+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Год спустя: чем обернулась декриминализация домашних побоев

В феврале исполнится год, как в России приняли закон о декриминализации побоев. «Семейных» агрессоров теперь за оставленные синяки и ссадины не отправляют в колонии, а штрафуют. Противники изменений предсказывали, что нововведения развяжут руки людям, которые потенциально могут совершить насилие. Пессимистичные прогнозы начали сбываться. О том, к чему привела гуманизация законодательства, — в материале Znak.com.

Трагедии от Камчатки до Москвы

Спустя пять лет после свадьбы житель подмосковного Серпухова Дмитрий Грачев заподозрил, что его красивая брюнетка-жена Маргарита изменяет ему. Он несколько раз избил ее, а потом вывез в лес и, угрожая ножом, заставил жену признаться в измене. После этого она обратилась в полицию, но там решили, что могут помочь только профилактической беседой с мужчиной. Беседа эта прошла по телефону. Через некоторое время Грачев снова вывез свою 25-летнюю жену в лес, но в этот раз угрозами и избиениями не ограничился. Он сначала сломал ей пальцы на руках, а потом отрубил кисти топором. Сразу после этого Дмитрий отвез жену в больницу, где ей сделали срочную операцию. Одну кисть удалось спасти. История прогремела на всю страну.

Еще одна кровавая семейная драма разыгралась в Солнечногорске, где муж убил 28-летнюю Елену Вербу. По сведениям ряда СМИ, она получила 48 ножевых ранений. Убийцей оказался бывший сотрудник ФСКН Сергей Гусятников. Полиция знала, что жизнь девушки под угрозой. Она не раз снимала побои у медиков и сообщала об этом силовикам, но действенных мер предпринято также не было.

Не менее большой резонанс вызвало дело Галины Каторовой из Находки. Муж избивал ее на протяжении нескольких лет, пока она не схватила нож и не нанесла ему 11 ранений, одно из которых стало смертельным. Теперь Каторову судят за умышленное убийство. С другого ракурса на тему побоев заставила взглянуть история из Петропавловска-Камчатского. Там офицер Минобороны Андрей Зайцев избежал наказания за побои ребенку, который случайно попал снежком по его машине.

Этих историй могло бы не случиться, если бы в феврале 2017 года не начал действовать резонансный закон о декриминализации побоев в семье. Он вывел семейные побои (действия, «причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий») из действия УК и сделал их административным нарушением. Уголовное наказание сохранили лишь для побоев из хулиганских побуждений или тех, что наносились по причине розни (национальной, религиозной или социальной). При этом в приказе Минздрава было уточнено: если человек получил ссадины и гематомы, это не должно расцениваться как причинение вреда здоровью. Уголовная ответственность для семейных агрессоров наступает, лишь если уже получивший «административку» побил человека вновь (статья 116.1 УК РФ). Максимальное наказание за такое — три месяца ареста.

Одной из самых активных защитниц декриминализации бытовых побоев стала сенатор Елена Мизулина. Она заявляла, что «наказания не должны противоречить системе семейных ценностей», декриминализация «позволит оградить семьи от необоснованного вторжения». Политик объясняла, что иногда «за шлепок или подзатыльник» полиция отнимает у детей родителей, а это недопустимо. Мизулина поясняла, что после первой гуманизации статьи в 2016 году сложилась ситуация, когда побои от незнакомого человека наказывались мягко, по Административному кодексу, а те же действия от члена семьи — уже по УК.

Скептики же говорили, что наличие уголовной ответственности за побои было не идеальной, но все-таки действенной превентивной мерой для семейных дебоширов. В итоге законодатели встали на сторону Мизулиной, отменив наказание за совершенные впервые «семейные» побои.

Трехкратный рост числа жалоб

Замдиректора национального центра по предотвращению насилия «Анна» Андрей Синельников в разговоре с корреспондентом Znak.com напомнил, что адвокаты и правозащитники изначально предупреждали: людям, склонным к насилию, новое законодательство развяжет руки. Кажется, так и случилось. После декриминализации побоев существенно выросло число обращений от пострадавших. В основном помощи ищут жены домашних тиранов, не нашедшие поддержки в полиции и социальных службах. В 2014 году «Анна» принимала 8 тысяч таких звонков, в 2016 году — 20 тысяч, в 2017-м — около 26 тысяч, рассказали в центре. «Тенденцию роста мы связываем с прошлогодними изменениями в законодательстве, а также тем, что люди начали искать различные варианты получения помощи, причем не только психологической», — говорит Синельников.

Одной из примет нынешнего времени, продолжает представитель центра «Анна», стало увеличение числа убежищ для женщин. Такие места стали появляться во многих регионах России и представляют собой частные квартиры или стационары при государственных кризисных центрах. Туда жертвы домашнего насилия помещаются в целях безопасности. По сведениям центра «Анна», в 2002 году подобных приютов в России действовало 12, сейчас — уже 95.

«Чувство безнаказанности привело к усилению агрессии, такое мы прогнозировали еще на стадии разговоров о декриминализации. Важно понимать, что насилие в семье — это систематическое явление, и каждый раз эпизоды побоев могут становиться жестче. Те случаи, о которых вы говорите (случаи Грачева и Вербы — Znak .com) — показательный пример», — говорит Синельников.

Правовой и денежный барьеры

В декабре 2017 года глава МВД Владимир Колокольцев сообщил, что к концу сентября 2017 года полицейскими было зарегистрировано свыше 164 тысяч случаев нанесения побоев, при этом в качестве преступлений (то есть в рамках УК) расследовалось лишь около 7 тысяч таких фактов. Проблемой, по словам министра, стало то, что хотя закон даже по КоАП дает возможность отправлять нарушителей под арест или привлекать к обязательным работам, суды явно предпочитают назначать штрафы.

«Более чем в 70% случаев по административным делам о побоях судами принимаются решения о назначении штрафа, что не в полной мере отвечает целям наказания. Зачастую данная мера не является серьезным сдерживающим фактором, а когда речь идет о близких людях, накладывает на семью еще и дополнительную финансовую нагрузку», — заявил глава МВД. Уже 15 января этого года стало известно, что МВД вместе с Минюстом планируют исключить наказание в виде штрафа за побои из соответствующей статьи КоАП — в этом случае останутся только административный арест или обязательные работы.

Руководитель проекта «Насилию.net» Анна Ривина добавляет, что денежное взыскание ложится бременем не на карман обидчика, а на семейный бюджет. Учитывая непростую экономическую обстановку в стране, женщине теперь проще промолчать, чем лишиться 5–30 тысяч рублей. «Получается палка о двух концах. Вроде надо сообщить о побоях куда надо, но потом самой же придется заплатить за то, что тебя побили. И в следующий раз жертва серьезно подумает — а стоит ли подавать заявление? — говорит юрист. — В результате она будет хранить в себе обиду и терпеть вероятные новые обиды от мужа. Кавээнщики по ТВ не раз шутили: „Спасибо Госдуме, теперь можно бить!“. И многие восприняли декриминализацию именно так. Раньше наличие уголовной ответственности при первом насилии служило хоть какой-то превентивной мерой для людей, склонных к агрессии. А сейчас штрафы многих не останавливают, поэтому и фиксируется рост числа насильственных действий».

При этом от правоохранителей приходится добиваться реакции на семейное насилие, говорит Андрей Синельников. По его словам, часто правоохранители не уверены, что дело дойдет до суда, — жертвы, например, могут забрать свои заявления, примирившись на время с обидчиком.

Допуская такой исход, силовики, заваленные бумажной работой, отговаривают пострадавших требовать возбуждения дела. Или вовсе отказываются выезжать на вызовы, не считая мелкую «административку» приоритетом. В итоге, когда насилие повторяется, пострадавшие уже не видят смысла обращаться в полицию, поясняет адвокат, соавтор проекта закона о профилактике семейно-бытового насилия Мари Давтян. По ее словам, даже если административное дело дойдет до суда, ждать его рассмотрения придется долго.

«Анализ обращений на наш телефон доверия показывает, что 80% жертв домашнего насилия не обращались за помощью к полиции. А 75% из тех, кто позвонил в нашу организацию, остались не удовлетворены результатом их обращения в полицию», — подытожил Синельников. Его поддерживает Ривина: «В случае с Грачевыми из Подмосковья участковый связался с ними только спустя 18 дней после обращения и просто провел беседу. Это говорит о том, что полицейские расценивают это не как проблему, а как семейную склоку, мол, не нужно выносить сор из избы».

С другой стороны, серьезные сложности возникают со статьей 116.1 УК РФ, говорящей о повторных побоях, поскольку она относится к категории частного обвинения. Это значит, что дела по ней возбуждаются мировым судьей, расследованием должен заниматься сам заявитель, то есть лично собирать доказательства, оформить документы по всем юридическим правилам, а потом доказывать обвинение в судебном процессе. Неподготовленному человеку это сделать сложно.

«Что на выходе? Хотели упростить процедуру привлечения к ответственности, а получили сложности процессуального порядка. Если человеку недостаточно штрафа для обидчика, как его привлечь к уголовной ответственности? Только ждать повторения побоев», — сетует Давтян.

До суда доходит только 3% случаев насилия

Андрей Синельников на это отмечает, что в статистику попадают только те случаи, по которым были возбуждены дела и начато расследование. По его словам, в действительности до судебного разбирательства доходят только 3% случаев домашнего насилия — они и отражаются в статистике. Это отчасти подтверждается приведенной Колокольцевым информацией (о 7 тысячах фактах расследований при 164 тысячах случаях нанесения побоев).

Отметим, что в предыдущие годы МВД приводило другие цифры. Так, с января 2015 по сентябрь 2016 года правоохранители зарегистрировали 97 тыс. преступлений в сфере семейно-бытовых отношений, из них чуть менее трети (30,2 тыс.) составляют именно побои, следует из ранней статистики МВД.

Это интересно:  Больничный по уходу за ребенком

Профилактика, наказание, помощь

Собеседники Znak.com указывают, что для выхода из сложившейся ситуации необходимо слияние трех составляющих: профилактики, наказания и помощи пострадавшим. В первую очередь предлагается перевести дела о домашних побоях в категорию частно-публичного обвинения. Это снимет с потерпевших непосильную для них обязанность самим расследовать преступление. При этом необходимо узаконить формулировку «насилие в отношении близких лиц».

Также юристы настаивают на принятии специального закона о профилактике семейно-бытового насилия — подобные документы действуют в странах Западной и Восточной Европы, а также СНГ.

По статистике, при их наличии случаи побоев в семье сокращаются в среднем на 30%.

Соответствующий законопроект в России написан, но не может выйти за пределы профильного комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. Документ, в частности, вводит охранный ордер, который не позволит обидчикам приближаться к своим жертвам. То есть не женщина, которую избили, должна будет идти в реабилитационный центр или уезжать к родственникам, а на время разбирательства из дома уходит ее супруг. Также предлагается поднять вопрос о программах по реабилитации жертв и преступников. Агрессоров, например, могут обязать посещать специальные курсы по работе с гневом. В противном случае их ждет дополнительное наказание.

«Закон о профилактике насилия нужен, так как сейчас побои не воспринимаются как что-то недопустимое. Необходимо изменить отношение к насилию как норме, что произошло после декриминализации. Важно также понимать, что проблема шире. Жертвами агрессоров становятся не только жены и дети, но и пожилые люди. У последних, например, родственники могут силой отбирать пенсии. А старикам трудно пожаловаться на них, потому что общество осудит их самих. И выходит, что члены семьи остаются наедине со своей проблемой. То есть нужен комплексный подход к решению проблемы, и чем быстрее — тем лучше», — резюмирует Ривина.

Путин подписал закон о декриминализации домашних побоев

Согласно документу, лишь второй и последующие случаи домашнего насилия будут считаться уголовными преступлениями

Москва. 7 февраля. INTERFAX.RU — Президент Владимир Путин подписал федеральный закон о переводе домашних побоев, совершенных впервые, из уголовных преступлений в административные правонарушения. Документ опубликован во вторник на официальном интернет-портале правовой информации.

Согласно документу, второй и последующие случаи домашнего насилия остаются уголовными преступлениями.

Под «побоями» законодательство подразумевает действия, которые повлекли физическую боль, но не привели к кратковременному расстройству здоровья и утрате трудоспособности. Речь идет о ссадинах и синяках. Легкий вред здоровью по-прежнему будет наказываться по уголовной статье.

Закон исключает из числа уголовно наказуемых преступлений побои в отношении близких лиц, но только если эти побои совершены впервые. За побои в отношении членов семьи и других близких лиц будет устанавливаться административная ответственность, при этом за повторные побои ответственность будет наступать по уголовному законодательству. Ранее побои вне семьи, совершенные впервые, квалифицировались как административное правонарушение, а в семье — как уголовное преступление.

Ударить нельзя судить: мнения за и против декриминализации семейных побоев

Почему понадобилось декриминализировать побои

Летом 2016 года вступил в силу закон, смягчающий наказание и освобождающий от уголовной ответственности за совершенные впервые побои всех, кроме близких родственников. По словам депутата Ольги Баталиной, общественность тогда ссылалась на то, что «внутрисемейные побои становятся более общественно опасными, чем побои чужих людей».

Документ, получивший название «закон о шлепках», вызвал споры, почему насилие в отношении домочадцев считается преступлением, а те же самые действия, совершенные по отношению к посторонним людям, — административным нарушением. Так, сенатор Елена Мизулина назвала сложившуюся ситуацию «вопиющей несправедливостью».

Одобренный законопроект, по ее словам, призван устранить это противоречие.

  • Под побоями в статье 116 УК понимаются «действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие вреда здоровью», то есть речь идет о ссадинах, синяках.
  • Если в случае насильственных действий все-таки был причинен легкий вред здоровью, то это уже уголовное преступление и другая статья 115 УК.
  • При систематическом нанесении побоев, причиняющих физические или психические страдания, — статья 117 УК РФ «Истязание» с максимальным наказанием в виде лишения свободы до трех лет. А в отношении несовершеннолетнего, заведомо находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, либо в отношении беременной женщины — от трех до семи лет.

Сколько в России жалуются на побои и сколько преступлений расследуется

Семья прежде всего

Сторонники инициативы отмечают, что документ направлен на защиту и сохранение семьи. В качестве примера они задают риторический вопрос: считаете ли вы правильным осудить на два года мать-одиночку, которая, воспитывая сына-подростка, физически наказала его за кражу или побеги из дома? Следствием такого решения может стать распад семьи: мать ограничат в родительских правах, а подростка отправят в учреждение для детей-сирот.

Мера ответственности должна соотноситься с тяжестью деяния, уверены сторонники декриминализации побоев.

Кроме того, добавляет Анна Кисличенко, пострадавшие, даже если они вызывают полицию, не всегда хотят, чтобы их защищали именно так — посадив близкого человека в тюрьму. Она вспоминает историю многодетной матери, муж которой пару раз поднимал на нее руку, будучи в состоянии алкогольного опьянения. Женщина вызывала полицию. Но не для того, чтобы его забрали в тюрьму, а чтобы успокоили. «Я спросила ее потом, а если бы они забрали твоего мужа на два года? Женщина ужаснулась: а как бы я осталась с детьми… То есть она не хотела, чтобы ее защищали таким образом», — говорит Кисличенко.

Другой пример: воспитатель в детском саду замечает синяк на руке ребенка, и начинается разбирательство. Возможно, отец просто слишком сильно схватил его, и никакого серьезного конфликта вообще не было. И ребенок совсем не хочет, чтобы папу посадили в тюрьму, просто, возможно, обижен на него в данную минуту.

Однако руководитель проекта «Насилию.нет» Анна Ривина в ответ на разговоры о справедливости и соразмерности наказания возражает, что побои в любом контексте должны быть делом уголовным. «Иначе получается, что нанесение побоев, которое влечет последствия и для физического, и для психологического здоровья, мы ставим в один ряд с неправильной парковкой или курением в месте, где оно запрещено», — добавляет она.

Ривину также удивляет, что авторы документа отстаивают право родителей наносить побои детям. Правозащитник напоминает, что на последней пресс-конференции президент Владимир Путин сказал, что шлепки — это непозволительно. А воспитывать детей с помощью физической силы могут только по одной причине – они не могут дать сдачи.

Необходимое смягчение или шаг назад

Анна Кисличенко объясняет, что инициатива о декриминализации семейных побоев призвана сократить число злоупотреблений, которые открывает статья 116 УК в ее нынешней редакции. Сейчас, по ее словам, для возбуждения уголовного дела достаточно показаний пострадавшего или свидетеля инцидента. «Неужели мы хотим, чтобы у нас было, как в Германии: когда на улице кто-то увидел, как мама дала затрещину сыну, потому что он своровал, например, телефон у учительницы, а ребенок после этого оказался в детском доме? Наверное, мы этого не хотим. Мы больше заинтересованы, чтобы из ребенка не вырос вор», — говорит Кисличенко.

При этом для возбуждения дела не нужно ни медицинского заключения, ни проведения судебной экспертизы, утверждает Кисличенко. По ее мнению, на этом фоне очень легко оклеветать человека либо манипулировать им, угрожая судом.

Однако, по словам адвоката Марии Ярмуш, медицинское освидетельствование проводится по всем фактам заявлений по статье 116 УК. Правда, в случае отсутствия следов на теле, а такое возможно, если нападавший не бил жертву, а, например, таскал за волосы, доказать факт побоев будет сложнее — понадобится свидетельство очевидцев.

По мнению Ярмуш, если сравнить три закона: действовавший до лета 2016 года, нынешний законопроект и принятый летом документ, — последний наилучшим образом защищал женщин от домашнего насилия. Раньше дела по статье 116 УК являлись делами частного обвинения. Это означает, что пострадавшая должна была самостоятельно обратиться в мировой суд и доказать факт нанесения побоев. Из-за незнания тонкостей уголовно-процессуального производства женщине сложно было защищать себя, ей требовались дорогостоящие услуги адвоката.

Летняя редакция статьи стала прогрессом — документ перевел семейные побои в рамки частно-публичного обвинения, то есть их должен поддерживать прокурор. Именно через него сегодня происходит обращение в суд.

Это интересно:  Нормы расхода воды в 2019 году на 1 человека в месяц

При этом Ярмуш подчеркивает, что «закон о шлепках» на самом деле не был направлен на защиту детей. «Разговоры, что за удар по попе на два года посадят в тюрьму, не имеют под собой основания, — говорит адвокат. — Потому что от шлепка по попе нет синяков и нет ссадин. Этот закон был призван защитить именно женщин, которых избивают дома».

Новая редакция возвращает семейные побои в рамки частного обвинения.

В советское время статистика семейного насилия не велась. Уголовный кодекс (УК) РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях не выделяли побои, совершенные супругами по отношению друг к другу или к детям, в отдельный состав преступления. При этом в УК (во всех редакциях, действовавших с 1926 по 1997 г.) было отмечено, что «стечение тяжелых личных или семейных условий» является смягчающим обстоятельством для преступника.

Женщины в СССР редко обращались в милицию с заявлениями о насилии. В криминалистике было принято подобные преступления объяснять алкоголизмом или асоциальным образом жизни мужей. Побои в семье причислялись к широкому понятию семейно-бытовых конфликтов, разрешение которых было возложено на участковых милиционеров.

Тема домашнего насилия при этом не была табуирована и часто обсуждалась общественностью. Статьи, осуждающие избиения членов семьи как проявление «пережитков» и «домостроевских нравов», регулярно появлялись в печати, например в газете «Труд», журналах «Коммунист», «Огонек» и др.

Более полно в СССР освещена тема семейного насилия по отношению к детям. С 1920-х гг. советское правительство неоднократно проводило агиткампании за запрет родительского насилия по отношению к ребенку. Однако в 1988 г., согласно анкетированию, проведенному журналом «Семья», 60% родителей использовали телесные наказания при воспитании детей (86% из наказаний — порка, 9% — стояние на коленях на горохе, кирпичах или соли, 5% — удары по голове и лицу).

Повлияет ли закон на рост семейного насилия?

Некоторые эксперты полагают, что законопроект может отрицательно повлиять на ситуацию с семейными побоями.

«Большинство мужчин у нас — так уже менталитет сложился — все равно считают: «я — хозяин», и кулаком по столу, а потом кулаком в глаз. Поддерживая новый законопроект, общество дает таким агрессорам добро: «Пожалуйста, бейте своих жен, ничего не будет», — говорит Мария Ярмуш.

«Когда мы говорим, что домашнее насилие — это не преступление… мы тем самым допускаем возвращение стереотипов «бьет — значит любит», «бабу воспитывать надо, если она много на себя берет» и вообще «сама виновата», — соглашается Анна Ривина.

При этом глава проекта «Насилию.нет» опровергает мнение, что такие случаи происходят только в маргинальных слоях общества.»Мы знаем известные семьи актрис, музыкантов и шоуменов, где люди зарабатывают миллионы, и все равно члены семьи страдают от домашнего насилия», — говорит Ривина.

«Мне кажется, что, если принять сейчас этот закон, мы развязываем руки всем алкоголикам, маньякам, всем агрессивным папашам и мамашам», — добавляет лидер общественной неформальной организации «Родительская лига» Нина Добрынченко-Матусевич, мать троих детей.

В свою очередь, психолог Павел Волженков считает, что законопроект не повлияет так однозначно на рост семейного насилия. По его словам, в обществе существует два полюса. Первый — люди, которые независимо от законодательных инициатив как били своих жен и детей, так и будут бить. И только жесткие меры вплоть до сурового наказания или лишения родительских прав могут их обуздать. Другой полюс — добропорядочные граждане, которые никого не били и бить не собираются. И есть те, кто посередине, в том числе люди, подверженные влиянию общественного мнения. С этой точки зрения обсуждение проблемы в СМИ является очень важным.

Сторонники декриминализации побоев уверены — с отменой «закона о шлепках» насилие в семье не останется безнаказанным.

«У нас достаточно в законодательстве мер, в том числе и уголовной ответственности против фактов насилия в семье», — добавляет спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. По ее словам, Уголовный кодекс содержит порядка 60 статей, по которым могут быть наказаны виновные в домашнем насилии.

А что думают россияне?

По данным ВЦИОМ, россияне в большинстве своем осуждают семейное насилие (79%), но поддерживают инициативу смягчить наказание за первый случай нанесения побоев (59%). Более того, значительная доля опрошенных полагает, что эта мера приведет к снижению числа семейных побоев.

Двухэтапная система ответственности

Автор инициативы депутат Ольга Баталина уверена, что документ никак не усугубит ситуацию с семейным насилием. «Двухэтапная ответственность достаточно серьезная. С одной стороны, она позволяет профилактировать подобного рода правонарушения, если человек не останавливается, привлекать его к уголовной ответственности», — заверила парламентарий.

Однако Анна Ривина сомневается в эффективности этой системы. Она напоминает, что наказанием за административное нарушение может быть штраф, который, скорее всего, будет выплачиваться из семейного бюджета, или арест на срок до пятнадцати суток, после которого нападавший может вернуться в еще более агрессивном состоянии.

По ее данным, сегодня 78% случаев семейных побоев остается в тени, то есть жертвы не обращаются в полицию. Еще меньше случаев доходит до суда. «С принятием законопроекта количество людей, готовых рассказать о домашнем насилии, может еще сократиться. Потому что сначала надо будет заплатить штраф из семейного бюджета, а потом женщине придется самостоятельно доказывать вину обидчика (в связи с возвращением семейных побоев в рамки частного обвинения. — Прим. ТАСС). Такая система не защищает жертву насилия», — считает правозащитник.

Мария Ярмуш соглашается, что немногие женщины в такой ситуации пойдут писать заявление. «Государство должно защищать слабых, а не давать возможность откупиться штрафом», — добавляет адвокат.

В свою очередь, Анна Кисличенко считает, что с точки зрения сохранения семьи принципиально важно оставить возможность для примирения. Двухэтапная система, по ее мнению, предоставляет такую возможность.

Неуверенность полиции

По словам Анны Ривиной, ситуация с домашним насилием усугубляется тем, что сотрудники правоохранительных органов зачастую действуют нерешительно, так как боятся, что их обвинят в превышении полномочий. Она вспоминает случай, когда женщина в квартире кричала и просила о помощи. Соседи вызвали полицию, однако те долго не вскрывали дверь. В итоге, когда полицейские попали в квартиру, там был уже труп.

«Сейчас законодательство прописано таким образом, что сотрудники правоохранительных органов не уверены, что имеют право влезать в семейно-бытовые отношения. Конечно, им нужно дать право защищать наших граждан», — считает Ривина. В качестве примера она приводит Белоруссию, где безопасность обратившегося за помощью стоит на первом месте. «Если кто-либо заявляет о конфликте, человека сразу изолируют, и только потом начинают разбирательство», — отмечает она.

Что же делать?

Психологи и правозащитники сходятся во мнении, что семейные отношения — очень тонкая субстанция. Насилие в семье и вне ее — совершенно разные вещи, которые нельзя сравнивать, поясняет Ривина. Людей, которые живут вместе, может связывать общее имущество, общие дети. У них может быть экономическая и психологическая зависимость.

Если речь идет об избиении пожилых людей их детьми, Ривина отмечает, что родителям всегда психологически трудно пожаловаться на ребенка, как бы он себя ни вел.

Поэтому, считает руководитель проекта «Насилию.нет», России нужен закон против домашнего насилия, «который не призывал бы всех сажать в тюрьму, а комплексно, детально и ювелирно рассмотрел такую тонкую материю, как семейные отношения». Семейные агрессоры могли бы направляться на принудительные программы по работе с психологами или какие-то другие альтернативы.

Кризисные центры для буйных мужей

В целях профилактики жестокого обращения председатель движения «Матери России» Валентина Петренко предложила создать в России центры реабилитации и корректировки поведения мужчин, которые были уличены в домашнем насилии. «Иногда при семейной ссоре нарушителя спокойствия забирает полиция, но чаще всего женщина сама вынуждена убегать от дебошира с ребенком и с пожилыми родителями… А мужчина остается дома, ложится на диван и пьет дальше», — говорит Петренко. «Поэтому правильнее было бы начинать реабилитацию не с пострадавшего, а работать с нарушителем, обязав его пройти психологическую реабилитацию или курс семейной психологии. Я считаю эту меру очень гуманной», — пояснила сенатор.

Над целесообразностью инициативы уже задумался Минтруд.

В ведомстве также разрабатывают критерии отнесения семьи к категории находящихся в социально опасном положении, механизмов выявления таких семей и организации их социального сопровождения.

В юридической практике многих стран под домашним насилием подразумеваются разные формы давления — физическое, психологическое, экономическое и др. По данным ООН, сегодня в законодательстве 119 стран содержатся нормы, направленные на защиту граждан от различных форм давления со стороны членов семьи.

Великобритания

  • В стране действует несколько законов, защищающих членов семьи. Последний вступил в силу в декабре 2015 г. (на территории Англии и Уэльса) и касается психологического давления. Закон запрещает контролировать переписку членов семьи в соцсетях, вести за ними слежку с помощью специальных программ, запугивать и оскорблять их. Виновные могут быть осуждены на срок до пяти лет. Пострадавший должен доказать, что давление имело для него негативные последствия.
  • По официальным данным, в Англии и Уэльсе количество случаев домашнего насилия, зарегистрированных полицией в 2014–2015 гг., превысило 943 тыс. Это на 43% больше, чем в 2007–2008 гг. Всего же в стране в 2014–2015 гг. различные формы домашнего насилия испытали 8,2% (примерно 1,3 млн) женщин и 4% (600 тыс.) мужчин.
  • С 1971 г. в стране действует благотворительная организация по борьбе с домашним насилием и жестоким обращением Refuge, которая ежедневно оказывает поддержку 4,6 тыс. человек.
Это интересно:  Что делать если не крутится счетчик воды

Германия

  • Закон «О защите от насилия», вступивший в силу в 2002 г., позволяет выселить из квартиры домашнего агрессора на срок до 14 дней. Если факты насилия повторяются, виновный по решению суда может быть выселен на полгода, даже если он является собственником жилья. Кроме того, суд может выдать пострадавшему, как правило женщине, так называемый охранный ордер, запрещающий виновнику приближаться к ней или вступать в контакт. Нарушителю грозит уголовная ответственность.
  • Согласно данным Федерального ведомства уголовной полиции Германии, в 2015 г. было зарегистрировано 127 тыс. случаев домашнего насилия (104 тыс. женщин и 23 тыс. мужчин). По сравнению с 2012 г. это число выросло на 5,5%. В 2015 г. свыше 65 тыс. женщин подверглись физическому насилию и более 300 женщин погибли в результате побоев.
  • С 1976 г. в Германии действуют так называемые женские дома, в которых пострадавшие женщины могут получить помощь. Ежегодно примерно в 360 таких заведениях по всей стране находят убежище порядка 40 тыс. женщин (часто с детьми).

Франция

  • С 2005 г. за насилие над домочадцами в стране предусмотрено немедленное выселение из дома. Оно производится сразу после подачи заявления в полицию, при этом доказательств вины не требуется. Отдельно прописана ответственность граждан за насилие над детьми. С 2007 г. граждане обязаны сообщать о подобных случаях. За сокрытие предусмотрен штраф или тюремный срок до трех лет. В 2010 г. принят закон, направленный на защиту женщин, которым грозит принудительный брак, а также страдающих от психологического насилия (угрозы и издевательства).
  • По данным полицейских отчетов, с жалобами на домашнее насилие обращаются от 50 тыс. до 200 тыс. француженок в год. В среднем каждые два с половиной дня одна женщина погибает от супружеского насилия. Часто дети становятся «сопутствующими» жертвами (в 2014 г. девять несовершеннолетних детей были убиты отцами одновременно с матерями, примерно 16 детей погибли в результате жестокого обращения внутри семьи).

Индия

  • Домашнее насилие — одна из самых острых социальных проблем в стране. С октября 2006 г. в Индии действует закон, защищающий женщин от этих преступлений. Однако документ является актом гражданского, а не уголовного права и часто подвергается критике за фактическое отсутствие юридической силы.
  • По данным Национального бюро учета преступлений Индии за 2013 г., о «жестокости со стороны мужей или их родственников» сообщается в среднем каждые пять минут. Согласно результатам опроса, проведенного в 2011 г. Международным центром по изучению проблем женщин в городах Дели и Виджаявада, около 65% мужчин согласны, что «иногда женщина заслуживает побоев».

Аргентина

  • Согласно закону от 1994 г., женщины, дети и пожилые люди могут пожаловаться на жестокое обращение со стороны домочадцев в правоохранительные органы. Для передачи дела в суд требуется медицинское заключение. С 2009 г. в случае рецидивов суд может сообщить о преступных деяниях по месту работы правонарушителя или отправить его на обязательную терапию для коррекции жестокого поведения. Если дело велось в суде по административным правонарушениям, его могут перенаправить в уголовный суд.
  • В 2015 г. в Бюро по вопросам домашнего насилия при Верховном суде Аргентины поступило более 11 тыс. жалоб на домашнее насилие. На их основании было начато более 25 тыс. судебных разбирательств, 75% из них — уголовные.
  • Закон по борьбе с домашним насилием действует с 1993 г. (дополнен в 1997 г.). Полиция принимает заявления от пострадавших даже в устной форме. Сразу же принимаются меры по защите пострадавшего, затем осуществляется попытка примирения сторон. Если этого не произошло, дело передается в суд. Если вина доказана, с правонарушителя могут взыскать причиненный ущерб, запретить ему приближаться к потерпевшему и т. д.
  • По данным Национального института статистики и информатики Перу, в 2014 г. в стране было зарегистрировано почти 136 тыс. обращений в полицию в связи с домашним насилием.

Тамара Казарина, Ольга Махмутова

В материале использованы данные, предоставленные ТАСС-Досье

Госдума отменила уголовное наказание за побои родственников

Парламентарии в третьем и окончательном чтении приняла закон о декриминализации побоев в отношении близких лиц. Документ предусматривает не уголовную, а административную ответственность за побои, нанесенные членам семьи, если насилие было применено впервые. По мнению экспертов, новый закон только ухудшит ситуацию с домашним насилием.

В пятницу, 27 января, Госдума в третьем, окончательном чтении приняла закон о переводе первого случая семейных побоев из разряда уголовных преступлений в разряд административных. За второй и последующий акты домашнего насилия уже грозит тюремный срок.

Напомним, 3 июля 2016 года в статью 116 Уголовного кодекса РФ был добавлен пункт о побоях, нанесенных близким лицам, за которые предусматривалась уголовная ответственность вплоть до двух лет тюрьмы. В документе было прописано, кто входит в этот круг.

Это не только близкие родственники, но и опекуны, попечители, а также «лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим данное правонарушение, или люди, ведущие с ним общее хозяйство».

Госдума узаконит мальчиков для битья

Одновременно была декриминализирована часть 1 статьи 116: если побои или насильственные действия принесли физическую боль, но не повлекли вреда здоровью и при этом не были совершены в отношении близких лиц из хулиганских побуждений или по мотивам ненависти или вражды, то правонарушителю грозит административная ответственность. Если же ранее человек уже привлекался к административной ответственности, то за повторный проступок полагается уже уголовная ответственность.

Поправки прошлого года вызвали массу нареканий со стороны общественности, выступающей против ювенальной юстиции. По их версии, которая была предложена на «нулевых чтениях» проекта в Общественной палате РФ, в тюрьму могли посадить родителя, который для блага ребенка схватил его за руку, когда малыш пытался перебежать улицу на красный свет, и оставил на ней синяк.

Поправки в УК быстро получили название «закон о шлепках», хотя стоит отметить, что от «воспитательных» шлепков не появляются синяки или ссадины, которые, собственно, могут быть позже квалифицированы как побои.

«Если вы шлепнули своего расшалившегося малыша, вам грозит до двух лет лишения свободы. А если ваш сосед побил вашего ребенка — все закончится административным наказанием, — заявила замглавы комитета Совфеда по законодательству Елена Мизулина во время выступления в Госдуме. — В этом смысле «закон о шлепках» сам по себе — акт ненависти по отношению к семьям с детьми».

Сенатор добавила, что нынешняя версия статьи УК создает ситуацию «вопиющей несправедливости в оценке общественной опасности таких деяний и наказаний за них».

Мизулина добавила, что принятие июльского закона укрепило родительскую общественность России в убеждении, что в нашей стране наступила «ювенальная эпоха», открывшая дорогу необоснованному вторжению в семейные дела, когда ссадина, синяк у ребенка могут стать основанием прийти в семью с проверкой и даже возбудить уголовное дело в отношении родителей.

О дискриминационном характере существующего законодательства говорила и депутат Госдумы Ольга Баталина, одна из авторов рассматривавшегося проекта.

По ее мнению, необходимо устранить правовую коллизию, когда за одно и то же правонарушение лицам устанавливают различные наказания только в зависимости от того, являются ли они близкими людьми или нет.

Бьет — значит штраф

Баталина подчеркнула, что административное наказание, которое предлагается ввести для побоев в отношении близких лиц, вовсе не значит, что к ответственности правонарушители привлекаться не будут: «Когда вы говорите, что мы принимаем решение о том, чтобы снять ответственность за побои, мы должны понимать, что 30 тыс. рублей штрафа, 15 суток административного ареста, 120 часов обязательных работ — это серьезная административная ответственность. И с точки зрения влияния этой ответственности на конкретного обвиняемого это еще вопрос, какое наказание будет более действенным».

Впрочем, эксперты настаивают на том, что ввод административной ответственности во всех смыслах развяжет руки семейным дебоширам.

«Уголовная ответственность сдерживает насилие психологически. Если правонарушитель будет осужден за побои в отношении близких, то это может стать, например, причиной отказа в трудоустройстве или сыграет роль при решении вопроса о том, с кем останется ребенок после развода», — пояснила «Газете.Ru» адвокат коллегии «Карабанов и партнеры» Алена Адлер.

Адвокат Сталина Гуревич назвала позицию парламентариев «совершенно несправедливой».

«Если статью декриминализировать, то потенциальные насильники перестанут бояться чего бы то ни было вообще.

С домашнего насилия, если не все забыли, начиналось убийство девушки в Тверской области, которая звонила в полицию, ей сказали: «Убьют — приходите», — рассказала Гуревич «Газете.Ru».

— Административная ответственность сдерживающим фактором не будет. У нас она предусмотрена за вождение в состоянии опьянения и превышение скорости, но что-то она мало кого останавливает».

Отметим, что, по данным правозащитников, ссылающихся на официальную статистику, только за 2015 год от насильственных преступлений в семье пострадали почти 50,8 тыс. человек, из них 36,5 тыс. женщин и 11,8 тыс. несовершеннолетних.

За тот же год мужчины составили 5% от общего числа пострадавших от насильственных преступлений в семье.

Статья написана по материалам сайтов: www.interfax.ru, tass.ru, www.gazeta.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector