Умышленная форма вины. Прямой и косвенный умысел: понятие и классификация.

Умысел представляет собой одну из форм вины, которая по своему определению опаснее неосторожной, поскольку законодателем установлено что тяжкие и особо тяжких преступления совершаются именно умышленно (ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ).

Умышленная форма вины раскрывается в ст. 25 УК РФ, согласно которой «Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично».

Из вышесказанного следует, что умысел бывает двух видов: прямой и косвенный, каждому из которых присущи свои интеллектуальные и волевые моменты. Интеллектуальных моментов два: первый – осознание лицом общественно опасного характера своих действий (бездействия) на момент совершения деяния, второй – предвидение общественно опасных последствий. При прямом умысле – возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий, при косвенном – только возможность. Волевой момент прямого умысла выражается в желании наступления общественно опасных последствий, а косвенного умысла – в нежелании, но сознательном допущении этих последствий или безразличном отношении к ним. При этой характеристике интеллектуальные моменты обоих видов умысла во многом похожи, хотя, даже при внешней схожести, степень предвидения общественно опасных последствий различна, к тому же у них не совпадают волевые моменты.

Осознание общественно опасного характера действия (бездействия) подразумевает под собой знание и понимание виновным того факта, что совершаемое им действие или бездействие носит общественно опасный характер, при этом предполагается, что знание и понимание долно быть вполне конкретно.

Уголовный закон акцентирует внимание на осознании именно общественно опасного, а не просто противоправного характера деяния. Поэтому для наличия интеллектуального момента не требуется, чтобы виновный просто осознавал запрещенность совершаемого действия (бездействия) уголовным законом. Это положение тесно соприкасается с принципом, согласно которому незнание закона не освобождает от уголовной ответственности, т.е. если человек не осознавал, что его действие (бездействие) запрещено уголовным законом, то это не влияет на уголовную ответственность.

Законодатель связывает осознание общественно опасного характера действия или бездействия с установлением возраста, с которого наступает уголовная ответственность за разные по характеру преступления. При таком подходе законодателем учитывается возможность и способность человека (исходя из его умственного развития, определяемого достижением определенного возраста) понимать, что данное по характеру деяние представляет общественную опасность (например, то, что нельзя убивать понятно и 14-летнему).

Предвидение общественно опасных последствий – это понимание лицом того, что совершаемое им действие (бездействие) повлечет конкретные последствия, которые находятся в непосредственной причинной связи с этим деянием.

Лицо, совершая умышленное преступление, предвидит: конкретные последствия, их общественно опасный характер, неизбежность или реальную вероятность их наступления.

При прямом умысле виновный предвидит неизбежность или возможность (как большую степень вероятности) наступления общественно опасных последствий (например, виновный предвидит смерть потерпевшего, когда стреляет в него в упор). При косвенном умысле виновный предвидит возможность (меньшую, чем при прямом умысле) наступления общественно опасных последствий. Это одно из отличий данных форм вины.

Волевой момент прямого умысла характеризуется желанием наступления общественно опасных последствий, которые являются единственной целью преступления (например, достижение наступления смерти потерпевшего при убийстве).

Волевой момент косвенного умысла выражается в том, что виновный не желает, но сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, или относится к ним безразлично. Основное отличие косвенного умысла от прямого заключается в том, что при косвенном умысле виновный не стремится к наступлению указанных последствий, а допускает их, либо относится к ним безразлично, т.е. рассчитывает на какую-нибудь случайность, которая, как он полагает, может воспрепятствовать их наступлению.

Приведенное выше определение умышленной формы вины дано применительно ко всем умышленным преступлениям с материальными составами. Формальные составы, как нам известно, не содержат в своей конструкции описания последствий, поэтому определение умысла в таких преступлениях несколько усечено. В преступлениях с материальными составами интеллектуальным и волевым моментами умысла охватывается как само действие (бездействие), так и последствие, в преступлениях с формальными составами – только действие (бездействие). Здесь умысел выражен только в осознании виновным общественно опасного характера своего действия или бездействия (интеллектуальный момент) и в желании совершить его или воздержаться от этого (волевой момент). Как было отмечено ранее, уголовно-правовое значение имеет только сознательное действие (бездействие), поэтому человек, осознавая и совершая его, не может не желать этого. Следовательно, в преступлениях с формальными составами волевой момент умысла выражен только в желании совершить действие, или воздержаться от его совершения (т.е. они совершаются только с прямым умыслом).

В целях правильной и обоснованной квалификации преступлений теорией уголовного права и судебной практикой разработана дифференциация умысла на виды еще по двум основаниям: по времени возникновения и степени определенности.

По времени возникновения умысел подразделяется на:

По степени определенности умысел бывает:

В свою очередь, конкретизированный умысел бывает простым и альтернативным.

Заранее обдуманный и внезапно возникший умыслы имеют не только уголовно-правовое, но и криминологическое значение.

В криминологическом понимании оба вида умысла выступают как разновидности психического отношения лица как к совершенному преступлению, так и к возможности его совершения. Для криминологии имеют значение процесс возникновения, формирования, установления умысла, источники его возникновения, в том числе мотивы и цели, которые могут быть удовлетворены или достигнуты только преступным путем.

Все это создает возможность для более целенаправленного и эффективного применения специальных мер предупреждения умышленных преступлений. В криминологическом понимании внезапно возникшим является такой умысел, при котором промежуток времени от его появления до реализации незначителен, и у лица, совершающего преступление, практически исключена возможность его спланировать, в противном случае умысел признается заранее обдуманным.

Уголовно-правовое значение деления умысла на виды также состоит в том, что, только при заранее обдуманном умысле могут иметь место стадии преступления (приготовление, соучастие и т.д.)

Аффектированный умысел определяется уголовным законом как состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, возникшего вследствие противоправных или аморальных действий (бездействия) потерпевшего либо вызванной таким систематическим поведением потерпевшего психотравмирующей ситуацией (физиологический аффект).

Разделение умысла на определенный и неопределенный имеет значение для точной квалификации преступлений. При определенном умысле в предвидении виновного точно конкретизирован преступный результат (общественно опасные последствия). При простом определенном умысле предвидение виновного охватывает только один преступный результат, при альтернативном умысле — одного из нескольких индивидуально конкретизированных в его сознании преступных результатов (например, нанесение ударов ножом в живот может повлечь смерть или тяжкий вред здоровью).

Неопределенный умысел выражается в том, что преступный результат, хотя и охватывается предвидением виновного, но индивидуально не определен (например, бросая камень в толпу, виновный предвидит причинение кому-либо вреда здоровью или смерти).

Деление умысла на определенный и неопределенный также имеет значение при квалификации преступления. При наличии определенного умысла деяние квалифицируется по его направленности. В том случае, если преступный результат не охватывался предвидением виновного, содеянное квалифицируется как покушение на то преступление, последствия которого он предвидел (например, виновный, нанося удар ножом в живот, полагал, что причинит смерть потерпевшему, а фактически он причинил тяжкий вред здоровью). В данной ситуации преступление следует квалифицировать как покушение на убийство, поскольку умысел виновного был направлен именно на это, хотя смерть и не наступила. При неопределенном умысле преступление квалифицируется по фактически наступившему результату. Если изменить фабулу нашего примера и принять за основу то, что предвидением виновного охватывалось любое из последствий (причинение смерти или вреда здоровью различной тяжести), т.е. предположить, что он действовал с неопределенным умыслом, то содеянное следует квалифицировать как оконченное преступление – причинение тяжкого вреда здоровью.

В заключении отметим, что определенный умысел, как простой, так и альтернативный, может быть только прямым, при его наличии виновный всегда желает наступления преступного результата. Неопределенный умысел может быть как прямым, так и косвенным, т.е. лицо может желать наступления общественно-опасных последствий своих действий (бездействия) либо сознательно допускать их или относиться к ним безразлично.

Умысел как одна из форм вины. Неосторожность и ее виды.

Умысел как форма вины гораздо чаще предусматривается законодателем, чем неосторожность. Умысел включает интеллектуальный и волевой момент (момент осознания и момент воли). Интеллектуальный момент заключается в том, что умысел предполагает осознание лицом общественной опасности совершаемого деяния и предвидение его общественно опасных последствий (эти понятия равнозначны). Волевой заключается в том, что наступления общественно опасных последствий можно либо желать, либо игнорировать, то есть безразлично относится. Если вы начнёте выкидывать мебель из окна, то вы относитесь к последствиям безразлично, поскольку тем самым вы можете кого-либо убить. По волевому моменту умысел делится на:

1. Прямой умысел — если лицо, совершившее преступление, сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления, то оно действовало с прямым умыслом.
Волевой момент прямого умысла заключается в том, что лицо желает наступления общественно опасных последствий.

Это интересно:  Как правильно восстановить утерянную трудовую книжку: порядок действий

В законодательном определении прямого умысла содержится указание на следующие признаки:
а)осознание лицом общественной опасности своего деяния (действия или бездействия);
б)предвидение возможности или неизбежности наступление общественно опасных последствий;
в)желание их наступления.

2. Косвенный умысел — лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

В законодательном определении косвенного умысла содержится указание на следующие признаки:
а)осознание лицом общественной опасности своего деяния (действия или бездействия);
б)предвидение возможности наступления общественно опасных последствий;
в)не желание, но сознательное допущение последствий или безразличное к ним отношение.

Косвенный умысел схож с прямым умыслом по такому признаку, относящемуся к интеллектуальному элементу умысла, как осознание общественно опасного характера деяния. Второй признак интеллектуального элемента умысла — предвидение возможности наступления общественно опасных последствий при косвенном умысле уже отличается от соответствующего признака прямого умысла. Необходимо отметить, что при косвенном умысле невозможно предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий, так как такое предвидение по закону является признаком прямого умысла. Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий при косвенном умысле отличается характером предвидения. Эта возможность при косвенном умысле в уголовно-правовой литературе нередко определяется как «реальная». Как реальная предвидится такая возможность наступления общественно опасных последствий, если виновный считает наступление этих последствий закономерным результатом развития причинной связи именно в данном конкретном случае. Если лицо, сознавая закономерность наступления последствий во многих других аналогичных случаях, не распространяет ее на данный конкретный случай, то можно говорить о предвидении лишь абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий1. Предвидение абстрактной возможности общественно опасных Последствий означает их предвидение отвлеченно от данного конкретного случая, т.е. сознание их закономерности вообще для сходных ситуаций, но только не для данной конкретной.

Интеллектуальный момент практически аналогичен прямому умыслу, но при прямом умысле субъект предвидит, как правило, неизбежность, а при косвенном — реальную возможность наступления преступных последствий. Основное различие между прямым и косвенным умыслом коренится в волевом элементе. Для прямого умысла характерно желание, а для косвенного — сознательное допущение преступных последствий.

В теории уголовного права прямой и косвенный умысел в зависимости от содержания интеллектуального и волевого моментов делят на определённый, неопределённый и альтернативный; в зависимости от момента формирования выделяют умысел, заранее обдуманный и внезапно возникший. Эти виды умысла не являются самостоятельными и не образуют каких-либо новых форм вины, но они дают возможность в большей степени раскрыть содержание прямого и косвенного умысла.
По степени определённости умысел делится на:

Определённый (простой) — имеет место тогда, когда лицо предвидит один результат и желает его причинить.

Неопределённый — наступившее последствия хотя и охватывались сознанием виновного, но индивидуально они не были определены, не была конкретизирована величина причинённого ущерба.

Альтернативный — имеет место тогда, когда лицо предвидит несколько конкретно определённых вредных последствия, его в равной степени устраивают оба, и в итоге причиняется один из них.

В зависимости от момента формирования умысел делится на:

Внезапный — когда возникает и реализуется внезапно, без предварительного обдумывания. Нередко скоротечному формированию умысла способствует обстановка, провоцирующая совершение преступления (увидел — украл). Такой умысел может возникнуть вследствие сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего (ранее умысел, возникший в состоянии сильного душевного волнения, называли аффектированным). Данное обстоятельство законодатель относит к смягчающим ответственность. Если же лицо совершает преступление с внезапно возникшим умыслом под влиянием других обстоятельств (не противоправного поведения виновного), то такая разновидность умысла, как правило, законодателем не учитывается при решении вопроса об уголовной ответственности.

Заранее обдуманный — возникновение умысла отделено от совершения преступления промежутком времени, в течение которого субъект укрепляется в решимости совершить преступление.

Следует отметить, что основное различие прямого и косвенного умысла проводится по волевому элементу умысла. Согласно закону, прямой умысел характеризуется желанием виновного наступления общественно опасных последствий, а косвенный умысел — нежеланием, но сознательным допущением либо безразличным к ним отношением.

Сущность преступной неосторожности, ее нормативное и предметное содержание.

Неосторожность, наряду с умыслом, является основной формой вины в уголовном праве. Уголовным законом неосторожность рассматривается как менее опасная форма вины по сравнению с умыслом.

Причинение вреда по неосторожности всегда предполагает нарушение определенных правил предосторожности. Неосмотрительное поведение — характерный признак неосторожных преступлений, и состоит в том, что человек не исполняет в служебной деятельности или повседневной жизни требуемых мер предосторожности.

Неосторожные преступления квалифицируются, как правило, по последствиям, а также по способам их причинения, по сфере деятельности, в которой они наступают.

Ненаступление последствий причинивших вред, по общему правилу, исключает ответственность за неосторожное создание опасности причинения вреда.

Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

Преступное легкомыслие и его отличие от косвенного умысла.

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение. Преступное легкомыслие по своему интеллектуальному моменту характеризуется тем, что лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своего действия. Часто это связано с сознательным нарушением правил предосторожности (правил безопасности движения на транспорте, правил обращения с оружием, правил пожарной безопасности, правил техники безопасности на производстве и т.д.).

По своему волевому моменту лицо легкомысленно рассчитывает на предотвращение общественно опасных последствий, но его расчет не оправдывается, оказывается не соответствующим объективной обстановке и его возможностям, в результате чего наступают преступные последствия. Наиболее часто вина в виде преступного легкомыслия бывает в автотранспортных преступлениях. Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия составляет интеллектуальный элемент легкомыслия, а самонадеянный расчет на предотвращение — его волевой элемент.

Характеризуя интеллектуальный элемент легкомыслия, законодатель указывает только на возможность предвидения общественно опасных последствий, но опускает психическое отношение к действию или бездействию. Это объясняется тем, что сами действия, взятые в отрыве от последствий, обычно не имеют уголовно-правового значения. Вместе с тем, поскольку легкомыслие, как правило, связано с сознательным нарушением определенных правил предосторожности, установленных для предотвращения вреда, осознанность поведения делает этот вид неосторожной вины более опасным по сравнению с преступной небрежностью. Лицо, действующее по легкомыслию, всегда осознает отрицательное значение возможных последствий для общества, и именно поэтому стремится к предотвращению этих последствий. Следовательно, при легкомыслии виновный сознает потенциальную общественную опасность своего действия или бездействия.

Косвенный умысел в соответствии с законом имеет место, если лицо, совершившее преступление, осознало общественную опасность своего действия (или бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, и хотя и не желало, но сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично.

Основное, главное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, т.е. одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий, и, наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно. Неправильное разграничение преступной самонадеянности от косвенного умысла может повлечь ошибку в установлении формы вины.

Преступная небрежность. Объективный и субъективный критерии преступной небрежности.

Преступная небрежность обычно считается в теории уголовного права менее опасной формой вины, чем преступное легкомыслие.

При преступной небрежности виновный не предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, хотя должен был и мог их предвидеть. Лицо может быть привлечено к ответственности за такие действия, поскольку его поступки связаны с пренебрежительным отношением к закону, требованиям безопасности и интересам других лиц.

Небрежность включает в себя отрицательный (отсутствие осознания лицом общественной опасности деяния, непредвидение его последствий) и положительный признак (обязанность проявлять должную бдительность и предотвращать причинение вреда общественным отношениям). При установлении положительного признака небрежности необходимо принимать во внимание объективный и субъективный критерий. Согласно первому из них, на лицо должна быть возложена правовая обязанность вести себя с должной предусмотрительностью, основанная на законе, должностном статусе, профессиональных функциях виновного, правилах общежития и т.д. Кроме того, должна иметься объективная возможность распознать опасную ситуацию и предотвратить её развитие. Субъективный критерий предполагает установление способности конкретного лица с учётом его индивидуальных качеств предотвратить развитие опасной ситуации: эта задача должна быть для него выполнимой с точки зрения его физических, интеллектуальных и социальных качеств, а также особенностей психики.

Отличие преступной неосторожности от случая (казуса).

От неосторожности (законодатель проводит различие между ней и преступной небрежностью) казус отличается по волевому моменту. При казусе лицо не предвидит возможность наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Таким образом, казус (случай) характеризуется отсутствием либо обоих критериев преступной небрежности (объективного и субъективного), либо одного из них. Случай (казус) в отличие от вины следует считать не психическим отношением (его не существует), а особым психическим состоянием лица, действующего (или бездействующего) в той или иной обстановке, исключающим общественную опасность, а значит, преступность и наказуемость содеянного им. Уголовная ответственность в этом случае не наступает, так как в действиях (бездействии) лица, причинившего общественно опасные последствия, отсутствует вина.

Это интересно:  Борьба с системой или как выйти из системы

Форма вины

В УК РФ 1996 г. вопросам вины посвящена глава пятая Вина». Согласно ч. 1 ст. 5 виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности.

Вина, будучи ведущей категорией субъективной стороны, представляет собой психическое отношение к деянию и его последствиям в виде умысла или неосторожности. Вина включает в себя интеллектуальные и волевые компоненты. Интеллектуальные компоненты отражают познавательные процессы, происходящие в психике человека. Это его способность осознавать значимость своего поведения и его последствий. Волевые компоненты отражают сознательное направление человеком своих умственных и физических усилий на достижение определенных целей, на конкретное поведение, выбор того или иного варианта поведения.

Разное сочетание интеллектуальных и волевых признаков, степень их выраженности используются законодателем при конструировании форм вины. преступление психический волевой

Законодатель называет две формы вины — умысел и неосторожность, которые, в свою очередь, делятся на виды.

Умысел и его виды

Законодатель делит умысел на два вида — прямой и косвенный.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК).

Интеллектуальный момент прямого умысла заключается в осознании субъектом преступления общественной опасности своих действий или бездействия и предвидении неизбежности или возможности наступления общественно опасных последствий. Волевой момент состоит в желании наступления указанных последствий.

Осознание общественной опасности при прямом умысле предполагает понимание и фактической стороны преступления, и его социальной значимости. Осознание противоправности совершаемого деяния не является обязательным признаком умысла. Хотя в некоторых случаях отсутствие осознания противоправности может означать и отсутствие умысла. Это характерно, в особенности, для преступлений со специальным субъектом, связанных с нарушением каких-либо специальных правил. Например, ч. 1 ст. 215 УК предусматривает уголовную ответственность за нарушение правил безопасности при размещении, проектировании, строительстве и эксплуатации объектов атомной энергетики, если это могло повлечь смерть человека или радиоактивное загрязнение окружающей среды. Лицо, не ознакомленное (в силу разных причин) с указанными правилами безопасности на объектах атомной энергетики, не может совершить данное преступление умышленно.

Предвидение неизбежности или возможности наступления общественно опасных последствий — это мысленное представление субъекта преступления о результатах своих действий или бездействия. Предвидение неизбежности последствий означает убежденность лица в абсолютной реальности их наступления. Нанося ножевое ранение в жизненно важный орган тела человека, виновный убежден в неизбежности наступления смерти последнего. Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий означает, что лицо предвидит последствия не как абсолютно неизбежные, а только как реально возможные. Это бывает тогда, когда используемые способы или средства совершения преступления могут в равной степени повлечь разные последствия. Предвидение лишь возможности наступления общественно опасных последствий существует, к примеру, в том случае, когда с целью убийства другого лица виновный подкладывает ему в машину взрывное устройство. При таком способе убийства желаемое последствие лишь реально возможно, но не является единственным и неизбежным, поскольку устройство может не сработать, либо владелец автомобиля может не воспользоваться транспортным средством и пойти пешком или передать управление автомобилем другому лицу и т. д.

Желание наступления общественно опасных последствий (волевой момент прямого умысла) — это сознательное стремление лица к конкретному результату.

Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (ч. 3 ст. 25 УК).

Определенное сходство косвенного умысла с прямым заключается в интеллектуальном моменте, в частности, в осознании лицом общественной опасности своих действий или бездействия. Однако другой признак интеллектуального момента косвенного умысла иной: субъект преступления не предвидит неизбежности наступления общественно опасных последствий. Более того, последствия хотя и реально возможны, но вероятность их наступления ниже, чем при прямом умысле.

Названные виды умысла существенно различаются по волевому моменту. Если при прямом умысле лицо желает наступления общественно опасных последствий, то при косвенном — не желает, сознательно допуская их или относясь к ним безразлично, поскольку они, как правило, являются побочным результатом действий или бездействия виновного, стремящегося к достижению другой цели. При этом такие последствия не должны быть ни средством, ни промежуточной целью, ни сопутствующим элементом деяния, в противном случае следует говорить не о косвенном умысле, а о прямом. Так, например, причинение вреда здоровью при разбойном нападении совершается с прямым умыслом, а не с косвенным, хотя основной целью виновного является завладение имуществом. Вместе с тем, не применив насилия к потерпевшему, нельзя достичь желаемой цели. Таким образом, виновный желает причинить вред здоровью потерпевшего, прямо заинтересован в этом, следовательно, нельзя говорить о его безразличном отношении к таким последствиям или их сознательном допущении.

Рассмотрим другой пример. Виновный А., желая из мести причинить смерть Б., стреляет в него из охотничьего ружья картечью с большого расстояния и причиняет смерть не только Б., но и постороннему лицу В. По отношению к смерти Б. следует говорить о прямом умысле, в отношении смерти другого лица — о косвенном умысле. Причинение смерти В. не было для А. необходимым (это не промежуточная цель, не этап, не средство совершения преступления), это, скорее, «побочный» результат его преступных действий, с которым он мирится, сознательно допуская или безразлично относясь.

Помимо законодательной классификации умысла в науке уголовного права выделяют и другие его виды.

Так, в зависимости от продолжительности формирования умысла его делят на заранее обдуманный (предумысел) и внезапно возникший. Заранее обдуманный умысел формируется в течение более или менее длительного периода времени, он «вызревает» в сознании виновного лица. Внезапно возникший умысел характеризуется тем, что формируется в сознании человека довольно быстро и практически сразу же реализуется. Преступлениями с заранее обдуманным умыслом являются преступления, совершаемые организованными группами, преступления, требующие подготовки и планирования в силу технической сложности их осуществления и т. п. (бандитизм, шпионаж, уклонение от уплаты налогов, незаконное получение кредита и др.).

В российском уголовном праве деление умысла на заранее обдуманный и внезапно возникший, как правило, не имеет значения для квалификации. Это связано с тем, что наличие того или иного вида умысла не свидетельствует с необходимостью о повышенной или пониженной степени общественной опасности деяния и субъекта преступления. Так, заранее обдуманный умысел может быть связан с нерешительностью лица, его колебаниями, желанием разрешить ситуацию другими, непреступными, способами. Напротив, умысел на убийство из хулиганских побуждений возникает внезапно, без видимых существенных причин, что как раз свидетельствует о повышенной степени общественной опасности и деяния, и самого лица, для которого ценность человеческой жизни так низка, что он может решиться на убийство, практически не задумываясь.

От внезапно возникшего умысла следует отграничивать аффектированный умысел, имеющий значение для квалификации таких преступлений, как убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107), и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113). Аффектированный умысел характеризуется не просто внезапностью формирования, а определенными причинами возникновения (неправомерное или аморальное поведение потерпевшего либо длительная психотравмирующая ситуация, связанная с таким поведением) и особым психическим состоянием виновного (сильное душевное волнение).

В теории уголовного права существует также деление умысла на конкретизированный (определенный) и неконкретизированный (неопределенный), альтернативный и неальтернативный.

Конкретизированный умысел характеризуется четким представлением лица о характере и размере общественно опасных последствий. Конкретизированный умысел может быть как альтернативным, когда лицо предвидит наступление нескольких определенных последствий, так и неальтернативным, когда виновный предвидит лишь одно такое последствие. Конкретизированный альтернативный умысел существует тогда, когда, например, виновный наносит сильный удар молотком по голове потерпевшего, понимая, что либо причинит ему смерть, либо тяжкий вред здоровью. Ответственность при альтернативном умысле наступает в зависимости от наступивших последствий.

Для неконкретизированного умысла характерно отсутствие четкого представления о размере причиняемого вреда, хотя виновный в общих чертах имеет о нем представление. С неконкретизированным умыслом совершаются, например, драки, когда виновные, желая причинить вред здоровью потерпевшего, а не имущественный или иной вред, заранее не предвидят наступление каких-либо определенных последствий, поскольку в драке может быть причинен в равной степени и тяжкий, и средней тяжести, и легкий вред здоровью. Таким образом, виновные имеют представление лишь о характере причиняемых последствий и возможных границах вреда (допустим, причинение смерти в их планы не входит), но не о точном его размере. Неконкретизированный умысел свойствен карманным кражам, когда похититель заранее не имеет четкого представления о стоимости похищаемого имущества (это может быть и крупная, и совершенно ничтожная сумма денег). Ответственность в этих случаях наступает в зависимости от фактически наступивших последствий, поскольку все они в равной степени охватывались умыслом виновного.

Неосторожность представляет собой самостоятельную, наряду с умыслом, форму вины, которая может быть двух видов — легкомыслием или небрежностью.

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий (ч. 2 ст. 26 УК).

Интеллектуальный момент легкомыслия состоит в предвидении возможности наступления общественно опасных последствий. Волевой момент легкомыслия заключается в том, что лицо рассчитывает на их предотвращение, хотя этот расчет и оказывается необоснованным, самонадеянным. Необоснованность расчета может быть связана с самонадеянным расчетом на свои физические свойства, на действие механизмов или на другие обстоятельства.

Это интересно:  Декларирование промышленной безопасности опасного производственного объекта

Легкомыслие как вид неосторожности нередко смешивают с косвенным умыслом, поскольку их общими чертами являются предвидение возможности наступления последствий и нежелание их наступления. Однако в отличие от косвенного умысла при легкомыслии следует говорить о предвидении не реальной, а лишь абстрактной возможности наступления общественно опасных последствий. Предвидение при легкомыслии отличается от предвидения при косвенном умысле меньшей степенью определенности. Кроме того, при легкомыслии лицо не просто не желает последствий, но и рассчитывает на определенные обстоятельства, способные воспрепятствовать их наступлению, т. е. по отношению к ненаступлению последствий при легкомыслии более активное отношение в то время, как при косвенном умысле они субъекту преступления безразличны.

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия (ч. 3 ст. 26 УК).

Интеллектуальный момент небрежности состоит в непредвидении возможности наступления последствий, волевой — в волевом поведении лица и в отсутствии стремления к предотвращению последствий в силу того, что лицо действует невнимательно или непредусмотрительно. Важно отметить, что при небрежности лицо было обязано и имело возможность предвидеть наступление общественно опасных последствий, в противном случае ответственность исключена.

Обязанность предвидения общественно опасных последствий может следовать из закона, определяться должностным статусом работника, его профессиональными функциями, техническими и бытовыми правилами, его взаимоотношениями с другими лицами, в том числе с потерпевшим [Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении. Указ. соч. С. 328].

Отсутствие возможности предвидения последствий при существующей обязанности это сделать возможно, например, в случае внезапной болезни лица или сильного переутомления.

В УК РФ 1996 г. впервые сформулировано понятие преступления с двумя формами вины (ст. 27). Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (легкомыслие), или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий (небрежность). В целом такое преступление признается совершенным умышленно. Преступлениями, совершаемыми с двумя формами вины, являются умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111), незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью (ч. 3 ст. 123), похищение человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия (ч. 3 ст. 126) и т. д. Наступление дополнительного, более тяжкого последствия, относительно которого у виновного существует неосторожная форма вины, в нормах Особенной части является квалифицирующим признаком состава преступления.

От преступлений с двумя формами вины следует отличать неосторожные преступления, связанные с нарушением определенных правил предосторожности или безопасности. Так, например, не является преступлением с двумя формами вины нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека (ч. 1 ст. 264). Само по себе нарушение специальных правил является не преступлением, а административным правонарушением, поэтому действовал ли субъект умышленно или по неосторожности, не имеет значения для квалификации. Уголовная ответственность наступает за причинение определенной тяжести вреда здоровью человека, а по отношению к этим последствиям виновный действовал неосторожно. Поэтому преступление в целом неосторожное.

Мотив, цель и эмоции относятся к факультативным признакам субъективной стороны состава преступления. Это значит, что они приобретают обязательное значение только тогда, когда указаны в диспозиции уголовно-правовой нормы.

Мотив — это побудительная причина преступления, «обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, вызывающие у лица решимость совершить преступление» [Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении. Указ. соч. С. 342.].

Цель преступления — это тот результат, к достижению которого стремится лицо, совершающее преступление.

Мотив и цель нередко указываются в нормах Особенной части в качестве либо конструктивных, либо квалифицирующих признаков составов преступлений (см., например, примечание к ст. 158, ст. 186, ст. 228). В Общей части мотив и цель указаны в качестве смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств (см. ст. ст. 61 и 63). Мотивы и цели совершения преступления должны учитываться судом при назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64).

Эмоции — это чувства и душевные переживания, испытываемые человеком. Уголовно-правовое значение имеет лишь сильное душевное волнение (физиологический аффект) — вспышка эмоций, которая снижает контроль человека за своими поступками, однако не исключает вменяемости (см. ст. ст. 107, 113).

Вина в виде прямого умысла представляет собой

Умысел (умышленная вина) — имеет место тогда, когда лицо, совершающее правонарушение, понимает (осознает), предвидит и желает наступления общественно (опасных) вредных последствий своего (деяния) поведения.

Умысел бывает двух видов: прямой и косвенный.

Прямой умысел состоит в осознании правонарушителем общественно (опасного) вредного характера совершаемого им деяния, предвидении возможности или неизбежности наступления противоправного результата, причинной связи между ними, и желания их наступления.

Косвенный умысел устанавливается в том случае, если правонарушитель осознавал противоправность своего деяния, предвидел противоправный результат, но не желал его наступления, хотя сознательно допускал или относился безразлично к его наступлению.

Аналогичные по смыслу понятия умышленной вины закреплены в ст.25 УК РФ и ч.1 ст. 2.2 КоАП РФ. Установление вида умысла в уголовном праве имеет большое значение. В соответствии с уголовным законом (ч. 2 ст. 25 УК) прямой умысел характеризуется предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий. Лицо, намеренное причинить определенные последствия, убеждено в реальном осуществлении своих намерений, оно опережающим сознанием отражает общественно опасные последствия в идеальной форме, т. е. как уже наступившие, и, как правило, представляет их себе как неизбежные.

Косвенный умысел в соответствии с уголовным законом (ч. 3 ст. 25 УК) имеет место, если лицо, совершившее преступление, осознавало общественную опасность своего действия (или бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий и, хотя и не желало, но сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично.

Осознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле по существу не отличается от соответствующего элемента прямого умысла. Но характер предвидения общественно опасных последствий неодинаков при прямом и при косвенном умысле.

Предвидение лишь возможности наступления общественно опасных последствий — единственно возможный вариант содержания данного признака косвенного умысла. При этом субъект предвидит возможность наступления таких последствий как реальную, считает их закономерным результатом развития причинной связи именно в данном конкретном случае.

Итак, интеллектуальный элемент косвенного умысла характеризуется осознанием общественной опасности совершаемого деяния и предвидением реальной возможности наступления общественно опасных последствий.

Волевой элемент косвенного умысла характеризуется в законе как отсутствие желания, но сознательное допущение общественно опасных последствий либо безразличное к ним отношение (ч. 3 ст. 25 УК). Сравнивая косвенный умысел с прямым, следует иметь в виду, что при косвенном умысле общественно опасное последствие — это побочный продукт преступных действий виновного, направленных к достижению иной цели, находящейся за рамками данного состава преступления.

Установление вида умысла очень важно для правильной квалификации преступления, что подтверждается многими примерами. Строгое разграничение обоих видов умысла необходимо для правильного применения ряда уголовно-правовых институтов (приготовление, покушение, соучастие и др.), для квалификации преступлений, законодательное описание которых предполагает только прямой умысел, для определения степени вины, степени общественной опасности деяния и личности виновного, а также для индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Помимо деления умысла на виды в зависимости от особенностей их психологического содержания теория и практика уголовного права знают и иные классификации видов умысла. Так, по моменту возникновения преступного намерения умысел подразделяется на заранее обдуманный и внезапно возникший.

Заранее обдуманный умысел характерен тем, что намерение совершить преступление осуществляется через более или менее значительный промежуток времени после его возникновения.

Внезапно возникшим является такой вид умысла, который реализуется в преступлении сразу же или через незначительный промежуток времени после его возникновения. Внезапно возникший умысел может быть простым или аффектированным.

Простым внезапно возникшим умыслом называется такой умысел, при котором намерение совершить преступление возникло у виновного в нормальном психическом состоянии, и было реализовано сразу же или через незначительный промежуток времени после возникновения.

Косвенный умысел фиксируется в законодательстве и встречается в реальной жизни значительно реже, чем прямой. Он невозможен при совершении преступлений с формальным составом, в преступлениях, состав которых включает специальную цель деяния, при покушении на преступление и приготовлении к преступлению, при сознании неизбежности наступления общественно опасных последствий, а также в действиях организатора, подстрекателя и пособника.

Статья написана по материалам сайтов: mylektsii.ru, studwood.ru, studbooks.net.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий