Понятие и признаки соучастия в преступлении

Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Соучастие в преступлении характеризуется:

  • объективными признаками;
  • субъективными признаками.

К объективным признакам соучастия относятся:

  1. участие в совершении одного и того же преступления нескольких лиц. Этот признак показывает:
    • какое количество людей участвует в совершении преступления;
    • что участвуют в совершении преступления физические, вменяемые лица, т. е. лица, являющиеся субъектами уголовно-правовых отношений. Если один из двух является малолетним или невменяемым, то этого признака нет;
  2. совместность действий соучастников, которая проявляется в том, что:
    • преступление совершается взаимно дополняющими усилиями нескольких лиц;
    • преступный результат является общим для соучастников;
    • преступный результат находится в причинной связи с действиями каждого из соучастников.

В совершении преступления могут участвовать два и более лица, но у них может не быть совместности, т. е. каждый из них действует в своих интересах.

А может быть и обратная ситуация – присутствует совместность, но нет двух и более лиц (например, когда в совершении преступления вместе со взрослым участвует малолетний).

С субъективной стороны соучастие характеризуется только умышленной виной. При этом умысел может быть прямым и косвенным. Умышленным должно быть и совершение преступления соучастниками и присоединение к преступной деятельности других лиц.

Интеллектуальный признак умысла соучастия включает в себя:

  • осознание общественно опасного характера своего деяния;
  • осознание общественно опасного характера деяний других соучастников;
  • предвидение возможности наступления единого преступного результата.

Соучастие возможно только в преступлениях, совершенных умышленно, в совершенных по неосторожности его быть не может.

Особенностью субъективной стороны при соучастии является не только то, что лицо действует умышленно, но и то, что оно действует свободно, что это вменяемое лицо, что у него есть свобода воли. Если будет совместное участие двух и более лиц, но под принуждением физическим или психическим, то никакого соучастия нет.

О соучастии можно говорить в случае, когда все участники конкретного преступления обладают признаками субъекта преступления – вменяемые физические лица, достигшие возраста уголовной ответственности.

Формы соучастия – это структура связи между двумя или более лицами, совместно совершающими умышленное преступление.

Формами соучастия являются:

  1. простое соучастие (соисполнительство, совиновничество) – характеризуется тем, что все соучастники являются исполнителями;
  2. сложное соучастие – соучастие с разделением ролей.

Виды соучастия в зависимости от степени сплоченности соучастников:

  1. соучастие без предварительного соглашения;
  2. соучастие по предварительному соглашению;
  3. совершение преступления организованной группой;
  4. совершение преступления преступным сообществом (преступной организацией).

31. Понятие соучастия в преступлении. Объективные и субъективные признаки соучастия.

Уголовную ответственность несут не только те лица, которые непосредственно совершили преступление, но и те, кто действовал в соучастии с ними (ст. 10 УК). Понятие соучастия раскрывается в ст. 16 УК: соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Объективными признаками соучастия являются количество лиц и совместность действий.

Преступление совершается в соучастии, если в нем участвует два и более лица. Для привлечения к уголовной ответственности необходимо, чтобы оба лица имели, как правило, все признаки субъекта преступления (возраст, вменяемость, специальные признаки).

Совместность (согласованность) действий соучастников означает, что каждый из них, стремясь к единому результату, совершает свою часть преступных действий, чем облегчает совершение преступления другим соучастникам и содействует достижению оговоренного результата. Соучастие может выражаться как в совершении активных действий, так и в бездействии. Таким образом, все соучастники, несмотря на свою роль в преступлении, действуют едино при совершении деяния, для достижения преступных последствий и создания между деянием и последствиями причинной связи.

Субъективные признаки соучастия включают осведомленность о целях и единство умысла.

Осведомленность соучастников о целях преступления предполагает знание ими хотя бы в общих чертах того, для чего нужны совместные действия. Для соучастия не требуется полной осведомленности всех преступников обо всем объеме запланированных действий и обо всех соучастниках. Достаточно, чтобы каждый был осведомлен о действиях исполнителя, а исполнитель знал о наличии хотя бы одного соучастника. Простая помощь преступнику со стороны лица, которое не предполагало о целях деятельности виновного, не образует соучастия.

Единство умысла означает сговор, соглашение о совместных действиях и достижении ожидаемого результата. Договоренность о преступлении может заключаться как на словах, так и с помощью жестов (знаков), через посредников, переписку и т. д. Время между заключением сговора и совершением преступления значения не имеет. Сговор может конкретизироваться, изменяться или прекращаться соучастниками по ходу осуществления преступления.

Не требуется, чтобы все соучастники в полном объеме оговаривали все действия каждого соучастника. Сговор может носить общий характер, главное, чтобы на основе сговора сформировалось единство умысла соучастников по отношению к деянию, последствиям и причинной связи.

Неосторожная вина исключает возможность соучастия, поскольку в неосторожных преступлениях невозможен сговор о результате. В таких случаях каждый, кто способствовал причинению вреда, несет уголовную ответственность самостоятельно. Например, за нарушение правил безопасности на производстве, повлекшее смерть человека (ч. 2 ст. 306 УК), в пределах своих должностных обязанностей и в зависимости от степени виновности, могут нести ответственность несколько субъектов: мастер, главный инженер, директор, но не в качестве соучастников, а отдельно за допущенные каждым «свои» нарушения.

Мотивы и цели соучастников могут не совпадать. Так, при убийстве один соучастник может руководствоваться местью, а другой — корыстью. Если мотив или цель включается в диспозицию статьи в качестве обязательного признака состава преступления, то необходимо установить, что соучастнику известно о мотиве исполнителя. Например, для признания соучастником убийства из корысти (п. 12 ч. 2 ст. 139 УК) требуется, чтобы лицо, содействующее исполнителю, знало о его корыстных побуждениях.

Соучастие возможно только в отношении конкретного преступления. Нельзя трактовать соучастие абстрактно, вообще, как связь и взаимоотношения между людьми. Отношения между соучастниками должны преследовать именно преступные цели.

Не обязательно, чтобы каждый соучастник являлся исполнителем преступления. Некоторые составы преступлений устанавливают ответственность лица за вступление в преступную группировку, участие в ней независимо от того, совершены ли лицом какие-либо действия совместно с членами этой группировки (ст. ст. 285, 286, 287 УК).

Соучастие повышает общественную опасность преступления. Соучастникам легче причинить существенный вред, проще совершить преступные действия, скрыться с места преступления, воспользоваться ценностями, добытыми преступным путем. Некоторые преступления, требующие длительной организации и согласованности сложных действий, затруднительно, а порой и невозможно, совершить в одиночку. В связи с этим уголовный закон усиливает ответственность за преступления, совершенные в соучастии.

Объективные и субъективные признаки необходимого соучастия в преступлении

Кантимир А.И., соискатель кафедры уголовного права Кубанского государственного аграрного университета.

В статье автор рассматривает проблему определения объективных и субъективных признаков необходимого соучастия. В результате делается вывод о наличии такой формы соучастия в преступлении как необходимое соучастие и предлагается его законодательная дефиниция.

A matter of the determination objective and subjective sign of the necessary complicity looks into In article author. As a result conclusion is done about presence of such form of the complicity in crime as necessities with participation and is offered its legislative definition.

Это интересно:  Как узнать СНИЛС по фамилии, по ИНН, по паспорту?

Ключевые слова: необходимое соучастие, объективные признаки, субъективные признаки, вины, организованная преступная деятельность.

Key words: necessities complicity, objective signs, subjective signs, blames, organized criminal activity.

Совместность участия может выступать как в форме собственно соучастия в совершении преступления (ст. 34 УК РФ), так и в форме соучастия особого рода (sui generis) — необходимого соучастия.

Для уяснения точного смыслового значения слова необходимый», следует обратиться к толковым словарям русского языка. Так, например, С.И. Ожегов трактует его как «Такой, без которого нельзя обойтись, нужный, обязательный» [1]. Именно в этом смысле мы используем категорию «необходимое соучастие» и в уголовном праве.

В отличие от соучастия в преступлении как специфического способа его совершения совместными усилиями двух и более лиц, необходимое соучастие проявляется в свою очередь в двух аспектах:

  • либо во множественности субъектов преступной деятельности (например, ст. ст. 290 и 291 УК РФ, ст. ст. 228.1 и 228 УК РФ). Так, для дачи-получения взятки характерно «единение воль», как отмечалось уже в русской дореволюционной литературе начала XX века [2]. В течение длительного времени в российском правоведении продолжалась унаследованная из германской теории конца прошлого столетия дискуссия о том, являются ли получение и дача взятки единым преступлением, «необходимым соучастием» или самостоятельными преступлениями [3]. Несмотря на то, что в действующем УК РФ ответственность за получение и дачу взятки предусмотрены в разных статьях, очевидно, что «получение взятки не существует без ее дачи, дача — без получения» [4].

По нашему мнению, взяточничество объективно складывается из получения взятки, совершаемого именно должностным лицом, и двух других преступлений дача взятки и посредничество в этом, в собственном смысле не являющихся должностными преступлениями, ибо могут совершаться и не должностными лицами. Чаще всего именно так и бывает. В этой связи действия по даче и получению взятки формируют ситуацию необходимого соучастия. Аналогичная картина складывается и при анализе взаимосвязи между сбытом и приобретением наркотических средств.

  • либо в форме функционирования преступной организации (объединения) (ст. ст. 208, 209, 210, 212, 239, 279, 282.1, 282.2 УК РФ). Таким образом, указанная форма соучастия закреплена в конкретных составах Особенной части УК РФ, в которых то или иное проявление данной формы служит обязательным конструктивным признаком. При конструировании законодателем этих составов преступное объединение (формирование, банда, сообщество, организация, объединение) выступает обязательным признаком объективной стороны преступления, а эти термины использованы для описания таких признаков. Самостоятельным основанием уголовной ответственности при необходимом соучастии является не совместное умышленное участие в совершении преступления, а совершение лицом преступления, объективная сторона которого состоит либо в организации (создании и (или) руководстве), либо в участии в преступном объединении, а потому и ответственность за эти деяния (за исключением ст. 279 УК) предусматривается в различных частях статьи. Следовательно, указанная форма необходимого соучастия, в отличие от соучастия в буквальном смысле слова предполагает соисполнительство, а участников, организаторов, руководителей преступной организации следует считать соисполнителями преступлений, ответственность за которые предусмотрена в соответствующих частях ст. ст. 208, 209, 210, 212, 239, 279, 282.1, 282.2 УК РФ.

В отечественной доктрине наличие необходимого соучастия в преступлении признавал Н.С. Таганцев [5]. По его мнению, существуют такие деяния, которые, казалось бы, могут быть выполняемы только при наличности нескольких соучастников, причем это условие может зависеть или от юридической природы данного преступного деяния, или от обрисовки, данной ему законодателем; новая германская литература придала этим случаям особое название необходимого соучастия (concursus necessarius) [6]. В частности, Н.С. Таганцев отмечал, что для дачи-получения взятки характерно «единение воль» [7].

Т. о. необходимым является соучастие, которое требует участия не менее двух лиц, иначе преступление в принципе не состоится.

Необходимое соучастие обладает объективными и субъективными признаками.

Объективными признаками необходимого соучастия является:

а) множественность (2 и более) лиц, участвующих в преступлении. Участие двух и более лиц в совершении преступления означает не просто участие двух любых лиц, а лишь таких, которые обладают признаками субъекта преступления, то есть являются вменяемыми и достигли возраста уголовной ответственности. Между тем, в отличие от соучастия в совершении преступления, необходимое соучастие возникает и в ситуации взаимодействия общего и специального субъектов преступлений (например, ст. 290 УК РФ — должностное лицо и ст. 291 УК РФ — общий субъект);

б) взаимообусловленность их преступных деяний. Не будет дающего взятку, не будет берущего; не будет сбыта наркотических средств, не будет их приобретения; не будет организатора банды, не будет участников и наоборот.

Таким образом, необходимому соучастию присуща взаимообуславливающая зависимость между функциями совместно действующих лиц. Под взаимной обусловленностью в данном случае понимается такая объективная зависимость, при которой действия одного соучастника создают необходимую «генетическую» связь — причину, для следствия — преступного деяния другого лица. Т.о. преступное деяние одного субъекта делает возможным преступное деяние другого субъекта.

Что касается такого объективного признака соучастия как совместность деятельности виновных, то для необходимого соучастия он отсутствует. В соучастии действия каждого из виновных выступают составной частью общей причины, вызвавшей преступные последствия. Для соучастия важно установить, что общий вклад в совершение одного преступления, при всем разнообразии индивидуального вклада каждого отдельного лица, осуществляется в рамках признаков объективной стороны состава, т.е. начала и окончания конкретного преступления по закону. Однако, как для первой, так и второй форм необходимого соучастия преступные действия виновных носят самостоятельный характер, что четко прослеживается уже при закреплении преступлений, которые размещены либо в разных статьях УК РФ (первый тип необходимого соучастия), либо в разных частях одной статьи (вторая форма необходимого соучастия). В данном случае нет также и функциональных связей между соучастниками, действующими на достижение общего результата. Ведь каждый из субъектов самостоятельных преступлений, образующих необходимое соучастие стремиться достигнуть того результата, который нужен лично ему. При этом зачастую наблюдается разновекторность стремлений субъектов указанных преступлений (для наркодилера результатом выступает противоправная нажива, для приобретающего наркотическое средство — удовлетворение болезненной псевдопотребности и т.д.). Лишь для соучастников организованных форм преступной деятельности такого антагонизма не наблюдается, однако и стремления к достижению общего результата также нет.

При необходимом соучастии также отсутствует двухсторонний характер взаимоотношений соучастников, так как здесь нет участия двух и более лиц в совершении одного и того же преступления. Каждый из субъектов преступлений, образующих необходимое соучастие, является исполнителем самостоятельного преступного деяния. Именно на этом основании необходимое соучастие может существовать только в форме соисполнительства. К аналогичным выводам приходили и другие авторы [8]. Действия отдельного соучастника, даже исполнителя, нельзя рассматривать в отрыве от системы соучастия, поскольку они в таком случае теряют свойство интегративности, присущее только всей системе в целом. Причиной преступного результата служит деятельность всей системы соучастия.

Это интересно:  На портале Росреестра открыт доступ к сведениям ЕГРН с помощью «ключа доступа»

При необходимом соучастии ответственность соучастников носит абсолютно индивидуально-персонифицированный характер и не коррелирует между собой, на что прямо указывает законодатель при конструировании норм Особенной части УК РФ. Самостоятельным основанием уголовной ответственности при необходимом соучастии является не совместное умышленное участие в совершении преступления, а совершение лицом преступления, объективная сторона которого состоит либо в организации (создании и (или) руководстве), либо в участии в преступном объединении, а потому и ответственность за эти деяния (за исключением ст. 279 УК) предусматривается в различных частях статьи [9].

Субъективные признаки определяют отношение соучастников к совершаемому деянию и его результату. Психологическим отношением соучастников охватывается:

  1. их собственное деяние;
  2. определенный общественно опасный результат;
  3. причинная связь между своим деянием и общественно опасным результатом.

Содержание субъективных признаков соучастия отражает усложненный характер совершения преступления с участием в нем нескольких лиц [10].

Для необходимого соучастия характерна только умышленная форма вины, при этом сознанием и волей виновного охватываются лишь действия совершенные им самим. Этот вывод однозначно следует из анализа законодательной конструкции составов преступлений, образующих необходимое соучастие в действующем УК РФ. Мы солидарны с теми авторами, которые, считают, что для соучастия присущ только прямой умысел. Так, например, А.В. Плужников

отмечает, что все содеянное соучастниками должно быть ими совершено с прямым умыслом. Совершение преступления с косвенным умыслом или по неосторожности исключает возможность признания преступления совершенным в соучастии [11].

Вместе с тем, осознанием субъектов преступлений должно охватываться, понимание специфики ситуации, связанной с необходимой взаимообусловленностью их действий и невозможностью достичь желаемого результата в одиночку. Что касается эвентуального элемента вины при необходимом соучастии, то он сходен для каждого из необходимых соучастников в тождественном желании совершить преступление достичь желаемого противоправного результата. Однако, говоря об индивидуализированной сущности волевого момента необходимого соучастия, то совершенно точно, что для каждого соучастника его субъективная конкретизация не совпадает.

Для необходимого соучастия наблюдается отсутствие общности целей и мотивов совершаемых преступных действий. Это явно просматривается из содержания самих диспозиций статей, определяющих необходимое соучастие. Так, организаторская деятельность по созданию и руководству незаконным вооруженным формированием, бандой либо преступным сообществом по целям и мотивам совершенно определенно не совпадает с целями и мотивами преступной деятельности участников названных преступных организаций.

Также совершенно субъективное индивидуализированное содержание носит и содержание эмоционального фона при совершении преступных деяний в рамках необходимого соучастия.

Многообразие норм, регламентирующих необходимое соучастие в Особенной части УК РФ позволяет предпринять попытку для их классификации.

«Классификация в уголовном законодательстве — естественный инструмент теоретического познания реальной действительности, с помощью которого вскрывается ее сущность, проводится отграничение от других объектов, входящих в общую систему и составляющих единое целое» [12].

Классификация преступлений таит в себе огромный потенциал, так как позволяет проанализировать однородные преступления, установить их общие группировочные признаки, что способствует построению стройной системы уголовного закона в целом.

Правильно проведенная классификация, отобразив закономерности развития классифицируемых объектов, глубоко вскрывает связи между изучаемыми объектами и помогает исследователю ориентироваться в самых сложных ситуациях, служит основой для обобщающих выводов и прогнозов [13].

Вопрос о классификации видов соучастия остается в отечественной уголовно-правовой доктрине одним из наиболее дискуссионных. Проанализировав все представленные в ней позиции мы пришли к выводу о том, что различными являются критерии классификации: степень организованности (сплоченности) участников преступления (А.Н. Трайнин); характер их деятельности (М.И. Ковалев); способ взаимодействия между соучастниками (П.Ф. Тельнов); характер существующей субъективной связи (Г.А. Кригер); индивидуальная роль каждого соучастника (И.П. Малахов); конструкция состава преступления, определяющего ответственность отдельных соучастников (Ф.Г. Бурчак). Всего налицо три варианта: субъективные критерии (А.Н. Трайнин, П.И. Гришаев, Г.А. Кригер, А.А. Пионтковский и др.) [14], объективные (Ф.Г. Бурчак, Н.Г. Иванов) [15] и смешанные (П.Ф. Тельнов, В.С. Прохоров) [16]. Фактически отрицает формы соучастия в подобном понимании И.П. Малахов [17].

Существующие критерии классификации не имеют единого основания, что является необходимым условием любой научной классификации. С точки зрения понятийного аппарата существуют философские парные категории — форма и содержание, а также род и вид. Форма — это способ существования содержания, неотделимый от него и служащий его выражением, а содержание — это единство всех основных элементов целого, его свойств и связей, существующее и выражаемое в форме. Родом является группа, объединяющая близкие виды, а видом — подразделение в систематике, входящее в состав высшего раздела — рода [18]. Видно, что если взять соотношение элементов разных парных категорий, например между видом и формой, то вид здесь будет выступать в качестве содержания. Таким образом, психическая сторона определяет содержание, сущность явления, внешняя же сторона — его форму.

А.Н. Трайнин в монографии, посвященной учению о соучастии, писал: «Классификация правовых явлений и их деление должны всегда покоиться на диалектическом единстве формы и содержания; логическая выдержанность классификации должна быть поэтому неразрывно связана с материальными особенностями

изучаемых явлении» [19].

Называя в качестве критерия деления соучастия на формы «типизированную совокупность объективных субъективных признаков», Р.Р. Галиакбаров выделяет три формы соучастия: 1) сложное (в тесном смысле слова); 2) групповое преступление (в иной терминологии — соисполнительство, совиновничество: 3) особого рода — необходимое соучастие, предусмотренное Особенной частью УК [20].

Содержание УК РФ свидетельствует о том, что регламентация института соучастия в нем осуществлена как в Общей части (Гл. 7), так и в статьях Особенной части. Комплексный системный анализ позволяет произвести группировку статей Особенной части УК РФ устанавливающих уголовную ответственность за необходимое соучастие в зависимости от закрепления его в качестве либо конструирующего признака основного состава преступления, либо признака квалифицированного состава, либо особо квалифицированного составов преступления.

Наиболее широко представлено в действующем уголовном законе закрепление необходимого соучастия в качестве конструирующего признака основанного состава. На взгляд И.Ю. Коноваловой в действующем УК РФ в 8 статьях урегулирована ответственность за необходимое соучастие (ст. ст. 208, 209, 210, 212, 239, 279, 282.1, 282.2 УК РФ). Еще Н.С. Таганцев отмечал, что остается весьма немного преступных деяний, которые, по их юридической конструкции, а всего чаще по закону, предполагают наличность двух или более лиц; таковы, например, случаи неповиновения законным распоряжениям власти, учиненного несколькими лицами, тяжкие виды восстания и сопротивления властям и т.п. [21]. При этом нельзя не прибавить, что и в этих случаях необходимое соучастие ни по существу своему, ни по типам участвующих лиц ничем не отличается от соучастия факультативного [22].

Однако проведенный нами системный анализ содержания Особенной части УК РФ свидетельствует о том, что таких статей больше. В частности к необходимому соучастию мы относим также и ст. 290 и ст. 291 УК РФ, а также ряд других.

Из всей совокупности составов, образующих необходимое соучастие можно определить несколько группировочных (классификационных) признаков.

Это интересно:  Инструкция: как подать исковое заявление в суд через портал Госуслуги

Прежде всего, напрашивается характерологическая классификация названных преступлений — по объекту посягательства:

  1. общественная безопасность и общественный порядок (ст. ст. 208, 209, 210, 212 УК РФ);
  2. здоровье населения (ст. ст. 228, 228.1, 232, 239, 241 УК РФ);
  3. государственная власть (ст. ст. 279, 282.1, 282.2);
  4. государственная служба (ст. ст. 290, 291);
  5. порядок управления (ст. 322.1).

Заслуживает внимания классификация рассматриваемых преступлений, основанная на уголовно-правовой категоризации:

  1. преступления небольшой тяжести (ч. 2 ст. 239, ч. 2 ст. 282.1, ч. 2 ст. 282.2, ч. 1 ст. 322.1);
  2. средней тяжести (ч. 2 ст. 208, ст. 228, ч. 1 ст. 228.1, ч. 1 ст. 323, ч. 1 ст. 239, ч. 1 ст. 241, ч. 1 ст. 282.1, ч. 3 ст. 282.1, ч. 1 ст. 282.2, ч. 1 ст. 290, ч. 1 ст. 291);
  3. тяжкие (ч. 1 ст. 208, ч. 2 ст. 210, ч. 1 и ч. 2 ст. 212, ч. 2 и ч. 3 ст. 290, ч. 2 ст. 291);
  4. особо тяжкие (ч. 1 ст. 209, ч. 1 ст. 210, ч. 2 и ч. 3 ст. 228.1, ст. 279, ч. 4 ст. 290).

Данная классификация отчетливо свидетельствует о преобладание необходимого соучастия в преступлениях средней тяжести, велика его доля и для тяжких и особо тяжких преступлений.

Также можно прибегнуть к классификации, основанной на содержании криминализации преступного деяния:

Нормы, криминализирующие организационную деятельность.

Данные нормы, в свою очередь, подразделяются на два вида:

а) криминализирующие создание незаконных объединений или организаций с целью дальнейшего занятия преступной деятельностью. Это ч. 1 ст. 208, ч. 1 ст. 209, ч. 1 ст. 210, ч. 1 ст. 239, ст. 279, ч. 1 ст. 282.1, ч. 1 ст. 282.2 УК РФ;

криминализирующие участие в преступной деятельности ч. 2 ст. 208, ч. 2 ст. 209, ч. 2 ст. 210, ч. 2 ст. 239, ст. 279, ч. 2 ст. 282.1, ч. 2 ст. 282.2 УК РФ.

Нормы, криминализующие саму преступную деятельность. Это ст. ст. 228, 228.1, 290, 291 УК РФ.

Подводя итог, следует констатировать, что, несмотря на упорное игнорирование вопросов, связанных с уголовно-правовой регламентацией института необходимого соучастия, законодатель в нормах действующего УК РФ предусмотрел целый ряд преступлений, сформулированных в указанной форме. Кроме того, существуют четкие объективные и субъективные критерии отграничения соучастия в совершении

преступлений от необходимого соучастия. В этой связи возникает вопрос: «Почему законодатель, предусмотрев необходимое соучастие в Особенной части УК РФ, не упоминает о нем в Общей части кодекса?» На наш взгляд, этот пробел следует устранить, посредством формирования новеллы, закрепляющей понятие и признаки необходимого соучастия. В конечном итоге это позволит систематизировать не только уголовное законодательство и его доктринальное толкование, но и процесс правоприменения.

В этой связи предлагаем включить в Общую часть УК РФ ст. 32? «Необходимое соучастие»:

«Необходимое соучастие — соисполнительство в умышленном преступлении, выражающееся в организации, руководстве либо участии лица в преступлении, когда это специально предусмотрено в статьях Особенной части УК РФ».

Понятие соучастия в преступлении. Объективные и субъективные признаки соучастия

Для преступлений, совершенных в соучастии, обязательны все признаки, указанные в ст. 14 УК РФ, т.е. признаки общественной опасности, противоправности, виновности и наказуемости, а также все признаки, предусмотренные статьей Особенной части УК для состава конкретного преступления.

Значение института соучастия в уголовном праве заключается в том, что он:

— определяет объективные и субъективные признаки, характеризующие совершение умышленного преступления двумя или более лицами (субъектами);

— устанавливает круг этих лиц, принципы и условия их ответственности за совершение преступных деяний;

— закрепляет критерии назначения наказания лицам, совместно участвующим в совершении преступлений.

Соучастие как особая разновидность преступной деятельности — это не просто случайное совпадение преступных действий нескольких лиц, одновременно посягающих на один и тот же объект, а наиболее социально опасная форма совершения преступления, когда на достижение преступного результата направлены усилия двух или более лиц.

«Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления» (ст. 32 УК РФ). Отличительной чертой новой формулировки является признание того, что соучастие возможно только в умышленном преступлении.

Дефиниция ст. 32 УК РФ позволяет выделить все необходимые признаки, характеризующие соучастие в преступлении: во-первых, в совершении преступления принимают участие два или более лица; во-вторых, деятельность этих лиц является совместной и, в-третьих, умышленной. Наконец, в-четвертых, соучастие возможно в совершении только умышленного преступления.

Участие в преступлении двух и более лиц и совместность их деятельности являются объективными признаками соучастия.

Первый объективный признак предполагает участие в преступлении двух и более субъектов, так как в ст. 32 УК РФ, как и в других нормах уголовного закона, законодатель употребляет термин «лицо», вкладывая в него строго фиксированное содержание: это физическое вменяемое лицо, достигшее возраста, с которого может наступать уголовная ответственность.

Использование годным (в смысле уголовной ответственности) субъектом невменяемого или несовершеннолетнего, не достигшего возраста уголовной ответственности (посредственное причинение, посредственное исполнение) не является соучастием. В этом случае к уголовной ответственности может быть привлечен только вменяемый, взрослый преступник, являющийся субъектом уголовной ответственности.

Таким образом, количественный признак, характеризующий институт соучастия с объективной стороны, предполагает участие в одном и том же преступлении двух и более вменяемых лиц, достигших возраста уголовной ответственности.

Вторым объективным признаком соучастия в преступлении является совместность совершения преступления или преступной деятельности. Для соучастия, кроме количественного признака, необходимо установить, что виновные принимали именно совместное участие в совершении одного и того же преступления, и исключить простое совпадение деятельности нескольких лиц, каждый из которых совершает преступление самостоятельно.

Совместность — третий объективный признак соучастия, состоит в том, что: а) органическая взаимосвязь соучастников, действия каждого из них, в свою очередь, являются необходимым условием для преступных действий других; б) преступный результат их действий (бездействия) является общим; в) деяния каждого из соучастников находятся в причинной связи с общим преступным результатом. При посягательстве на охраняемый уголовным законом объект действия соучастников всегда взаимосвязаны, общественно опасное противоправное деяние совершается их общими усилиями, обусловленными достижением конкретного преступного результата.

Понятие причинной связи применительно к соучастию в преступлении означает, что каждый из соучастников своими действиями вносит вклад в совершение преступления, ведь такое преступление есть результат общих усилий виновных, объединившихся между собой для достижения конкретного результата.

При совершении любого вида преступления умысел каждого соучастника складывается из интеллектуальных элементов, включающих: 1) осознание общественной опасности собственного деяния; 2) осознание общественно опасного характера деяния других соучастников; 3) предвидение наступления совместного преступного результата, а также волевого момента — желания совместного достижения преступного результата.

Статья написана по материалам сайтов: pravo.studio, wiselawyer.ru, lektsii.org.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий