+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Становление инклюзивного образования за рубежом

Лошкарева Олеся Николаевна

ассистент, ФГБОУ ВО «Елецкий государственный университет имени И. А. Бунина», Россия, г. Елец

Ключевые слова: Ключевые слова: инклюзивное образование

Библиографическое описание: Лошкарева О.Н. СТАНОВЛЕНИЕ ИНКЛЮЗИВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЗА РУБЕЖОМ [Текст] // Педагогика и психология: актуальные проблемы исследований на современном этапе: сборник материалов 11-й международной научно-практической конференции., 24 июля 2016 г. — Махачкала: Издательство Апробация», 2016 – С. 7-9

Быстротечное развитие современного мира, изменение его структурных компонентов привели к переменам общественной жизни, затрагивающей систему образования, которая призвана стать основой благополучного развития каждого человека. Особой актуальностью отличается проблема совершенствования системы среднего образования, играющей важную роль в формировании личности. Решением данной проблемы призвана быть концепция инклюзивного образования, которая позволит каждому ребенку получить полноценное образование.

Инклюзия представляет собой процесс, удовлетворяющий разнообразные потребности детей за счет активного участия в обучении, культурной и общественной жизни, уменьшения числа исключенных из образовательного процесса. Инклюзия означает реформирование школы с целью удовлетворения потребностей всех детей, где каждому будут доступны физические, культурные и педагогические стороны образования.

Считается, что идея инклюзивного детей берет свое начало в 60-е годы XX века. Однако, по данным специальной педагогики, в начале XIX века была успешно апробирована проблема совместного обучения в условиях европейских стран. XIX век был ознаменован идеями И.Г. Песталоцци о необходимости и возможностях обучения всех детей, подготовки их к труду, о разностороннем развитии в соответствии с их потребностями. В результате заинтересованности педагогическими идеями Песталоцци, в европейской педагогике возникает вопрос о совместном обучении детей с отклонениями в развитии в условиях общеобразовательной школы, начинаются поиски путей реализации данной проблемы.

Основоположником разрешения данного вопроса выступает Самуэль Гейнике – основатель немецкой сурдопедагогики и организатор, а также руководитель первой немецкой школы для глухих детей [3]. Он создал специальные классы для глухих детей в структуре народной школы. Эта работа была поддержана педагогической общественностью. Благодаря такой системе обучения, глухие дети имеют возможность устанавливать контакты и общаться с окружающим миром, в котором им придется жить после окончания учебного заведения. Параллельно с этим, были созданы обучающие семинары для учителей массовой школы при институте.

В 1850 году во Франции Александр Бланше, доктор медицинских наук, отоларинголог, открыл в Парижских школах классы для глухих детей, где был произведен эксперимент, в ходе которого констатировалось, что уровень освоения программы здоровыми и глухими, слабослышащими детьми практически не различается. Также слышащие дети не отталкивали глухих.

До середины XX века в Австрии, Англии, Германии, Дании, Италии, а также в США происходило становление системы специального образования, которое базировалось на нормативно-правовых документах. Так, в штате Массачусетс по результатам реформы 1852 года был принят закон об обязательном обучении всех детей начальной школы. В 1918 году такой закон был принят во всех штатах. В Дании дети с ОВЗ в 1969 году получили право посещения массовых школ с целью включения их в привычную для жизнедеятельности среду. Также в США, Великобритании и Швеции в 1981 году были приняты законодательные акты о правах детей с ОВЗ получения бесплатного образования, а также обучаться в общеобразовательных школах. После принятия акта об образовании число обучающихся в специальных школах составило 1,7 %, количество этих учебных заведений стало снижаться.

Согласно Закону «Об общих принципах» 1989 года, во Франции дети с ОВЗ получили право на образование, независимо от социального статуса, национальности, культуры [2]. Также в некоторых школах были созданы специализированные классы для детей с отклонениями в развитии. В такие классы набор осуществлялся решением специальной комиссии с учетом желания родителей. Дети могли учиться в обычном классе по общей программе, получая во время пребывания в школе дополнительную помощь согласно отклонениям в развитии. Учебные программы изменялись только для детей со сниженным уровнем интеллекта.

В 1994 году была проведена Всемирная конференция по образованию лиц с особыми потребностями, где провозгласили принцип инклюзивного образования, подразумевающий следующее: все дети поступают в общеобразовательные школы, если не имеется серьезных причин, заставляющих поступать иначе. По итогам Саламанской конференции (7-10 июня 1994 года) была принята Декларация о принципах, политике и практической деятельности в сфере образования лиц с особыми потребностями, призывающая к тому, чтобы «детей и молодых людей с особыми образовательными потребностями следует учитывать в связи с разработкой мер в области образования, принимаемых в отношении большинства детей. Именно в этой связи возникла концепция инклюзивной школы» [4].

Данные разработки отразились на уточнении терминологии и употреблению в системе образования США термина inclusion, т.е. включение. С этого периода в педагогике появился термин «инклюзивное образование», где его принцип явился основой программы «Образование для всех», принятой в ходе Всемирного форума по образованию в Дакаре в 2000 году, где 164 страны обязались обеспечить образование для всех к 2015 году [1].

Законодательство США об образовании инвалидов «Individual swith Disabilities Education Act» предусматривает финансирование специального образования в системе местных школ, использование учебных планов, дополнительной помощи в общеобразовательной школе. Родители могут выбирать специальную государственную или частную школу, где обучение будет оплачиваться государством. Такие школы были предназначены детям с тяжелыми нарушениями, или множеством проблем в развитии. Таким образом, данная система продвинула инклюзивное образование в частные школы, которые были ранее недоступны для детей с отклонениями развития.

В настоящее время в США действует Акт об образовании лиц с нарушениями, гарантирующий бесплатное обучение в системе народного образования. Закон предусматривает также получение дополнительных услуг, включающих транспорт, помощь логопеда, психолога, обследование и т.д. В 2004 году министерством образования Англии разработана программа «Каждый ребенок важен» (Every child matters), которая нацелена на профилактику и оказание помощи детям с ОВЗ. Данная программа ориентирована на разрешение к 2020 году сложившегося затруднительного положения, а также поможет каждому из детей раскрыться как личность.

Таким образом, процесс обучения в школах с инклюзией позволит каждому ребенку приобрести знания об окружающем мире. Сегодня процесс внедрения инклюзивного образования охватил практически каждый уголок земного шара. По данным мировой статистики, инклюзивное образование официально принято в 80 % стран.

Список литературы:

2. Кананыкина, Е. С. История законодательства об образовании французской школы [Электронный ресурс] // Электронные журналы Издательства Notabene. – Режим доступа: e-notabane.ru/pp/article_1138.html

СМИ ЭЛ № ФС 77 — 70078

Инклюзивное образование за рубежом

«Инклюзивное образование за рубежом»

Педагог дополнительного образования

СОШ № 24

г. Прикамск

За рубежом, начиная с 1970-х гг., ведется разработка и внедрение пакета нормативных актов, способствующих расширению образовательных возможностей инвалидов. В современной образовательной политике США и Европы получили развитие несколько подходов, в том числе: расширение доступа к образованию (widening participation), мэйнстриминг (mainstreaming), интеграция (integration), инклюзия, т.е. вклю-чение (inclusion).Мэйнстриминг предполагает, что ученики-инвалиды общаются со сверстниками на праздниках, в различных досуговых программах. Интеграция означает приведение потребностей детей с психическими и физическими нарушениями в соответствие с системой образования, остающейся в целом неизменной, не приспособленной для них. Включение, или инклюзия реформирование школ и перепланировка учебных помещений так, чтобы они отвечали нуждам и потребностям всех детей без исключения.

В Великобритании 22% детей имеют особые образовательные потребности. Не все эти дети – инвалиды. Просто при обучении они нуждаются в дополнительной поддержке. Внедрение инклюзивного образования в Великобритании началось с 1976 года, после выхода «Акта об Образовании», предоставляющего право всем категориям детей-инвалидов учиться в обычных школах.
Тем не менее, на сегодня в системе образования Англии помимо инклюзивных массовых школ, имеются и специальные. В последних в основном обучаются дети с очень тяжелыми формами инвалидности.
Школы Англии делятся на две категории, это начальная школа (Primary schools), объединяющая учреждения дошкольного образования и начальную школу, где обучаются дети с 4-х до 12-ти лет. При начальной школе очень часто можно встретить детские центры, в которых консультируют родителей по вопросам здоровья, семейным делам.Старшие дети в возрасте от 13 до 18 лет обучаются в отдельных школах (Senior Schools). Сочетание детских центров, начальной и старшей школ дают преемственность обучения и наблюдения за детьми с инвалидностью от рождения и до окончания школы.
Английским школам выделяется дополнительное финансирование для обучения детей с особыми образовательными потребностями. Работает система подготовки квалифицированного персонала. При необходимости ученику-инвалиду выделяется ассистент, разрабатывается индивидуальная программа обучения.

Дети с инвалидностью в обычных классах трудятся наравне со всеми. В школах Англии создается атмосфера, не позволяющая делать различия между детьми ни по признаку здоровья, ни по признаку национальности или религиознозной принадлежности.
В Великобритании существует закон, запрещающий дискриминировать людей с инвалидностью, обязующий предоставлять им равные права. Школы обязаны предоставлять особым детям различные приспособления, защищать их от издевательств, запугиваний и преследований. Школьные администрации формируют позитивное отношение к ученикам с инвалидностью. Это можно наблюдать на примере дошкольного учреждения Bygrove Primary, где в качестве игрушек можно увидеть кукольную инвалидную коляску и куклу с ходунками. Причем дети с удовольствием играют этими игрушками. Такие игрушки развивают в детях чувство помощи и понимания, хотя, наверное, нам это может показаться странным на первый взгляд.

Sir John Heron Primary schools полна различной реабилитационной техникой. Школа была построена 10 лет назад и в ней изначально была запланирована доступная среда. В школе есть подъемник, все коридоры оснащены направляющими перилами для слепых и слабовидящих учеников, есть доступные санитарные узлы, санитарные комнаты с душевыми кабинками. В каждом санузле имеются: кушетка, санитарный стул, подъемник. Очень много в школе вертикализаторов. Это приспособления для неходячих учеников, позволяющие им занять вертикальное положение. Есть комнаты релаксации. Для детей, у которых имеются проблемы с речью, разработан упрощенный язык жестов, стенды с которым размещены на стенах школы.
Поражает полная доступность столицы Великобритании для людей, передвигающихся при помощи инвалидной коляски. Все тротуары и пешеходные переходы оснащены съездами. Лондонские двухэтажные автобусы даблдекеры, Лондонское метро тоже приспособлено для людей с инвалидностью. Люди на колясках здесь ощущают свою независимость, свободно передвигаясь от Букингемского дворца до Трафальгарской площади.

Это интересно:  Резюме продавца

В Великобритании на конкретных примерах мы можем понять, что такое инклюзивное образование в действии. Великобритания уже свыше 40 лет работает в этом направлении.

Инклюзивное образование за рубежом. От мечты к реальности

США

«Построение школьного инклюзивного сообщества. Проведение в жизнь идеи инклюзии, а также развитие педагогики, способной ответить на потребности всех учащихся, – задача трудная.

Среди этих причин особенно важными они считают отсутствие связи между общим и специальным образованием, что в настоящее время мешает усилиям, направленным на инклюзию, а также отсутствие у участников процесса создания инклюзивного сообщества

В США с 2001 года образовательная политика на федеральном уровне регулируется документом «Ни один ребенок не останется вне закона» («No Child Left Behind Act» – NCLB). Этот закон требует, чтобы к 2014 году успеваемость 100 % школьников соответствовала образовательным стандартам. Школы, не демонстрирующие на этом пути «прогресса за год», подвергаются наказанию — теряют государственное финансирование.

В США действуют различные стандарты для отдельных групп учащихся: детей, для которых английский язык не родной; детей с особыми образовательными потребностями; в отдельных случаях для афроамериканцев. Неспособность одной группы достичь поставленных для нее целей может привести к тому, что вся школа попадет в черный список или окажется под пристальным контролем надзирающих органов. Тревога педагогов растет, как и неразбериха в отношении построения инклюзивного школьного сообщества.

Согласно статистическим данным в течении 6 лет действия NCLB общее число учащихся, окончивших среднюю школу, уменьшалось, особенно заметно снизилась доля выпускников с особыми потребностями. Кроме того, в ходе судебных разбирательств, касающихся обучения детей с проблемами развития, истцы заявляют о грубом нарушении положения об образовании лиц с ограниченными возможностями в среде с минимальными ограничениями. [3]

В 2007 году около 30 % учащихся с выявленными эмоциональными проблемами учились отдельно от остальных. Наиболее значительно данное положение нарушается в отношении учащихся с интеллектуальными проблемами, почти ¾ (73,2 %) которых проходят обучение в формате частичной инклюзии или вообще в отдельных школах.

Дискурсивный анализ высказываний руководящих работников школ выявил их очевидную противоречивость, когда за каждым предложением в поддержку инклюзии следует предложение, в котором сквозит сомнение в ней.

В США для школ все еще характерна сортировка учащихся по признаку их происхождения и успеваемости. Эта сортировка может быть более тонкой и прозрачной, чем раньше, но она все еще является составной частью школьного образования. Менеджеризм школ и упор на успеваемость приводят к повышенной фрустрации настолько, что работники образования, по-видимому, не способны сфокусироваться ни на чем, кроме вопроса о том, достигнет ли их школа в этом году заданного распоряжениями органов образования прогресса.

США

Законы, регламентирующие специальное образование, появились в стране в последние 25 лет. Реабилитационный акт 1973 года включает раздел 504, который запрещает дискриминацию лиц с ограниченными возможностями и защищает их права, в том числе, в области образования. В 1975 году был принят Акт об образовании всех детей с отклонениями, который устанавливает бесплатное обучение для детей-инвалидов. Акт содержит несколько важных положений.

  1. Родители ребенка с инвалидностью должны участвовать в обсуждении результатов обследования и принятии решения о направлении ребенка в соответствующее специальное учреждение.
  2. Ежегодно должны составляться индивидуальные программы обучения, включающие необходимые услуги по специальному образованию.
  3. Дети с нарушениями должны иметь возможность обучаться совместно с другими учащимися, что требует от школ предоставления ряда дополнительных услуг.

В 1986 году внесены изменения в законодательство об оказании образовательных услуг детям с инвалидностью в дошкольном возрасте (от 3 до 5 лет) и их семьям. В законе 1990 года уделено особое внимание требованиям к составлению программ по переходу подростков с нарушениями из школьной во взрослую жизнь.

В настоящее время в центре внимания находятся следующие вопросы:

  1. практика интегрированного обучения детей с нарушениями развития в обычных школах: как это лучше сделать, чтобы не ущемить интересы других учащихся и учителей;

использование компьютерных технологий и соответствующих компьютерных программ для расширения возможностей выбора индивидуальных программ обучения детей с нарушениями в развитии

Англия

Что значит сейчас в Великобритании быть ребенком с ограниченными возможностями.

По наблюдению ученых, и мировая, и английская политика по отношению к детям с ограниченными возможностями сейчас переживает период быстрых перемен. Однако, при общей идеологии, заданной конвенциями ООН о правах ребенка и о правах инвалидов, некоторые новые тенденции в политике по отношению к детям с ограниченными возможностями несут в себе риск исключения этих детей из школьных сообществ, а не включения в них.

Англия прошла и продолжает проходить долгий и трудный путь в отношении теории и практики инклюзивного образования. В стране действует много законодательных актов и других документов, определяющих политику и регулирующих практику в этой области. В настоящее время в центре этой политики разработанный министерством образования в 2004 году документ «Каждый ребенок важен» (Every Child Matters — ЕСМ). Эта программа нацелена на профилактику и раннюю помощь как меры, способные к 2020 году покончить с бедностью среди детей и позволить каждому ребенку полностью раскрыть свой потенциал. В центре ее внимания – борьба против «социальной эксклюзии». Пятью важнейшими для всех детей результатами этой программы должны стать здоровье, безопасность, самоактуализация и реализация своего личностного потенциала, умение быть полезным членом общества и экономическое благополучие.

Иногда, как указывают авторы, ЕСМ сравнивают с американским актом «Ни один ребенок не останется вне закона» (NCLB). Однако между ними есть существенная разница: NCLB сфокусирован на соблюдении образовательных стандартов, а ЕСМ — на более целостном подходе к детям.

Пришедшие с ECM перемены в политике по отношению к детям с ограниченными возможностями в Англии широко приветствуются благотворительными организациями, родительскими объединениями и специалистами. Тем не менее ученые критикуют ЕСМ, в частности за сочетание таких критериев, как самоактуализация и реализация своего личностного потенциала, экономическое благополучие и позитивный вклад в жизнь сообщества. Не каждый человек с особенностями развития или ограничениями по здоровью способен отвечать всей совокупности этих требований, что неизбежно маргинализирует большинство таких людей и относит их на обочину жизни как не соответствующих установленным стандартам. Стандартизация процесса развития, ориентация в его оценке на предлагаемую этими теориями универсальную последовательность стадий так или иначе приводят к идее «нормальности» и «аномальности». Эта доминанта, по их мнению, игнорирует более широкий социокультурный и экономический факторы.

. Поскольку родители (в большинстве случаев мамы) рассматриваются в качестве главных агентов развития ребенка, то они оказываются под все возрастающим наблюдением надзирающих служб, и это продолжается не только в период оказания ранней помощи, но и позже — вплоть до окончания ребенком начальной школы.

Революционные изменения в британской политике в отношении детей с ограниченными возможностями получили широкое одобрение со стороны благотворительных организаций, борцов за права детей и специалистов. Однако понятия «ограниченные возможности», «ребенок» и «родитель» остаются не до конца проясненными, что затрудняет как четкое понимание концептуальной основы политики, так и ее практическое преломление в деятельности соответствующих служб.

Великобритания

В Законе об образовании от 1996 года говорится, что дети с особыми потребностями в образовании, по возможности, должны обучаться на равных с другими детьми в школах основного потока. Закон об особых потребностях в образовании и инвалидности (2001) гарантирует право детей с особыми потребностями в образовании на обучение в основном потоке при условии, что родители хотят этого и интересы других детей не ущемляются. Некоторые дети нуждаются в большей помощи, чем может быть предоставлено в большинстве школ основного потока. В 2003 году Департамент образования выпустил новую программу действий в отношении особых потребностей в образовании. Цель ее — помочь детям с особыми потребностями в образовании реализовать свой потенциал путем улучшения доступа к образованию, повышения стандартов преподавания и обучения и усиления партнерских отношений между детьми, родителями и попечителями.

Дания

В Дании количество детей, посещающих государственные дошкольные учреждения, чрезвычайно велико. Так, в 2007 году в них воспитывались 96 % детей в возрасте от 3 до 5 лет, а в учреждениях дополнительного образования, которые посещают учащиеся 6–9 лет, занимались 84 % детей.

До недавнего времени педагогический подход в таких учреждениях во главу угла ставил целостное развитие детей через игру и активное включение их в жизнь детского коллектива, а структурированные занятия, проводимые строго по расписанию, не были в центре внимания. Не так давно этот педагогический подход подвергся критике за «неамбициозность».

Вступили в действие государственные правила, которые придают большее значение инклюзии и одновременно требуют систематической работы над персональными компетенциями детей и развитием их способности к самоконтролю. Ппоявились требования «нормализовать ребенка», например, ожидается, что ребенок сможет и будет контролировать себя сам.

Это интересно:  Выплаты при увольнении: основные правила

В целом, по мнению ученых, датские ДОУ можно охарактеризовать как в высокой степени инклюзивные – в количественном отношении. А в качественном отношении реализация инклюзивной педагогики, обращенной к «поискам равенства, социальной справедливости, участия в жизни сообщества и ликвидации всех форм условий и практик

Одни полагают, что У «проблемных» детей недостает социальных компетенций (проблема в ребенке), другие — условия для взаимодействия ребенок – педагог (и ребенок – ребенок), а также выстраивание этих взаимодействий не соответствуют задачам комплексного подхода к воспитанию и развитию каждого ребенка (проблема носит организационный характер и связана с взаимодействием).

Отсуда и разные подходы 1) изменить поведение и личность ребенка, Если это слишком трудно, изолировать: 2) рефлексивная педагогика и проведение с руководством переговоров об улучшении условий, например, пересмотре количественного соотношения педагогов и детей.

Для первых — Необходимо ввести больше правил, причем более строгих; донести до детей и родителей свое видение того, как неправильно ведет себя ребенок; организовать наблюдение за ребенком так, чтобы можно было поставить диагноз; перевести ребенка в специализированное учреждение или специализированную группу внутри данного ДОУ. ассимиляция детей, подчинение заданным условиям и распорядку

Для других — критически оценить собственный вклад во взаимодействие, например, то, как устроено социальное пространство, подумать, что такое ребенок в учреждении; ясно донести до всех участников процесса, каковы ожидания и требования к ним; избегать авторитарного стиля и обвинений; сообщить должностным лицам о негативных последствиях урезания финансов и проведения политики, требующей, чтобы дети удовлетворяли критериям «нормальности».Инклюзия, в основе которой принципы равенства, взаимного признания, социальной справедливости и участия в жизни сообщества.

Педагогическая практика эссенциалистов осуществляется в русле убеждения «я знаю всё». Это отражается на методах работы, которые предполагают диагностику, сегрегацию и стигматизацию, на применении более жестких правил и установок, к которым дети вынуждены приспосабливаться. Потенциальные возможности для инклюзии при этом весьма ограничены.

В отличие от этого подхода релятивистская позиция подталкивает педагогическую практику к критическим размышлениям о собственном вкладе педагога во взаимодействие и склоняет к ценностям инклюзии. Педагоги при этом получают больше возможностей для реализации задач совместного воспитания разных детей.

Попытка органов образования усовершенствовать работу в условиях инклюзии оказалась вполне успешной в идеологическом плане, но не в плане практической работы. Почему?

Одна из причин заключается в том, что практическая педагогическая работа вообще с трудом поддается изменениям, так как она лишь в минимальной степени рефлексивна. Фундаментальные перемены возможны, если обратиться к теории и практике «обучения двойного цикла», когда не только выявляются и корректируются ошибки, но подвергаются сомнению ценности, нормы, правила и задачи, которые лежат в основе принятой практики. Это требует времени и благоприятных возможностей для переосмысления той идеологии, которая воспринимается как данность. Условия для этого в настоящее время неблагоприятны: ограничение экономических ресурсов обусловливает постоянное сокращение персонала. А персонал, даже стремящийся к реализации идеи инклюзии, в такой ситуации рискует быть обвиненным в том, что не справляется с задачей. Наряду с экономическими трудностями, как уже упоминалось, повышаются требования к отчетности. Все это, по-видимому, и объясняет парадоксальность ситуации, когда в «инклюзивных» детских учреждениях доминирует эссенциалистская позиция. И несмотря на то, что в дискурсивном поле фигурируют ценности инклюзии, для проведения их в жизнь требуется поддержка извне как в форме идеологического воздействия, так и в виде предоставления возможностей для проведения обучения двойного цикла.

Австралия

«Развитие возможностей для социальной инклюзии. Вовлечение всего многообразия учащихся в жизнь школьного сообщества» Л. Грэм и В. Харвуд [8] и «От мечты к реальности: отношение к инклюзии директоров начальных школ» Л. Грэм и И. Спандагоу. [9]

За последние 15 лет количество детей с ограниченными возможностями, которые обучаются в коррекционных школах НЮУ, существенно выросло. Особые трудности с инклюзией возникают при возникновении у ребенка поведенческой девиации и в тех случаях, когда его обучение требует комплексной поддержки. Рост сегрегации характерен больше для школ второй ступени (7–12-й классы), ассоциации директоров начальных школ в своих отчетах часто призывают к разработке нового свода правил для школ первой ступени (1–6-й классы). В каждом из этих отчетов трудности объясняются высоким уровнем требований, которые связаны с теорией и практикой «включения учащихся с особыми потребностями / инвалидностью» в образовательный процесс, что, по словам директоров, «приводит к высасыванию значительных ресурсов». Чтобы лучше понять, что и почему происходит с инклюзивным образованием в штате НЮУ, авторы статьи начинают с изучения взглядов на этот вопрос директоров начальных школ.

В государственных начальных школах штата сейчас обучаются примерно 2/3 детей школьного возраста. Из них 6,7 % имеют диагнозы, подпадающие под действие правила о поддержке детей с нарушениями развития. Существующая система образования, в зависимости от степени трудностей, предусматривает для них следующие возможности: обучение в обычном классе общеобразовательной школы в течение всего учебного времени, обучение в «классе поддержки» той же школы, обучение в коррекционной школе.

. Они напоминают, что инклюзия происходит в реальной ситуации, которая определяется как отношением к ней директора школы, так и совокупностью условий школьной среды а это и требования органов образования к успеваемости, и существующая система распределения ресурсов, и контингент учащихся, и степень вовлеченности персонала и родителей в процесс обучения и построения инклюзивного сообщества.

Интересно, что, хотя проблемы, связанные с детьми, имеющими ограниченные возможности, имели место во всех образовательных учреждениях, в школах, находящихся в неблагополучных районах, картина «особых потребностей» более сложная. Она определяется социоэкономическим статусом семей, их этнической и языковой принадлежностью.

Из 13 директоров только трое были удовлетворены общим уровнем финансирования и обеспечения ресурсами. Но выявилась парадоксальная деталь: директора школ с пестрым культурным составом в неблагополучных районах и с большим педагогическим стажем работы обладают гораздо более широким взглядом на то, что собой представляет «среднестатистический» школьник. Это отражается на восприятии детей и, следовательно, на том, как школа проводит в жизнь политику и практику инклюзивного образования. Инклюзия там означает, помимо прочего, объединение в одной школе детей из семей, имеющих разный культурный, социальный, экономический и этнический статус.

В двух из 13 обследованных школ было отмечено улучшение не только ситуации, касающейся инклюзии, но и общих показателей качества образования. В обоих случаях успех был обусловлен позицией директоров, их способностью сплотить коллектив сотрудников, найти нестандартные пути решения трудных задач, заботой о повышении квалификации педагогов и ожиданий, касающихся достижений учащихся.

Одна из этих школ – городская. Учащихся можно разделить на 4 группы: дети из семей рабочих, в целом ориентированных на успех в жизни; дети с асоциальным поведением из социально неблагополучного квартала; одаренные дети (два класса, формирующиеся на конкурсной основе); дети из семей беженцев. Основную трудность представляли дети с поведенческими проблемами, разрешить которые с помощью обычной системы наказаний было невозможно. Решение было найдено с учетом осознания педагогами того, что в основе этих проблем чаще всего лежит отсутствие социальных навыков, не позволяющее этим детям слышать аргументы других и отвечать на них приемлемым образом. Ключом к решению этой трудной задачи стала специально оборудованная спортивная площадка. На переменах трудные дети приглашались туда с дежурным учителем, который помогал им осваивать (в адаптированном варианте) спортивные игры, требующие социальных навыков: умения соблюдать очередность, выигрывать и проигрывать достойно.

Развитие этого начинания принесло заметную пользу не только детям, но и педагогам, которые со временем стали по-другому воспринимать «этих ужасных детей». В итоге проблемы смягчились, повысилась успеваемость и привлекательность школы в целом.

Вторая школа, опыт которой высоко оценивают авторы исследования, – сельская, воспринимавшаяся до начала реформы как «школа на помойке» – последнее прибежище трудных детей, первая среди кандидатов на закрытие. Состав учащихся очень разнородный в культурном, расовом и этническом плане. Помимо этого многообразия, существовало и многообразие способностей. В школе действовали два коррекционных класса, что обусловливало наличие дополнительного финансирования и дополнительных сотрудников. Новый директор, пришедший в школу за 4 года до начала исследования, предпринял ряд энергичных мер, среди которых были ремонт и реконструкция школы и ее территории (с организацией даже уголка для традиционного отдыха аборигенов); расформирование коррекционных классов и вовлечение коррекционных педагогов в работу меньших по наполняемости, но инклюзивных классов; использование полагающихся дополнительных денег для повышения квалификации педагогов, тонкая и умелая работа с детьми и их родителями. Последнее включало в себя такое взаимодействие, которое позволило детям самим увидеть для себя более широкие перспективы, чем предполагал их статус и традиции семьи (повышение планки), а также привлечение родителей, ранее совершенно безразличных и к посещаемости уроков, и к учебе. Очень важным, с точки зрения директора и авторов статьи, было укрепление командного духа и сплоченности персонала.

Они обращаются к понятию доступа, разделяя его на 2 составляющие: критерии доступа и условия доступа. Для понимания введенного ими понятия они предлагают простую аналогию. Если малышу нужно достать книжку с высокой полки, то критериями доступа будет его рост, способность тянуться или умение высоко подпрыгивать. Условием доступа может стать наличие табуреточки. Так, если критерием доступа ребенка к обучению в инклюзивном классе может быть уровень его способностей, то условиями доступа (табуреточкой) станут модифицированная программа, адаптация учебной среды и т. п.

Венгрия

Специальное образование для инвалидов в Венгрии стало развиваться с начала XIX века: в 1802 году были открыты воспитательный дом для глухих в городе Баке и институт для слепых в Будапеште. В 1875 году появились школы для людей со средними и тяжелыми умственными отклонениями, в 1891 году — для тех, кто страдал заиканием. В 1921 году был принят Закон об образовании, предписывавший обязательное посещение школы детям с излечимыми физическими отклонениями. К 1980-м годам в Венгрии была создана отдельная система дошкольных образовательных учреждений (для слепых, глухих детей, детей с языковыми и средними ментальными отклонениями) и школ для учеников с физической, сенсорной и множественной инвалидностью. Сегодня образование детей со специальными образовательными нуждами регламентировано венгерским законодательством. Законы гарантируют позитивную дискриминацию детям-инвалидам. Образование, основанное на идее равенства, предлагает одинаковые культурные выгоды детям со специальными образовательными нуждами через обучение с остальными детьми. Условия обучения также могут будут изменены в соответствии с нуждами учащихся.

Это интересно:  Пособия по временной нетруспособности

ФРГ

Здесь предусматривается обязательное посещение школы детьми-инвалидами. Когда ребенок достигает школьного возраста, родители или опекуны записывают его в начальную школу или в специальную школу для детей с физическими ограничениями, задержкой умственного развития и т.п. Если ребенок отстает в учебе от своих сверстников, руководство школы приходит к выводу, что он имеет специальные образовательные нужды, и принимает решение о том, какую школу ему следует посещать (специальную или обычную, но предлагающую ученикам дополнительную образовательную помощь). Решение о переводе ребенка в другую школу обычно принимается после беседы с родителями, во время которой учителя объясняют им, какие проблемы испытывает их ребенок в процессе обучения. Если родители отказываются переводить своего ребенка, то школьные власти могут обжаловать решение родителей в суде. Отдельные типы специальных школ (например, школы для детей с ослабленным восприятием) предлагают комбинированные учебные программы. Дети получают те же знания, что и их ровесники без инвалидности.

Италия

Вопрос специального образования в этой стране долгое время игнорировали. Только с 1928 года обязательное’ образование стало распространяться на слепых и немых (при условии, что у них нет других недостатков). Дети с физическими ограничениями должны были обучаться в специальных классах или учреждениях для малолетних преступников. Итальянская конституция 1948 года радикально изменила эту ситуацию. В соответствии со статьей 34 за инвалидами признается право на образование и работу. С этого момента общество начинает проявлять особую заботу о детях-инвалидах, что привело в итоге к их интеграции в обычные классы.

Швеция

Это страна с относительно высоким уровнем интеграции в систему массового образования учащихся с проблемами в развитии. Специальное обучение является доминирующей формой помощи детям с нарушениями интеллекта. Количество учащихся с задержкой в развитии с 1989 по 1993 годы возросло с 10,5 тыс. до 12,4 тыс. Предполагается, что эта тенденция сохранится. В соответствии с действующим Законом об образовании решение о направлении ребенка в специальную школу (даже против воли родителей) принимает отдел специального образования. Оно может быть опротестовано лицами, знающими ребенка, в Апелляционной комиссии. Решение о направлении в специальную школу основывается на результатах педагогических, психологических и медицинских исследований.

Заключение

Анализ опыта разных стран подтверждает представление о том, что глобализация, увеличивая многообразие культур, языков, социально-экономического положения учащихся, делает проблему перехода к инклюзивному образованию более многомерной.

Авторы статей высказывают беспокойство по поводу явной тенденции к ужесточению требований государственных органов к успеваемости и отчетности с применением административных санкций. По их мнению, это оставляет меньше времени для воспитания моральных качеств и выполнения заявленной миссии – формирования инклюзивных школьных сообществ. Это также является фактором сегрегации и стигматизации.

Ученые отмечают низкие темпы перестройки сознания, консерватизм и несклонность педагогов к рефлексии. По их мнению, реализации идеи инклюзии препятствуют также экономические трудности. Авторы из США и Австралии приводят статистические данные, свидетельствующие об увеличении числа специальных (коррекционных) школ и классов в их странах.

Успех или неуспех продвижения к инклюзии во многом определяется позицией руководства и персонала образовательных учреждений, а эта позиция часто характеризуется амбивалентностью проявления – поддержкой идеи инклюзивного образования на словах, но не на практике.

Определенный оптимизм авторов рассматриваемого специального выпуска журнала связан с развитием педагогики, с творческим подходом отдельных руководителей образовательных учреждений к созданию инклюзивных школьных сообществ, а также с успехами программы «Образование для всех» в плане вовлечения в образовательный процесс детей, ранее остававшихся за его пределами.

[1] 2011. Vol. 15, № 1.

[2] Policy and challenges of building schools as inclusive communities / Curcic, S. et al. (National-Louis University, Chicago, Illinois, USA).

[4] Goodley D.; Runswick-Cole K. Problematising policy: conceptions of ‘child’, ‘disabled’ and ‘parents’ in social policy in England (Manchester Metropolitan University, Manchester, UK).

[5] Warming H. Inclusive discourses in early childhood education? (Roskilde University, Denmark).

[6] Термин эссенциализм используется применительно к теориям, в которых утверждается наличие неизменных и вечных качеств вещей, объединенных некоторой родовой характеристикой.

[7] Релятивизм – метод, представляющий собой попытку объективного анализа различных обществ или культур без использования ценностей одной культуры для вынесения суждений о другой. В более широком смысле это понимание того, что идеи не существуют независимо от конкретного общества и не могут сравниваться с идеями, распространенными в других обществах.

[8] Graham L. J.; Harwood V. Developing capabilities for social inclusion: engaging diversity through inclusive school communities (Macquarie University, Sydney).

[9] Graham L. J., Spandagou I. From Vision to Reality: views of primary school principals on inclusive education /. Disability & Society. 2011. Vol. 26, № 2.

В отличие от зарубежных стран, где система инклюзивного образования детей-инвалидов существует давно, Россия в этом направлении делает лишь первые шаги. В различных областях страны стали появляться школы, в которых вместе со своими сверстниками обучаются дети с инвалидностью. В Конституции РФ закреплено право каждого ребенка на образование и гарантирована общедоступность и бесплатность его получения. А ребенок-инвалид является равноправным членом общества и должен иметь возможность обучаться с остальными детьми на равных условиях.

Опыт инклюзивного образования за рубежом

Во многих странах мира, начиная с 70-х годов, ведется внедрение и разработка пакета нормативных актов, которые способствуют расширению возможностей образования детей-инвалидов. В современной политике образования Европы и США получили развитие некоторые подходы, в том числе инклюзия, интеграция (inclusion), мэйнстриминг (mainstreaming), расширение доступа к образованию (widening participation). Мэйнстриминг предполагает, что дети-инвалиды общаются со здоровыми детьми в разных программах досуга, на праздниках. Если дети и включены в классы общей школы, то для того, чтобы расширять возможности социальных контактов, а не для достижения целей образования. Интеграция — это приведение потребностей детей с физическими и психическими нарушениями в соответствие с системой образования, которая остается не приспособленной, неизменной для них. Дети-инвалиды посещают обычную школу, однако не учатся в тех же классах, что и здоровые дети. Инклюзия — это перепланировка учебных заведений и реформирование школ так, чтобы эти школы отвечали потребностям и нуждам всех детей.

Инклюзивное обучение предполагает, что разнообразию потребностей детей-инвалидов должен соответствовать континуум сервисов, в первую очередь образовательной среды, которая является наиболее благоприятной для таких детей. Данный принцип означает, что все дети обязаны быть включены в социальную и образовательную жизнь школы по месту жительства. Задача инклюзивной школы на западе — построить систему, удовлетворяющую потребности каждого ребенка. В западных инклюзивных школах все дети обеспечиваются поддержкой, позволяющей им ощущать безопасность, добиваться успехов, ощущать ценность совместного пребывания в социуме.

Инклюзивные школы нацелены на иные образовательные достижения, чем обычные школы за рубежом. Цель инклюзивной школы — предоставить всем школьникам (вне зависимости от их психического и физического состояния) возможность полной социальной жизни, активного участия в коллективе, обществе, таким образом, предоставить детям полное взаимодействие и помощь.

Данный ценностный императив показывает, что все участники школьного коллектива, а также общества связаны друг с другом и что школьники не только взаимодействуют в процессе обучения, но и развиваются во время принятия совместных решений.

Зарубежные педагоги, которые имеют опыт работы в инклюзивном образовании, разработали способы включения детей:

1. Вовлечь школьников в групповые решения задач и коллективные формы обучения.

2. Включать детей в одинаковые виды деятельности, но ставить различные задачи.

3. Воспринимать детей-инвалидов также как и здоровых детей.

4. Пользоваться и иными стратегиями группового участия: полевые и лабораторные исследования, совместные проекты, игры и пр.

В зарубежной практике, инклюзивные школы во многом изменяют роль педагога, вовлекающегося в разные интеграции со школьниками.

Проанализировав зарубежный опыт образования детей-инвалидов, можно отметить, что в нескольких странах сложился некий консенсус, касающийся важности интеграции таких детей. Принципы инклюзивного обучения излагаются не только в монографиях и научных журналах, но и в практических руководствах для политиков, управленцев, медиков, социальных работников и педагогов, а также на страницах учебников. Имеющиеся разработки, которые основаны на обобщении педагогического опыта и эмпирических исследованиях, приводят к пониманию того, что организационные и методические изменения, которые осуществляются в интересах специфической категории детей, испытывающих проблемы в учебе, при неких условиях могут принести пользу всем детям. Практика также свидетельствует, что включение детей-инвалидов в общие образовательные школы становится катализатором преобразований, которые ведут к улучшению условий обучения всех детей.

Статья написана по материалам сайтов: ped-aksioma.ru, lektsii.org, studbooks.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector