их абсолютном действии и т.д. С одной стороны, эти воззрения призваны закрепить известную доктринальную характеристику абсолютных прав как прав, подлежащих защите потенциально против любого лица, с другой — показать, что в правовой действительности якобы существуют смешанные формы абсолютно-относительных субъективных прав. Требуется внести ясность в этот вопрос. Приверженность одному из этих подходов определяет принадлежность ученого к группам единомышленников в научных правовых сообществах. Однако это никак не ограничивает возможности выражения иной точки зрения.
Нарушить относительное право (в большинстве случаев речь идет о правах обязательственных) может лишь должник, никакое третье лицо нарушить обязательственное право не может, поскольку речь идет об исключительной возможности должника, на которого возложено исполнение обязательства. Следует учитывать следующее: никакое обязательство не изолировано от других участников оборота. Невозможно исключить негативное воздействие третьих лиц — интервентов на поведение должника, приведшее в итоге к нарушению обязательства, причинению вреда кредитору. Примеры могут быть многочисленны: предложение более выгодных условий сделки, создание экономической мотивации и (или) подстрекательство к нарушению договорных условий и др. Нет сомнений, что совершение таких действий лицом, знающим о существовании договорного обязательства перед другим контрагентом, не должно поощряться гражданским правом, поскольку они наносят вред именно кредитору в обязательстве, являются по сути недобросовестными и противоправными. Однако такие действия не могут квалифицироваться как «нарушение чужого обязательства». Считаем, что более правильно и обоснованно вести речь о внедоговорной ответственности интервентов перед кредитором по правилам о деликтной ответственности. В пользу признания такого подхода говорит и наднациональный уровень правового регулирования, который позиционируется как ступень к унификации гражданского права Европы (ст. VI.-2:211 Принципов, определений и модельных правил европейского частного права).
Абсолютная защита гражданских прав характеризует объем правовой защиты и круг потенциальных участников судебного разбирательства и не может отождествляться с институтом вещно-правовой защиты, включающим систему и признаки особых вещных исков, применяемых для защиты нарушенных вещных прав.
Абсолютная защита субъективного права не является признаком его абсолютности: сущность материального права не может определяться объемом его защиты и тем более зависеть от круга потенциальных ответчиков по исковым требованиям, которые лишь возможны в будущем.
Естественно, разумно и ожидаемо, что критика господствующего учения о понятии и месте абсолютных прав в системе права требуют формулировки конструктивного авторского подхода к понятию и содержанию абсолютных и относительных прав. Полагаем, что в основу разделения абсолютных и относительных прав должны быть положены новые классификационные критерии субъективных прав, предложена новая концепция понимания абсолютных и относительных прав. В определениях характеристики абсолютных и относительных прав заложена гносеологическая философская основа, где абсолютность права ассоциирована с категориями самодостаточности, а относительность формируется как характеристика правового явления во взаимосвязи с прочими элементами.
Соответственно, абсолютные права возможно определить непосредственно правовой связью субъекта с объектом права. Можно сказать, что это права, формирующие материально-правовой статус субъекта в статике гражданских правоотношений (вещные права, личные неимущественные права, исключительные права). В фокус внимания права попадают объем и содержание правомочий субъекта, мера его юридического господства (власти) над объектом. Абсолютность предполагает статичное состояние, но никак не объем (широту) юридических возможностей управомоченного лица, который иногда понимается как неограниченность права — едва ли в праве принципиально мыслимо существование неограниченных по содержанию субъективных гражданских прав. Возникновение и осуществление абсолютных субъективных прав возможно и без участия третьих (других) лиц (создание вещи или произведения, переработка вещи, находка, обращение в собственность общедоступных вещей и др.). Цели законодателя, правоприменителя и управомоченного лица при защите абсолютных прав состоят в сохранении и восстановлении указанной правовой связи субъекта права над его объектом. Осуществление абсолютных прав предопределяется волей управомоченного лица, не требует и не зависит от поведения третьих лиц. Интерес управомоченного лица в абсолютных правах направлен на сохранение уже существующего или восстановление существовавшего до правонарушения правового положения и в этом смысле может характеризоваться пассивной направленностью. Абсолютность является особым внутренним свойством субъективного права и не может отождествляться с его неограниченностью и абстрактностью.
Абсолютность не может считаться ни достаточным признаком определенных видов субъективных гражданских прав (вещных, исключительных, личных неимущественных и др.), ни правомочием в составе отдельных субъективных прав, поскольку является внутренним неотъемлемым свойством их сущностного содержания, которое характеризует весь период существования последних, являясь юридической константой и характеристикой родовой принадлежности субъективного права.
Относительные права являются антагонизмом абсолютных прав, и для их осуществления, возникновения и защиты, напротив, требуется деятельное взаимодействие нескольких субъектов права. Именно невозможность достижения цели собственными силами вынуждает субъектов вступать в кооперационные связи с иными участниками оборота (обязательственные права, наследственные права, корпоративные права, реституционные права участников недействительной сделки).
Относительные права (особенно в договорном праве) создают механизм саморегуляции в частном праве, ими регулируется правовая связь равноправных и независимых друг от друга субъектов — это правовые отношения лиц, объединившихся для достижения общей цели и интереса в праве и приобретающих в результате этого взаимодействия качественно новый гражданско-правовой статус, из которого следуют взаимные правомочия и притязания (например, до заключения договора купли-продажи вещи продавец не был продавцом, а покупатель покупателем). Весьма условно понимание, что в обязательственных правах должник имеет только обязанность, а кредитор только права: как правило, кредитор связан и гражданско-правовыми обязанностями в пользу должника (в частности, принять исполнение, не чинить препятствий к исполнению обязательства, не совершать действий, могущих повлечь увеличение имущественной ответственности должника в обязательстве). Это обстоятельство объяснимо динамичной природой обязательств в гражданском праве и предопределяет характерное для относительных прав сочетание прав и обязанностей в статусе как обязанного, так и управомоченного лица.
Общая закономерность возникновения и осуществления относительных прав связана с реализацией в праве интереса, достижение которого возможно лишь при условии активного взаимодействия с третьими лицами. В отличие от прав абсолютных интерес управомоченного субъекта направлен не на сохранение, а на изменение уже существующего положения в правовой среде (возникновение новых и изменение существующих гражданских прав).
Изложенное позволяет заключить, что абсолютные и относительные субъективные права различаются не по числу субъектов, а по специфике содержания, целям и методу правового регулирования. Абсолютные и относительные права находятся в состоянии логической альтернативы, в которой промежуточных стадий не дано. Понятия абсолютности и относительности субъективных прав являются автономными и равнообъемными, их пересечение или подчинение друг другу невозможно ввиду принципиальных сущностных различий.
Абсолютность и относительность являются родовой характеристикой двух больших классов субъективных гражданских прав. Смешанные формы абсолютных и относительных прав невозможны. Научно-теоретическая несостоятельность смешанных юридических конструкций (абсолютно-относительных, относительно-абсолютных, относительных прав с абсолютным действием, относительных вещных прав, квазиабсолютных прав, абсолютных прав с ослабленным действием) очевидна, поскольку таким подходом игнорируется принципиальное сущностное различие абсолютных, относительных, вещных прав, не принимаются во внимание критерии идентификации и допустимости сравнений, не анализируются правовые последствия, связанные с их внедрением в систему права.
Дифференциация абсолютных и относительных прав не подменяет различий вещных и обязательственных прав и не может считаться их альтернативной классификацией. Абсолютность определяет родовую, а вещность — видовую принадлежность субъективных гражданских прав. Абсолютность и относительность субъективных прав не заменяют разграничения вещных и обязательственных прав. Абсолютность является неотъемлемым свойством любого субъективного вещного права (как права собственности, так и ограниченного вещного права), но не может пониматься в значении особого квалифицирующего признака только вещного права. Абсолютные права не могут определяться признаками вещных прав, поскольку сферы действия и предмет регулирования вещных и абсолютных прав не совпадают, что исключает возможность применения к ним однородных методов правового регулирования, критериев классификации в системе права и законодательства.

Это интересно:  Замена водительского удостоверения в МФЦ

Статья написана по материалам сайтов: studbooks.net, www.sovremennoepravo.ru, xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий