Мошенничество — понятие и признаки состава

На основании ч.1 ст.159 под мошенничеством понимается – хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием. По сколько мошенничество является формой хищения, оно имеет все признаки этого понятия (ст. 158).

Субъекты уголовно-наказуемого мошенничества

Субъектом мошенничества может быть вменяемое лицо, достигшее 16 летнего возраста. Субъектом мошенничества совершенного лицом с использованием своего служебного положения может быть только должностное лицо.
Предметом мошенничества может быть не только имущество, но и право на него. Это важно отметить по сколько, если виновный завладеет правом на имущество, он завладеет и самим имуществом.
Субъективная сторона предполагает прямой умысел. Виновный осознает, что вводит потерпевшего в заблуждение, либо заведомо использует его доверие для получения чужого имущества и завладения им, и желает этого. Признаком субъективной стороны, как и любого хищения, является корыстная цель.

Обман как признак мошенничества

В случае мошенничества способом завладеть чужим имуществом является обман или злоупотребление доверием. При совершении данного преступления потерпевший сам передаёт имущество преступнику, полагая, что последний имеет право получить его. В этом случае именно обман или злоупотребление доверием подталкивает собственника или иного законного владельца передать преступнику имущество или имущественное право.
Обман при мошенничестве может выразиться в ложном утверждении о том, что изначально не соответствует действительности, либо в умышленном неосведомлении о фактах, изложение которых было обязательным. Обман возможен по отношению к фактам, относящимся к прошлому, настоящему или будущему.
Обман при мошенничестве может касаться действительных намерений преступника, допустим, одолжил вещь с целью не возвращать её. Обман может относиться к предмету, его цене, качеству и количеству. Так же обман возможен и в отношении личности мошенника, его профессии, должности, общественного положения. В содержание обмана так же могут входить и иные обстоятельства не служащие непосредственным основанием для передачи имущества, учитывающиеся потерпевшим, при его передаче.

Формы мошеннических обманов

Форма мошеннических обманов очень разнообразна. Обман может быть, как устным, так и письменным, с использованием подложных документов, может представлять собой фальсификацию предмета сделки, проявляться в использовании фальсифицированных предметов расплаты при расчёте, а так же в применении шулерских приёмов при игре в карты.

Изготовление поддельного документа является подготовкой к хищению. В случае, если использовать подделанный документ не удалось, то ответственность наступает за подготовку к мошенничеству и подделку документов в совокупности. Если хищение удаётся, то преступление квалифицируется по совокупности мошенничества и подделки.
Одним из распространённых способов использования заведомо подложных документов является незаконное получение пособий, пенсий и иных периодических пенсий. Содержание обмана при этом состоит в сообщении ложных данных. Таких как: возраст, состояние здоровья, заработная плата, трудовой стаж и т.п.
Мошенничеством является обманное получение различных денежных средств за другое лицо, действительно имеющее на это право, получение денежных средств за иное лицо вследствие предоставления фиктивной доверенности.
Мошеннический обман так же может состоять в обращении денежных средств в свою пользу под видом фиктивных договоров, соглашений под видом платы за работу ли услуги, которые не были выполнены или были выполнены в меньшем объёме. Однако следует принять во внимание, что для такой квалификации должно быть установлено, о том, что виновный заранее знал, что не будет выполнять взятые на себя обязательства.

Обман, как способ совершения хищения может заключаться в заведомом сокрытии обстоятельств, необходимых к сообщению. Так же необходимо принять во внимание, что данные действия не должны носить случайный характер, когда виновный не знает о возможной ошибке и, получив денежные средства, умалчивает о них и обращает незаконно полученное в свою пользу. По сколько в УК РФ не включены статьи о присвоении случайно оказавшегося у виновных имущества, такие действия уголовной ответственности не несут.

Злоупотребление доверием как признак мошенничества

При мошенничестве способом хищения чужого имущества может быть злоупотребление доверием. Злоупотребление доверием потерпевшего может быть осуществлено в различных формах. К примеру, когда виновный на основании доверия сторон обязуется выполнить какие-либо обязательства, а после получения денег от потерпевшего, не выполняет их. В данном случае, существенное значение имеет изначальный умысел на невыполнение взятых на себя обязательств. Преступник заранее, умышленно вводит в заблуждение потерпевшего, относительно своих реальных намерений.
Злоупотребление доверием и обман тесно связаны между собой. Злоумышленник прибегает к доверительным отношениям между ним и собственником или другим законным владельцем, либо прибегает к обману, что бы заручиться доверием потерпевшего. В качестве самостоятельного мошеннического способа злоупотребление доверием встречается часто.

При любой форме обмана и злоупотребления доверием сущность их в том, что злоумышленник по средством уверений и умолчаний вводит потерпевшего в заблуждении и таким образом убеждает в правильности и выгодности своего решения о передаче прав на имущество или имущественных прав в пользу виновного. В любом случае при мошенничестве переход имущества в пользу злоумышленника происходит по волеизъявлению потерпевшего.

Ответственность за совершение мошенничества

Настоящим УК РФ предусмотрены следующие виды наказания за мошенничество:
Ч.1 ст.159 – штраф в размере от двухсот до семисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до семи месяцев, либо обязательные работы на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительные работы на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от четырёх до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до трёх лет;
Пп. а) б) в) г) ч.2 ст.159 — штраф в размере от семисот до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года, либо лишение свободы на срок от двух до шести лет со штрафом в размере до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца или без такового;
Пп. а) б) в) ч.3 ст. 159 – лишение свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без такового.

Обман и злоупотребление доверием

Как уже говорилось, вторым способом совершения мошенничества является злоупотребление доверием. Злоупотребление доверием — это противоправное, умышленное использование отношений доверия для причинения вреда интересам доверителя или другим правоохраняемым интересам См.: Панов Н.И. Квалификация преступления, совершаемых путем обмана и злоупотребления доверием: Учеб. пособие. К.: УМК ВО, 1988. С. 29.. Злоупотребление доверием — это использование с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества или приобретения права на имущество, третьим лицам (п. 3 Постановления № 51) Российская газета. 2008. 12 января.. Такое отношение может возникнуть в результате правовых (например, доверие к лицу как представителю власти) или фактических взаимоотношений (доверие к знакомому, сослуживцу и т.д.) См.: Кригер Г.А. Ответственность за хищение государственного и общественного имущества по советскому уголовному праву. М.: Изд-во Моск. ун-та. 1957. С.101; Панов Н. И. Квалификация преступления, совершаемых путем обмана и злоупотребления доверием: Учеб. пособие. — К.: УМК ВО, 1988. С.21.. Доверие — это вера в честность, искренность, добропорядочность, хорошие намерения другого человека.

Это интересно:  Будет ли кредитная амнистия для физических лиц в 2019 году

Наиболее распространены следующие формы злоупотребления доверием: оказание посреднических услуг по приобретению каких-либо товаров без намерения выполнить свои обязательства; заключение договора займа без намерения отдать долг; получение денежных авансов без фактического намерения исполнить обязательства, взятые на себя по договору подряда или трудовому соглашению; получение предоплаты по договорам купли-продажи поставки без намерения исполнить договор; обращение в собственность имущества, взятого по договору бытового проката без намерения вернуть имущество; получение кредитов в банках или иных финансовых учреждениях без намерения их возврата; страховое мошенничество, при котором оформляется договор накопительного страхования без намерения выплачивать страховую сумму; финансовое мошенничество, при котором заключаются договора так называемого «имущественного найма» денег без намерения их возврата (пирамидные структуры типа «МММ»); мошенничество на рынке ценных бумаг, когда выпускаются заведомо не обеспеченные акции, облигации и иные ценные бумаги; мошенничество с использованием трастовых операций (доверительного управления имуществом), когда преступник заведомо не намерен вернуть имущество собственнику.

Использование доверчивости в равной степени свойственно мошенничеству, совершенному путем обмана. Такое широкое понятие, как злоупотребление доверчивостью, вообще не может характеризовать определенный способ преступления. Об этом свидетельствуют трудности в вопросе квалификации завладения имуществом с использованием доверчивости детей, невменяемых, слепых и других лиц, которые, по какой либо причине не могут сознавать характера происходящих действий. Указание на злоупотребление доверчивостью в этих случаях не облегчает квалификации, так как необходимо выяснить, в чем конкретно выражалось использование доверчивости. Так, например, представим, что С., страдавший полной слепотой, познакомился в ресторане вокзала с Г., и пригласил его к себе переночевать. На другой день рано утром, когда С. еще спал, Г., чтобы поменять свой костюм, ботинки и другие вещи на более хорошие вещи С., вынул их из гардероба. Позже Г. в присутствии С., надел его костюм, рубашку, галстук, а так же пальто и шапку С., вместе с ними вышел из дома, а затем ушел от него, Замену вещей С. обнаружил только на следующий день. Г. явно злоупотребил доверчивостью С. Однако способом завладения имуществом в данном случае было не злоупотребление доверием (С. не доверял Г. своих вещей), а тайное хищение, то есть кража (ст. 158 УК РФ). Иной будет квалификация, когда слепому на подпись под видом одного документа дается другой, предоставляющий виновному право на имущество потерпевшего или иные выгоды имущественного характера. Такие действия являются мошенническим обманом, ибо потерпевший введен в заблуждение относительно содержания документа. Точно также следует считать обманом (который сочетается со злоупотреблением доверием) аналогичные действия в отношении совершеннолетнего и полностью дееспособного лица, которое подписывает документ, не читая (вследствие неопытности, невнимательности, доверчивости и т.д.). Обманом является также выдача расписки, содержание которой не соответствует действительности, в расчете на невнимательность лица передающего имущество.

От указанных случаев следует отличать злоупотребление бланковой подписью, когда потерпевший доверяет внести виновному необходимые реквизиты в заранее подписанный документ имущественного характера. Такие действия будут злоупотреблением доверием, если сама выдача бланковой подписи не связана с лживыми обещаниями или иным обманом со стороны виновного.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: особенность мошенничества заключается в том, что потерпевший, будучи введен в заблуждение, как бы добровольно передает свое имущество или переуступает свои имущественные права, принимает на себя определенные имущественные обязательства. Здесь нет ни тайного, ни открытого насильственного или ненасильственного похищения, отсутствует изъятие имущества, а имеет место как бы добровольная передача имущества, прав на имущество или имущественных выгод в силу обмана или злоупотребления доверием. Потерпевший, введенный путем обмана в заблуждение, побуждается к деятельности, определяемой преступником.

В заключении следует отметить, что злоупотребление доверием сравнительно редко играет роль самостоятельного способа мошенничества не только потому, что оно обычно сочетается с обманом. Так как многие имущественные посягательства, совершенные путем злоупотребления доверием, квалифицируются по другим статьям УК РФ.

35.Мошенничество. Его виды. Отличие от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.

Объект преступления— отношения определенной формы собственности.

Предмет— чужое имущество или право на чужое имущество.

Объективная сторонамошенничества состоит в хищении чужого имущества или приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Два способа совершения мошенничества: обман и злоупотребление доверием.

Обман представляет собойсознательное введение кого-либо в заблуждение. Он может быть активным и выступать в виде сообщения потерпевшему каких-либо ложных сведений и пассивным и выражаться в умолчании об истине, т.е. о тех обстоятельствах, которые необходимо было сообщить потерпевшему.Формы обмана могут быть различными:устная, письменная, которая чаще всего выступает в виде предоставления потерпевшему заведомо подложных документов, в получении чужого имущества по похищенному номерку или квитанции.

Обман может касаться предметов (например, когда горный хрусталь виновный выдает за бриллианты, зубной порошок — за героин, обычную воду — за лекарственный препарат и т.д.), событий (например, сокрытие факта смерти ребенка с целью дальнейшего получения детского пособия), действий (например, обещание выполнить работу, приобрести товар для потерпевшего и др.), свойств лица (например, виновный выдает себя за представителя коммерческой организации, заключает «договор» и получает аванс, не намереваясь выполнять договорные обязательства) и т.д.

При злоупотреблении довериеммошенник использует доверительные отношения с потерпевшим для совершения хищения. В основе доверительных отношений, прежде всего, могут лежать договорные, служебные и иные юридические отношения. Также доверие может возникать на почве родства, дружбы, знакомства. Злоупотребление доверием как способ мошенничества крайне редко встречается самостоятельно, чаще он сочетается с обманом.Примерами мошенничества, совершенного путем злоупотребления доверием, является, например, заказ обеда в ресторане без последующей его оплаты, получение имущества по договору бытового проката с намерением не возвращать его, передача родственнику ценного имущества на временное хранение, которое впоследствии не возвращается последними и обращается ими в свою пользу или пользу иных лиц и др.

Главной особенностью мошенничества как формы хищения является то обстоятельство, что потерпевший, будучи введен в заблуждение в результате обмана или доверяя виновному, сам добровольно передает ему имущество либо право на него, полагая, что последний имеет на это законное основание.

Это интересно:  Декретный отпуск — со скольки недель уходят в декрет?

Мошенничество считается оконченным, когдавиновный, изъяв чужое имущество или приобретя право на него, получил реальную возможность распорядиться изъятым или реализовать право на имущество.

Субъективная сторона мошенничества— вина в виде прямого умысла и корыстная цель.

Субъект— физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

мошенничество в сфере кредитования(ст. 159.1 УК РФ);

мошенничество при получении выплат(ст. 159.2 УК РФ);

мошенничество с использованием платежных карт(ст. 159.3 УК РФ);

мошенничество в сфере предпринимательской деятельности(ст. 159.4 УК РФ);

мошенничество в сфере страхования(ст. 159.5 УК РФ);

мошенничество в сфере компьютерной информации(ст. 159.6 УК РФ).

Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК).

Объект преступления— отношения определенной формы собственности.

Объективная сторонасостоит в причинении имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения. При совершении данного преступного деяния ущерб, причиняемый собственнику или иному владельцу, выступает вформе упущенной выгоды.Имущество, денежные средства не изымаются из фондов собственника, как это происходит при хищении, а не поступают в них в результате противоправного деяния виновного. Примерами рассматриваемого посягательства являются, в частности, получение водителем автобуса или проводником поезда денег с пассажиров за проезд и присвоение их; неуплата различных государственных платежей, пошлин (кроме тех, о которых идет речь в ст. 194, 198, 199 УК) с использованием подложных документов и т.д.

Способы совершения деяния— обман и злоупотребление доверием (их характеристика давалась при анализе мошенничества).

Состав преступления материальный, оно считается оконченным с момента причинения имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества.

Субъективная сторона преступления— вина в виде прямого умысла и корыстная цель.

Субъект преступления— физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

Разграничение обмана и злоупотребления доверием

Борзенков Геннадий, профессор юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор юридических наук, профессор.

Проблема установления содержания и разграничения таких признаков мошенничества, как обман и злоупотребление доверием, актуализировалась в связи с недавно принятым Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (далее — Постановление N 51). Столь развернутого постановления, касающегося данной категории дел, не было. А потребность в нем давно назрела. Ровно за пять лет до него было принято Постановление о судебной практике по делам о хищениях в других формах . Новое Постановление можно считать завершающим рассмотрение широкой проблемы квалификации хищений по действующему уголовному законодательству.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 2. С. 3 — 8.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2. С. 2 — 6.

С чем связано столь долгое ожидание этого завершающего этапа? И почему не создано сразу единого универсального постановления? Тому имелись свои причины. Мошенничество и присвоение — типичные преступления предпринимательской («рыночной») экономики. Они непрерывно развиваются и видоизменяются. Открытие широких возможностей для проявления хозяйственной инициативы при одновременном ослаблении государственного регулирования порядка экономической деятельности способствовало размыванию границ между допустимыми с позиции закона и неправомерными методами ведения конкурентной борьбы. В этих условиях требуется особенно четко определить признаки уголовно наказуемых деяний, посягающих на отношения собственности. В период подготовки и принятия проекта УК 1996 г. было невозможно a priori добиться такой четкости. Необходимо было время, чтобы определить, как работают традиционные нормы об ответственности за имущественные преступления в новых условиях.

См.: Предпринимательство: пределы государственно-правового вмешательства: Материалы конференции. М.: ИМПЭ им. А.С. Грибоедова, 2001.

В настоящей статье я хотел бы остановиться на некоторых вопросах квалификации мошенничества, исходя из текста Постановления N 51.

Хочу подчеркнуть, что в целом Постановление является своевременным и удачным. Многие его положения, даже известные теории уголовного права и апробированные судебной практикой, теперь получили нормативное закрепление. Это придает им особую юридическую силу.

Так, в Постановлении неоднократно отмечается, что мошенничество, предметом которого является чужое имущество, представляет собой форму хищения (п. п. 1, 2, 4, 5, 6, 11, 12 и др.). Это означает, что правоприменитель (судья, следователь), сталкиваясь с проблемой квалификации мошенничества, должен решать ее, опираясь не только на текст ст. 159 УК, но и учитывая при этом признаки хищения, сформулированные в законе (примечание 1 к ст. 158 УК).

Предпринимательство, как «самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли» (ст. 2 ГК РФ), не исключает, а предполагает соревнование по части опытности, мастерства и определенной ловкости партнеров. Здесь, как и во всякой игре, вполне естественно, что кто-то выигрывает, а кто-то теряет. И если обнаруживается, что при этом допускаются «обманные уловки», нечестность, пользование неопытностью партнера, нарушение порядка оформления сделок или реорганизации юридического лица, манипулирование неопределенностью и противоречием отдельных норм закона, — это еще не мошенничество (или не всегда мошенничество) в смысле ст. 159 УК. Задача правоприменителя состоит в том, чтобы установить все признаки мошенничества именно как формы хищения.

К сожалению, это не всегда в достаточной мере учитывается на практике. Обнаружив определенные нарушения или отступления от правил, некоторые правоохранительные органы спешат с выводом о наличии здесь мошенничества или присвоения. Поэтому не случайно Верховный Суд РФ уделяет серьезное внимание таким общим признакам хищения, как чужое имущество, противоправность и безвозмездность изъятия имущества и обращение его в пользу виновного или других лиц, момент окончания хищения, наличие умысла и корыстной цели, причинение реального ущерба конкретному собственнику или иному владельцу этого имущества. Отмечается специфика проявления этих признаков в мошенничестве и присвоении. В этом несомненное достоинство рассматриваемого Постановления.

Говоря о нечеткости законодательных формулировок, нельзя обойти молчанием трудности, связанные с применением диспозиции ч. 1 ст. 159 УК РФ. Рассматривая мошенничество как форму хищения, оставим пока в стороне приобретение права на чужое имущество, что в силу закона находится за рамками хищения. В Постановлении N 51 внимание судов обращается на то, что «в отличие от других форм хищения, предусмотренных главой 21 Уголовного кодекса Российской Федерации, мошенничество совершается путем обмана или злоупотребления доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо либо уполномоченный орган власти передают имущество другим лицам либо не препятствуют изъятию этого имущества другими лицами». Тем самым лишний раз подчеркивается, что специфика мошенничества состоит именно в способе хищения, роль которого играют обман или злоупотребление доверием. Употребление союза «или» говорит о том, что мошенник может альтернативно использовать как тот, так и другой способ.

Но можно ли рассматривать мошенничество путем злоупотребления доверием в качестве особой формы хищения, вне связи с обманом? Чтобы разобраться в этом, потребуется небольшой исторический экскурс.

Это интересно:  Вывод участка из СНТ и оформление ИЖС

Обстоятельное исследование данного понятия в дореволюционной литературе мы находим у И.И. Аносова (Злоупотребление доверием. М., 1915). Из современных авторов первое серьезное и глубокое исследование проблемы злоупотребления доверием см.: Клепицкий И.А. Объект и предмет имущественных преступлений в связи с реформой уголовного законодательства России: Дис. . канд. юрид. наук. М., 1995.

Впервые злоупотребление доверием было упомянуто в качестве способа преступления в ст. 187 УК РСФСР 1922 г.: «Мошенничество, т.е. получение с корыстной целью имущества или права на имущество посредством злоупотребления доверием или обмана». Текст статьи включал примечание, в котором давалось определение обмана, получившее широкую известность и положенное в основу почти всех последующих дефиниций. Понятие же злоупотребления доверием как способа мошенничества в законе не определялось. Не было известно Уголовному кодексу и злоупотребление доверием как особое преступление. Высказывая сожаление по этому поводу, профессор С.В. Познышев писал, что упоминание вскользь в статье 187 о злоупотреблении доверием как способе действия при мошенничестве «показывает лишь, что составителям Кодекса не была ясна граница, отделяющая злоупотребление доверием от мошенничества, и существенные признаки этого преступления» . «Способом действия в мошенничестве является только обман» .

Познышев С.В. Очерк основных начал науки уголовного права. Т. 2. Особенная часть. М., 1923. С. 137.
Там же. С. 124.

Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. не дал определения злоупотребления доверием, но также и отказался от определения обмана. Это лишь способствовало смешению данных понятий. К тому же в ч. 1 ст. 169 УК 1926 г. мошенничество было сформулировано как формальный состав преступления: «злоупотребление доверием или обман в целях получения имущества или права на имущество или иных личных выгод».

Суровый Закон от 7 августа 1932 г. отнюдь не способствовал выработке четких представлений о различных формах хищения. Упомянутое там «хищение», в скобках «воровство», широко понималось на практике . Были трудности и в отграничении его норм от статей Уголовного кодекса, продолжавших применяться. В этих условиях было не до тонкостей формулировок статьи о мошенничестве.

Один из Указов от 4 июня 1947 г., употребив выражение «кража, присвоение, растрата или иное хищение» , фактически легализовал возможность свободного толкования понятия хищения. Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. уже исходил из того, что хищение — не единый состав преступления, а родовое понятие, охватывающее ряд конкретных преступлений против собственности. Заложены были предпосылки конструкции составов преступлений по типу: общие признаки хищения плюс признаки конкретной формы хищения в зависимости от способа преступления. Процесс совершенствования законодательства о преступлениях против собственности шел трудно. Необходимо иметь в виду сохранившуюся дифференциацию составов преступлений по формам собственности. Термин «хищение» употреблялся в УК 1960 г. только по отношению к преступлениям против социалистической собственности. Понятие хищения и его общие признаки в законе не определялись. Они вырабатывались наукой и судебной практикой. В обстановке отказа от применения уголовного закона по аналогии и усиления внимания к четкости его формулировок нельзя было терпимо относиться к смешению понятий обмана и злоупотребления доверием. Попытки разграничить их были обречены на неуспех.

Указ ПВС СССР от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» // Ведомости Верховного Совета СССР. 1947. N 19.

Реформа уголовного законодательства на рубеже двадцать первого века давала возможность вернуться к традиционному взгляду на обман как определяющий способ мошенничества. Этому уже давалось соответствующее обоснование. Проект УК РФ, принятый Государственной Думой в первом чтении , в качестве способа мошенничества называл лишь обман.

Сохранив в ст. 159 УК РФ указание на злоупотребление доверием как на способ мошенничества, законодатель не ушел от тех трудностей квалификации, которые имелись раньше или были предвидимы. Это осложнило задачу комментаторов. То ли продолжать считать злоупотребление доверием разновидностью обмана, то ли дать такие четкие его признаки, которые исключали бы смешение данных способов. Постановление N 51 пошло по второму пути. Совершенно правильно разновидностью обмана признается обман в намерениях (п. 2). Но разве не является обманом получение платы в качестве аванса, предмета предоплаты, при заведомом отсутствии намерения выполнять принятые обязательства (п. 3)? Если такие действия совершаются с целью обращения чужого имущества в свою пользу при наличии других признаков хищения — налицо хищение путем обмана, т.е. мошенничество.

А. Безверхов отнес «к числу неудачных в силу двусмысленности» разъяснения Верховного Суда РФ по поводу соотношения обмана и злоупотребления доверием . Но этот путь и не мог окончиться удачей. Отмеченные трудности не порождены Постановлением. Уж если ни теоретики, ни Пленум Верховного Суда РФ не смогли полностью и четко решить эту проблему, то как же быть практикам?

Безверхов А. Некоторые вопросы квалификации мошенничества // Уголовное право. 2008. N 2. С. 8.

По-видимому, оставаясь в рамках диспозиции ч. 1 ст. 159 УК, можно попытаться развести названные там способы хищения чужого имущества, признав за злоупотреблением доверием подчиненную роль. Ведь на квалификацию содеянного не влияет, злоупотреблял ли преступник, совершающий обман, доверием потерпевшего или не злоупотреблял.

Рассмотрим два варианта, достаточно типичных.

  1. Потерпевший сам, по своей воле, оказывает доверие преступнику. Любой обман со стороны последнего одновременно представляет собой злоупотребление доверием. Квалификацию содеянного как мошенничества определяет наличие обмана.
  2. Преступник путем обмана входит в доверие к потерпевшему, в силу чего получает во владение (или в ведение) определенное имущество, которым завладевает (т.е. противоправно и безвозмездно обращает в свою пользу). Здесь также определяющую роль при квалификации выполняет обман.

Если какое-либо имущество было вверено виновному для определенных целей (ремонта, перевозки, просто на хранение) без обмана с его стороны, то присвоение в дальнейшем этого имущества можно рассматривать как злоупотребление оказанным доверием. Однако данная ситуация не выходит за рамки состава ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата).

Надо иметь в виду, что не всякий способ хищения, названный в статье, образует самостоятельную форму хищения. Например, насилие и угроза насилием при разбое. Злоупотребление доверием в широком смысле (как злоупотребление доверчивостью) может иметь место и как составной элемент многих преступлений против собственности: не только при присвоении, но и при краже и грабеже, а также при угоне. Примером могут служить различные ситуации с похищением сотовых (мобильных) телефонов (см. п. 17 Постановления).

Таким образом, разграничить между собой обман и злоупотребление доверием можно и в рамках действующего законодательства.

Однако более радикальным решением в целях большей конкретизации признаков составов преступлений против собственности и расширения возможностей правовой защиты имущества и имущественных прав было бы:

Статья написана по материалам сайтов: studbooks.net, studfiles.net, wiselawyer.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий