+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Прощение долга одаряемого

Предметом дарения может выступать освобождение получателя подарка от долга, имеющегося у него перед дарителем. Прощение долга одаряемого может быть названо правомерным, если даритель, освобождая одаряемого от определенной обязанности, не нарушает прав других лиц в отношении принадлежащего ему имущества, а также, если одаряемый не высказывает возражений против освобождения его от имущественной обязанности.

Правоотношения, касающиеся прощения долга, регламентированы нормами ст. 415 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ). Если долг прощается в рамках дарения, то крайне важно, чтобы присутствовали элементы договора дарения, такие как безвозмездность, намерение освободить одаряемое лицо от обязанности, возложенной на него. Кроме того, при прощении долга кредитор не должен иметь имущественной выгоды, то есть не должен получать какое-либо встречное предоставление.

Соотношение дарения и прощения долга

Отечественная правовая доктрина и практика судебных разбирательств признают прощение долгов одним из способов, которыми могут прекратиться обязательства. В настоящее время в гражданском законодательстве институт прощения долга отделен от института дарения, но тесно с ним переплетается.

В частности, в ст. 572 ГК РФ указано, что даритель по соответствующему договору может освободить либо пообещать освободить одаряемого от какой-либо имущественной обязанности перед собой, то есть, в сущности, простить какой-то имущественный (денежный либо неденежный) долг. В то же время в Главе 26 ГК РФ, посвященной прекращению обязательств, имеется ст. 415 ГК РФ, в которой прописаны все особенности прощения долга. Таким образом, можно заключить, что прощение долга как вид дарения является безвозмездным освобождением одаряемого от имущественной обязанности перед дарителем.

Сделка, связанная с прощением долга, рассматривается учеными неоднозначно: некоторые ученые считают ее односторонней (отделяя, тем самым, ее от двустороннего дарения), тогда как другие полагают, что она является двусторонней (что сближает ее с дарением). Такое разночтение объясняется тем, что в ГК РФ прямо не указано, что основанием для прощения должника должно быть соответствующее соглашение.

Однако в силу правила, закрепленного в п. 2 ст. 154 ГК РФ, для признания сделки односторонней должно быть указание на это в соответствующей норме ГК РФ, чего, в частности, нет применительно к сделке по прощению долгов. Таким образом, рассматриваемая сделка является двусторонней и требует достижения соглашения между кредитором и должником.

Прощение долга не всегда является договором дарения — во многих случаях оно является вполне самостоятельным институтом. К примеру, при прощении долгов между коммерческими организациями обличение освобождения от имущественной обязанности в конструкцию дарения является неверным, потому как такие сделки признаются ничтожными в силу п. 1 ст. 575 ГК РФ о запрещении дарения.

В ст. 415 ГК РФ, в отличие от ст. 572 ГК РФ, нет указания на то, что освобождение должника от имущественной обязанности должно обязательно носить безвозмездный характер. Действительно, если кредитор освобождает должника от какой-то обязанности, то это не всегда безвозмездно в том смысле, который вложен законодателем в п. 2 ст. 423 ГК РФ (то есть без получения платы либо иного встречного предоставления за такое освобождение).

Дарение и прощение долга отличаются тем, на достижение каких правовых последствий была направлена воля кредитора: на сохранение имущественной массы должника посредством освобождения его от имущественной обязанности или на достижение иных целей. В последнем случае прощение долга не подвержено тем ограничениям, которые установлены в ст. ст. 575, 576 ГК РФ.

Особенности прощения долга юридическим лицам

В деятельности организаций зачастую возникает необходимость освобождения контрагента от имущественной обязанности. К примеру, это может потребоваться:

  • должник не имеет возможности погасить задолженность (согласно ст. 416 ГК РФ);
  • юридическое лицо-должник ликвидируется (согласно ст. 419 ГК РФ);
  • государственный орган принимает нормативный акт, делающий невозможной выплату задолженности (согласно ст. 417 ГК РФ).

В ГК РФ установлен запрет дарения между коммерческими организациями (согласно п. 1 ст. 575 ГК РФ), что распространяется также и на прощение ими долгов в рамках дарения. Однако юридическое лицо может освободить своего контрагента от той или иной имущественной обязанности, руководствуюсь исключительно нормами ст. 415 ГК РФ, но если при этом оно не получает какого-либо встречного предоставления или имущественной выгоды, то нужно применять положения ГК РФ о дарении (так как фактически кредитор освобождает либо обязуется освободить должника от имущественной обязанности перед собой).

Практика показывает, что юридические лица нечасто освобождают своих должником от имущественных обязанностей, потому как это всегда связано с необходимостью доказывания налоговым и иным органам, что соответствующее действие не было дарением.

Соглашение о прощении долга

В ГК РФ нет особых указаний на то, как именно нужно оформлять прощение долга. Для того, чтобы осуществить освобождение должника от имущественной обязанности, кредитор может предложить должнику заключить соответствующее соглашение. Такой документ обязательно составляется в письменной форме.

Чтобы соглашение было составлено правильно, в нем должны найти отражение определенные пункты:

  1. «Шапка» договора, в которой отражаются: номер документа, дата и место составления, основные характеристики кредитора и должника. Для физических лиц вполне достаточно указать их имена, фамилии, адреса проживания и паспортные данные, тогда как при подписании документа представителями организаций необходимо указать с дополнение к их паспортным данным также основания, которые дают им право действовать от имени соответствующих юридических лиц. Таким основанием может являться доверенность или устав организации.
  2. Предмет соглашения — намерение одной стороны освободить другую сторону от исполнения определенной обязанности и условия, на который такое намерение будет реализовываться. Здесь нужно указать, на основании чего у должника возникли соответствующие имущественные обязанности, и в каком объеме (полностью или частично) кредитор освобождает должника от них. Кроме того, в данном разделе необходимо указать, что данное соглашение не нарушает прав третьих лиц.
  3. Конфиденциальность — условие о неразглашении содержания соглашения и принятии мер для того, чтобы содержание соглашения не было разглашено иными посвященными в существо документы третьими лицами.
  4. Заключительные положения — особенности вступления в силу договора и его расторжения, а также изменения его условий.
  5. Подписи сторон (печати юридических лиц и подписи их представителей).

По желанию сторон рассматриваемое соглашение может быть удостоверено нотариально, что предоставляет сторонам дополнительные гарантии того, что ими соблюдены все требования закона.

Налоговые последствия прощения долга

При прощении долгов налоговые последствия наступают, как правило, только для юридических лиц, которые обязаны учитывать прощеные долги в составе собственного баланса. Отсутствие такого учета может расцениваться налоговыми органами как занижение налогооблагаемой базы при исчислении налога на имущество, что, в свою очередь, влечет применение к нарушителю налоговых санкций.

Если организация освобождает своего контрагента от имущественной обязанности, учитывая связанные с этим убытки в качестве расходов, которые уменьшают налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, то результатом этого зачастую являются споры с налоговыми органами, считающими такой учет необоснованным. Согласно п. 16 ст. 270 НК РФ, стоимость безвозмездно переданного (в частности, работ, услуг или имущественных прав), равно как и расходы, связанные с такой передачей, не уменьшают налогооблагаемую прибыль.

Заключение

Для юридических лиц не рекомендовано использование конструкции безвозмездного дарения долга — более правильно оформлять сделку в качестве возмездной, в том числе и для того, чтобы избежать возможных споров с налоговыми органами.

Прощение долга и договор дарения: проблемные вопросы правоприменения *

Матвиенко Светлана Валерьевна, старший юрист-аналитик компании КонсультантПлюс».

В настоящей статье рассматриваются возникающие в правоприменительной практике проблемные вопросы, связанные с соотношением договора дарения и такого способа прекращения обязательства, как прощение долга. Анализ судебной практики позволил выявить ряд проблем в толковании и применении норм, регулирующих правоотношения, которые вытекают из договора дарения и института прощения долга.

Ключевые слова: договор дарения, прощение долга, безвозмездная сделка, односторонняя сделка, недействительная сделка.

Соотношение института прощения долга и договора дарения на сегодняшний день в судебной практике вызывает огромное количество споров, о единообразном разрешении которых говорить не приходится.

Это интересно:  Регистрация договора аренды в МФЦ

Правовым основанием данной проблемы, как это довольно часто бывает, является достаточно скупое регулирование такого института прекращения обязательства, как прощение долга, и наличие в норме, посвященной договору дарения, упоминания о возможности освобождения лица от лежащей на нем имущественной обязанности в качестве дара.

В соответствии с п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к первой стороне или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед первой стороной или перед третьим лицом.

Согласно ст. 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Проблема правоприменения заключается в том, что прекращение обязательства прощением долга между коммерческими организациями не запрещено, в то время как в соответствии с подп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает 3000 руб., в отношениях между коммерческими организациями не допускается. Контрагенты, прекращая обязательство прощением долга, подвержены риску признания такой сделки недействительной (ничтожной), поскольку она не соответствует требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК РФ).

Когда возникают споры

Требования о квалификации сделки по прощению долга договором дарения обычно заявляют кредиторы, имеющие материальное требование к должнику. Из анализа судебной практики видно, что требования о признании сделки по прощению долга договором дарения и его ничтожности заявляются как изначально , так и в качестве аргумента в обоснование требований о взыскании задолженности, которую ранее кредитор должнику уже простил . При этом необходимо учитывать, что требование о признании сделки по прощению долга недействительной может быть предъявлено в суд любым заинтересованным лицом (п. 2 ст. 166 ГК РФ), а не только контрагентом. Данное обстоятельство существенно повышает риски сторон при прекращении обязательств соответствующим образом.

В спорах с налоговыми органами типична ситуация, при которой налогоплательщики привлекаются к ответственности за необоснованный, по мнению налоговых органов, учет в качестве расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, убытков, связанных с прощением долга .

Отличие договора дарения от прощения долга

Для начала необходимо разобраться, в чем же заключается разница между договором дарения и институтом прощения долга. Надо сказать, что судебная практика по данному вопросу не выработала определенной позиции, хотя на сегодняшний день принят ряд ключевых судебных актов высших судебных инстанций.

Так, в соответствии с правовой позицией, содержащейся в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств», отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. В таком случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным ст. 575 ГК РФ, подп. 4 п. 1 которой не допускает дарение в отношениях между коммерческими организациями. Аналогичной позиции со ссылкой на указанное информационное письмо придерживаются суды и в других судебных актах .

Таким образом, судебные инстанции исходят из того, что сделка по прощению долга не является априори безвозмездной. Однако из самого содержания статьи, посвященной прощению долга, не следует необходимость какого-либо встречного предоставления со стороны должника, в связи с чем возникает вопрос о том, какие обстоятельства позволяют судам квалифицировать отношения сторон по прощению долга в качестве возмездных.

Исходя из анализа судебной практики можно сказать, что об отсутствии намерения кредитора одарить должника могут свидетельствовать действия по прощению долга на основании мирового соглашения, направленного на реальное погашение долга, но в меньшем размере , аналогичные действия, но совершенные во внесудебном порядке , а также взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по другому обязательству между теми же лицами .

Следует отметить, что судебная практика достаточно непоследовательна в вопросе квалификации прощения долга в качестве возмездной или безвозмездной сделки.

Правовая позиция, согласно которой прощение долга является безвозмездной сделкой, основана, как правило, на буквальном прочтении ст. 415 ГК РФ. Из содержания данной нормы, по мнению некоторых судов, не следует, что прощение долга обусловлено неким встречным предоставлением со стороны должника .

Действия, свидетельствующие (не свидетельствующие) о прощении долга

Итак, для того, чтобы обезопасить компанию от возможных негативных последствий признания сделки по прощению долга недействительной (ничтожной), необходимо понимать то, какие действия в судебной практике квалифицируются в качестве прощения долга, а какие нет.

На сегодняшний день судебная практика единообразна в том, что прощение долга предполагает наличие четко выраженного волеизъявления кредитора освободить должника от исполнения гражданско-правовой обязанности. Оно может быть совершено как путем объявления в однозначной форме кредитором об этом, так и путем совершения им действий, определенно свидетельствующих об отказе от соответствующего права требования без намерения сохранить за собой это право в части . Умолчание о судьбе обязательства не может рассматриваться как юридический факт .

Анализ судебной практики позволяет выделять ряд действий, которые не квалифицируются судами в качестве прощения долга.

  1. Выставление счетов на оплату в меньшем размере, чем это установлено соглашением сторон, не свидетельствует о прощении долга в оставшейся части .

См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.08.2010 по делу N А31-9052/2009.

Соглашение сторон о выплате кредитору определенной суммы без указания на прощение оставшейся части не свидетельствует о прощении долга .

Указание в соглашении о расторжении договора на прекращение его действия в полном объеме, в том числе в части неисполненных обязательств, не свидетельствует о прекращении спорного обязательства путем прощения долга .

См.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 03.11.2011 N Ф03-5113/2011 по делу N А73-3679/2011.

  1. Направление письма судебному приставу-исполнителю о прекращении исполнительного производства не свидетельствует о частичном прощении задолженности .

См.: Постановление ФАС Московского округа от 17.10.2011 по делу N А41-9386/11.

Таким образом, необходимо помнить, что только активные действия, направленные на освобождение должника от обязанности, могут свидетельствовать о прощении долга. Доказательствами, которыми должник может обосновать прекращение обязательства в связи с его прощением кредитором, может быть, в частности, письмо об отсутствии претензий, связанных с неисполнением (ненадлежащим исполнением) обязанности, письмо о прощении долга.

Можно ли простить будущие долги?

Исходя из смысла ст. 415 ГК РФ следует, что прощение долга считается состоявшимся при определении предмета сделки, т.е. размера прощаемой задолженности, если предмет сделки определяется в денежном выражении. Аналогичной правовой позиции придерживаются и суды . В связи с этим возникает весьма интересный вопрос о возможности прощения задолженности, определенной на конкретную дату в будущем или ограниченную определенным будущим промежутком времени.

Практика по данному вопросу однозначна. Федеральный арбитражный суд Уральского округа в одном из своих Постановлений указал, что «в момент прощения обязательство должно существовать, поскольку должник освобождает кредитора от его исполнения» .

Волеизъявление кредитора в отношении прощения долга приводит к прекращению обязательства должника по исполнению лежащих на нем обязанностей только применительно к уже возникшему долгу (т.е. обязательству, срок исполнения которого наступил) .

По данному вопросу весьма примечательна правовая позиция Президиума ВАС РФ. Анализируя обстоятельства дела, в частности соглашение сторон по прекращению обязательств прощением на определенную дату в будущем, Суд указал, что прощение долга считается состоявшимся при определении предмета сделки, т.е. размера прощаемой задолженности, что невозможно, когда стороны договорились о прекращении обязательства на определенную дату в будущем и продолжают его исполнение, вследствие чего сумма задолженности может существенно измениться.

Таким образом, ВАС РФ пришел к выводу о том, что в тексте соглашения речь шла о прекращении обязательства иным способом (соглашением сторон), что не противоречит положениям ст. 407 ГК РФ , которая допускает прекращение обязательства, в том числе по основаниям, предусмотренным договором.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 19.12.2006 N 11659/06 по делу N А42-422/2005.

Могут ли работники простить задолженность по заработной плате при банкротстве работодателя?

ФАС Дальневосточного округа, рассматривая дело о банкротстве, высказал правовую позицию о невозможности прощения долга работниками должника-работодателя.

Арбитражный суд пришел к выводу о том, что «статья 415 ГК РФ определяет возможность прекращения обязательств, вытекающих из отношений, регулируемых гражданским законодательством, тогда как требования кредиторов второй очереди (требования об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, о выплате выходных пособий) основаны на правоотношениях, подлежащих регулированию нормами Трудового кодекса Российской Федерации.

Это интересно:  Расчет по страховым взносам

К основным принципам правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений относится принцип обеспечения каждого работника на своевременную и в полном размере выплату справедливой заработной платы, обеспечивающей достойное человека существование для него самого и его семьи, и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (статья 2 ТК РФ).

Согласно статье 9 ТК РФ регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений может осуществляться в том числе путем заключения работниками и работодателями коллективных договоров, соглашений, трудовых договоров. Однако указанные договоры и соглашения не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права» .

Соотношение отказа от иска и прощения долга

В связи с тем что прощение долга признается таковым только тогда, когда оно явно выражает намерение прекратить обязательство, возникает вопрос: возможно ли отказ от иска рассматривать в качестве прощения долга? На него можно дать исключительно отрицательный ответ, основанный на следующих доводах.

В соответствии со ст. 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

По смыслу ч. 2 ст. 49, ч. 1 ст. 150 АПК РФ отказ от иска — это отречение истца от судебной защиты конкретного субъективного права, направленное на прекращение возбужденного истцом процесса. Отказ от иска как одностороннее действие стороны процесса по общему правилу не оказывает влияния на материальные права и обязанности совершающего его лица, исключая случаи, когда лицо прямо заявляет иное. Следовательно, отказ от иска подразумевает утрату истцом права на предъявление в суд тождественного иска, но не всего права требования. При отказе от иска субъективное право истца не может быть осуществлено при помощи принудительной силы государства. Отказ от иска не прекращает обязательства, вытекающие из договора либо закона.

Анализ положений главы 26 ГК РФ в системной связи со ст. 3 этого Кодекса позволяет прийти к выводу о том, что субъективное право прекращается исключительно по основаниям, установленным материальным законодательством. Институт отказа от иска предусмотрен процессуальным законодательством в качестве права, влияющего лишь на процессуальные способности истца, но не влекущего прекращения гражданско-правового обязательства в целом.

Приведенный выше анализ судебной практики наглядно демонстрирует проблемы в толковании норм, посвященных договору дарения и прощению долга. Такие проблемы возникают не только в части отграничения договора дарения от прощения долга, но и в части квалификации определенных действий в качестве прощения долга.

Прощение долга как договор дарения

Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 декабря 2005 г. N 104

3. Отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. В таком случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным статьей 575 ГК РФ, пунктом 4 которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями
Общество с ограниченной ответственностью (займодавец) обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу (заемщику) о взыскании процентов по договору займа и неустойки за несвоевременный возврат суммы займа.
Как следовало из представленных суду документов, ответчик, получив от истца денежные средства по договору займа, обязался в установленный договором срок возвратить сумму займа и уплатить проценты за пользование денежными средствами. Поскольку заемщик не выполнил своевременно своих обязанностей, руководитель займодавца направил в его адрес письмо с требованием немедленно возвратить сумму займа, указав при этом, что в случае исполнения данного требования займодавец освобождает заемщика от уплаты процентов за пользование денежными средствами и неустойки за несвоевременный возврат суммы займа. Заемщик сумму займа возвратил.
В своих возражениях на иск ответчик указал на отсутствие у него обязанности уплатить проценты и неустойку, так как данные обязательства прекращены прощением долга.
Суд первой инстанции иск удовлетворил, мотивировав свое решение следующим.
Прощение долга представляет собой освобождение кредитором должника от имущественной обязанности. В связи с этим прощение долга является разновидностью дарения (статья 572 ГК РФ), поэтому оно должно подчиняться запретам, установленным статьей 575 ГК РФ, в соответствии с пунктом 4 которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями.
Таким образом, прощение долга, совершенное займодавцем, является ничтожным, не влечет каких-либо последствий, поэтому обязанность заемщика уплатить проценты по договору займа и неустойку за несвоевременный возврат суммы займа не прекратилась.
Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и в иске отказал по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.
Суду не представлено каких-либо сведений, на основании которых можно было бы сделать вывод о нарушении прощением долга прав третьих лиц в отношении имущества кредитора.
Оценивая квалификацию судом первой инстанции прощения долга в качестве разновидности дарения, суд кассационной инстанции указал: квалифицирующим признаком дарения является согласно пункту 1 статьи 572 Кодекса его безвозмездность. При этом гражданское законодательство исходит из презумпции возмездности договора (пункт 3 статьи 423 ГК РФ). Поэтому прощение долга является дарением только в том случае, если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами.
Изучив отношения сторон, суд кассационной инстанции установил, что целью совершения сделки прощения долга являлось обеспечение возврата суммы задолженности в непрощенной части без обращения в суд, то есть у кредитора отсутствовало намерение одарить должника.
Поскольку в данном случае у кредитора не было намерения освободить должника от обязанности в качестве дара, в удовлетворении иска отказано.

Прощение долга

Прощение долга заключается в освобождении кредитором своего должника от определенных обязательств по заключенному договору. При этом запрещено нарушение прав иных лиц в отношении имущества кредитора. Также, согласно законодательству (ст. 415 ГК РФ) данная сделка требует согласия самого должника.

Соглашение о прощении долга

Как и любая сделка, прощение долга оформляется документально. Однако законодательство Российской Федерации не запрещает заключение таких сделок в устном виде. Существует несколько вариантов документального оформления сделки прощения долга:

  • двустороннее соглашение между кредитором и должником о прощении долга — оно является вспомогательным или дополнительным документом по отношению к основному договору. В соглашении должны быть отражены обязанности должника в случае прощения долга кредитором (если такие имеются), реквизиты документа, на основании которого образовался долг, информацию о том, что стороны пришли к соглашению о прощении долга (всего долга или части), предмет и сумму;
  • уведомление кредитора о прощении долга, направленное должнику — в этом случае, если должник в разумный срок не предъявит возражений, такая сделка будет считаться состоявшейся;
  • мировое соглашение в суде.

Соглашение о прощении долга может быть признано незаключенным, если в таком соглашении не оговорены условия о предмете обязательства.

Прощение долга физическому лицу

Простить долг физическому лицу, может как другое физическое лицо, так и юридическое лицо (кредитная или финансовая организация). Однако следует различать «прощение долга» от «дарения». В случае с дарением, даритель не получает ничего взамен, а одаряемый не имеет обязательств перед дарителем.

С прощением долга всё иначе. Так, кредитор не может списать долг должнику в качестве дара. Отношения между кредитором и должником в такой сделке должны носить взаимовыгодный характер (Информационное письмо ВАС).

Коммерческий банк предоставил физическому лицу (гражданину) кредит. Физическое лицо, получившее кредитные средства, по прошествии некоторого времени перестало выплачивать банку задолженность. Причиной стала утрата платежеспособности гражданина (потеря работы).

В таком случае кредитору (банку или финансовой организации) для получения хотя бы какой-то суммы от должника, необходимо простить ему часть займа. В противном случае кредитор может вообще не вернуть свои заемные средства.

При такой процедуре сторонами оговаривается сумма возврата долга, исходя из возможностей заёмщика, а также сумма прощения долга кредитором.

Это интересно:  Гарантия на мебель

Прощение долга юридическому лицу

В ситуации, когда организация прощает долг другой организации, важно, чтобы такая сделка не была расценена как дарение и признана недействительной, так как дарение более трех тысяч рублей между коммерческими организациями запрещено (ст. 575 ГК РФ).

Чтобы сделка не была квалифицирована как дарение, при оформлении прощения долга необходимо отразить в документах об отсутствии намерения одарить должника. Доказательством отсутствия намерения одарить должника может выступать следующее:

  • прощение части долга для обеспечения возврата должником остальной задолженности без судебного разбирательства (п. 3 Информационного письма Президиума ВАС);
  • наличие имущественной выгоды кредитора по иному обязательству должника;
  • в целях финансового оздоровления компании, являющейся дочерней;
  • в других случаях, когда соглашение о прощении долга отвечает признакам возмездной сделки.

Хотя закон не запрещает устную договоренность между сторонами о прощении займа, однако документальное оформление позволит избежать возможных проблем. Документы направляются сторонам в письменной форме средствами почтовой заказной или курьерской службой, электронным вариантом, телеграфной и факсимильной связью.

Налоговые последствия при прощении долга

Налогообложение в ситуации прощения кредитором долговых обязательств должника-юрлица будет различаться по виду отношений между этими сторонами и в зависимости от самой сделки.

Поскольку в соответствии с налоговым законодательством (ст. 41 НК РФ) доходом является любая экономическая выгода, в результате прощения долга у физического лица (должника) возникает экономическая выгода, которая считается доходом и, соответственно, как и любой доход, подлежит налогообложению НДФЛ. Налог составляет 13% от стоимости выгоды.

Остальные случаи необходимо конкретизировать в зависимости от вида налогообложения сторон сделки.

Безвозмездное прощение долга и налог на прибыль

В случае, когда при сделке о прощении задолженности должник (юридическое лицо) не имеет встречных обязательств, т.е. должник получает имущество на безвозмездной основе, сумма, которою он мог бы потратить возврат долга, включается во внереализационные доходы (ст. 250 НК РФ). Следует помнить, что согласно законодательству такая сделка будет признана дарением, а такая сделка между коммерческими структурами на сумму более трех тысяч рублей запрещена.

Согласно ст. 251 НК РФ, имущество, полученное безвозмездно, налогом на прибыль не облагается, если такое имущество поступило от:

  • учредителя (если доля учредителя в уставном капитале получателя более 50 %);
  • организации (если уставный капитал организации больше чем на 50 % состоит из вклада получателя).

Следует иметь ввиду, в этом случае, имущество (исключением являются денежные средства) не может быть передано иным лицам в течение одного года.

Но здесь имеются нюансы и противоречия. Так, Министерство РФ по налогам и сборам (письмо от 17 сентября 2003 г.) заявило о том, что в случае прощения долга на безвозмездной основе передается не само имущество, а только имущественное право. При данных обстоятельствах льгота, предусмотренная законодательством, на такие права не распространяется. А Министерство финансов РФ вообще запретило пользоваться такой льготой.

В этой неоднозначной ситуации необходимо доказывать в суде, что при прощении долга передается именно имущество, а не имущественное право.

Возмездное прощение долга и налог на прибыль

Исходя из судебной практики, если организация-кредитор имеет достаточно доказательств, о том, что предпринимала действия, направленные на возврат долга в досудебном и судебном порядке, но в результате имеет вероятность остаться в наихудшем положении, такая организация может учесть сумму дебиторской задолженности, которая была списана как прощение долга, при расчете налогооблагаемой прибыли в составе внереализационных расходов.

Чтобы прощение долга не было расценено как дарение, необходимо отразить это при документальном оформлении сделки. В этом случае имеется возможность включить сумму прощенного долга в доходы (п. 18 ст. 250 НК РФ).

Налог на добавленную стоимость

С НДС дело обстоит также неоднозначно. Так как налоговая служба выражает позицию о том, что покупатель, который не оплатил товар, следовательно, не имеет право и на налоговый вычет, и поэтому, обязан уплатить налог. В обоснование своих выводов налоговая инспекция ссылается на заключения Конституционного суда РФ: если должнику прощен долг, следовательно реальных затрат не имеется (Определение КС РФ от 04.11.2004 г.).

Для организации-продавца также невыгодна ситуация, т.к. организация не может скорректировать налоговые обязательства в сторону уменьшения, хотя товар (услуги) полностью не оплачены. Данная ситуация порождает экономические потери от сделки.

Заключение

Прощение долга является правом или, если можно так назвать, доброй волей кредитора. Однако при этом необходимо и согласие самого должника. В противном случае сделка прощения долга будет несостоятельной.

Рекомендуется заключать сделку прощения долга документально, что позволит избежать негативных последствий и двойственных требований. Юридическим лицам, при заключении таких сделок также рекомендуется составлять акт взаимных расчетов.

Хотя смысл сделки «прощение долга» воспринимается как благоприятные намерения кредитора, однако несет в себе множество нежелательных и налоговых последствий и экономических потерь для юридических лиц. Так как в законодательстве РФ нет четких позиций и рекомендаций, различные субъекты права толкуют законодательство на своё усмотрение. Поэтому, сторонам сделки придется побороться за свою позицию и обосновать ее весомыми доказательствами, как по вопросу самой сделки — о том, что она не является дарением, так и за налоговые траты.

Вопрос — Ответ

По мнению Министерства финансов, датой получения такого дохода или экономической выгоды является дата, когда банк списал безнадежный долг с баланса кредитной организации.

Гражданин должен самостоятельно подать декларацию в налоговую инспекцию и уплатить данный налог. В противном случае его ожидает штраф и возможно уголовное наказание, предусмотренное ст. 198 УК РФ. Так, если неуплата составит более шестисот тысяч рублей, гражданину грозит наказание вплоть до трех лет лишения свободы.

В этом случае должны быть договоренности между должником и организацией, которая будет оплачивать долг и согласие кредитора. Процедура прощения долга оформляется соглашением о прощении его части. Однако, для того, чтобы такая сделка не была расценена как дарение (которое в таких суммах запрещено между организациями), необходимо указать в соглашении обоснование такой сделки. Также, подписать акты взаимных расчетов.

При учете налога на прибыль кредитор признает выручку от реализации товара. Следует иметь ввиду, что прощенный долг в размере 30 % не уменьшит налоговую базу по налогу на прибыль. Так как кредитор рассчитывает налог на добавленную стоимость на момент отгрузки товара, то и прощение долга на налоговую базу в меньшую сторону никак не отразится. Бухгалтерская проводка будет: дебет 91-2 кредит 62 — сумма долга признана в составе прочих расходов. Прощенная дебиторская задолженность не признается в составе расходов, учитываемых при определении налога по УСН.

Из этого можно сделать вывод о том, что сделка по прощению долга является для него экономически невыгодной и крайне убыточной.

Статья написана по материалам сайтов: wiselawyer.ru, portal-law.ru, darstvennaja.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector